Rambler's Top100
Лениградская Правда
17 ДЕКАБРЯ 2017, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Радикальная смена лиц
1.12.2003
Новый руководитель ТРК "Петербург" Марина Фокина обещает, что с 1 марта зрители не узнают канала. Впрочем, в возможность качественного обновления верят далеко не все.

Скептики уверяют, что, расставшись со старыми кадрами (по слухам, через некоторое время перестанут выходить программы "Наобум" Ники Стрижак, "Международное обозрение" Иннокентия Иванова, "Спутницы великих" Екатерины Павловой и некоторые другие), новые начальники Пятого канала не смогут набрать новых - не хватит ни людей, ни денег.

Однако продюсер Александр Жуков, который занимается реформированием информационно-аналитического вещания ТРК "Петербург", считает, что сделать из "смольнинского канала" хорошее телевидение возможно.

- Как вы, достаточно свободный и обеспеченный человек, решились прийти на столь проблемный канал?

- Я амбициозный человек, и я признателен Марине Фокиной за предложение возглавить информационно-аналитическое вещание. Ни секунды не сомневаюсь в том, что под ее руководством мы построим телекомпанию, которая выйдет в федеральный эфир. Парадоксально, но за последние 12 лет Петербург не только не создал ни одного федерального СМИ-проекта, он загубил даже то, что было до 96-го года. И наша беда в том, что мы начали проецировать на себя эту нашу "местечковость". Мы стали говорить о тех проблемах, которые волнуют только нас, хотя я считаю, что Питеру есть что сказать другим.

- И когда же произойдет прорыв? И откуда вы возьмете кадры - в Москве?

- Выход на федеральный уровень произойдет не сразу, и первое время мы останемся городским ТВ - но другого качества. Уже в марте произойдет радикальная смена лица, полное обновление канала. Не секрет, что мы сейчас аккумулируем лучшие творческие силы города. Нас поддержала Александра Матвеева, один из лучших питерских продюсеров, арт-директором назначен Михаил Баркан - один из самых талантливых телевизионных режиссеров России. Так что компания подбирается замечательная. Мы привлекаем к сотрудничеству не только "телевизионных" людей, но и журналистов из других СМИ. Главное, чтобы это были настоящие творцы.

- Где гарантия, что новая ТРК не станет еще одной вариацией на тему "губернаторского" телевидения?

- Быть чьим-то рупором - удел непрофессионалов. Если политика губернатора будет направлена на улучшение жизни горожан - мы об этом скажем. Если нет - скажем и об этом. Мне кажется, что самым важным социальным проектом новой городской власти может стать социальный проект под названием "средний класс". Безусловно, появление среднего класса ознаменует некий качественный скачок в развитии нашего общества. Если это так, то нам всем вместе нужно поддержать малый и семейный бизнес. Появление среднего класса - это наш путь в Европу.

- Вы начинали работать на Ленинградском телевидении, потом оказались в КГБ - как произошло это странное перемещение?

- На Ленинградское телевидение я пришел в 83-м году - из Москвы. Ситуация по тем временам просто немыслимая: тут был свой факультет журналистики, да и вообще, ленинградские СМИ крайне неохотно брали на работу людей с московскими дипломами. Но среди моих аргументов числились двое детей и жена-ленинградка. Работал у Геннадия Орлова в спортивной редакции, вместе с известными комментаторами - Гусевым, Серебренниковым, Клецко... И там собралась группа молодых журналистов, которые хотели делать новое спортивное телевидение: Кирилл Набутов, я, Валера Димаков... А в 86-м году мне предложили поступить в высшую школу КГБ - и я согласился. Так жизнь повернулась. До той поры с этой системой я никогда не сталкивался, и в моем воображении с ней ассоциировался прежде всего Штирлиц и люди ему подобные. Думаю, что 9 из 10 курсантов Высшей школы КГБ имели в головах те же стереотипы.

- Неужели ощущали себя призывником перестройки?

- После окончания Высшей школы, когда начал работу - безусловно. Мы организовали первую в Советском Союзе службу по связям со СМИ и общественностью. Конечно, называлось все это иначе, никто не знал, как и о чем говорить, но это было стопроцентным веянием перестройки, прообразом нынешних пресс-служб, работающих в силовых ведомствах. И первые сюжеты о КГБ, о его архивах, которые появились в "Пятом колесе", были сделаны с нашей подачи.

- То есть вы были журналистом в погонах?

- Скорее, использующим возможности погон. В 89-м году я придумал новый формат под названием "Из компетентных источников". Он появился в эфире Ленинградского телевидения. Это был прообраз всех нынешних "По сводкам МВД", "Дежурная часть" и т.д. В известном смысле эти форматы калькируют изобретение 89-го года.

- А потом вроде как ушли из КГБ, впрочем, говорят, из этого ведомства не уходят...

- Из КГБ я ушел в начале 91-го. Некие странные движения вокруг программы я почувствовал еще в конце 90-го, но, конечно, тогда ничего подобного августовским событиям никто предвидеть не мог. В своем конкретном случае я стал ощущать некое давление на программу, появились странные разговоры, которых не было раньше. Мне начали настойчиво предлагать вступить в партию. Тогда много сотрудников уволилось, особенно после августа. В то время самыми большими диссидентами были молодые ребята, пришедшие в органы в начале-середине 80-х. Возможно, поэтому сегодня многие из моих сокурсников по Высшей школе - более чем удачливые предприниматели. Многие из них нашли свое место в политике, причем не только на центристском, но и на правом фланге.

- То есть вы оказались безработным в чине...

- Капитана. Но никаким безработным я себя не ощущал - у меня была профессия. Вместе с Кириллом Набутовым, который в то время тоже был не при телевизионных делах, мы решили сделать нечто новое. И придумали новый формат, который стал впоследствии "Адамовым яблоком".

- А потом поссорились с Набутовым?

- Программа набрала обороты, и стало ясно, что это - программа Кирилла, он в ней хозяин, визуальный, прежде всего. Мы разошлись по-доброму, я организовал МТА (Международное телевизионное агентство) "Новые коммуникации" - и стал работать для иностранных компаний.

- Потому что был спрос на наши "горячие точки"?

- Да, спрос на информацию из так называемых "горячих точек" был огромен. Оттуда, куда не могли попасть западные корреспонденты. Я с удовольствием мотался по этим местам. Был, по сути, стрингером. Ну и собрал вокруг себя в конце концов группу таких же отвязных молодых журналистов и операторов из Питера и Москвы, которая объездила все - от Нагорного Карабаха и Абхазии до Афганистана и Ирака. Мы работали на западные агентства и каналы - на Reuters, WTN, BBC, ARD, RTL, CNN и т.д. Всех и не перечислить, думаю, что работал практически со всеми европейскими каналами.

- Как корреспондент?

- Главным образом как полевой продюсер. Это такой человек, который добывает информацию в поле, шахтер своего рода в информационной журналистике.

- Наверное, заработали хорошие деньги?

- Да, это были неплохие деньги, благодаря которым появилась возможность обращаться и к мирным проектам. В перерывах между поездками в "горячие точки" возник "Городок". Первый сценарий с Юрой Стояновым писали вместе на раздолбанной печатной машинке, и с огромным трудом - благодаря каким-то очень странным связям - удалось "засунуть" его на Российское ТВ. Для федеральных каналов фамилии Стоянова и Олейникова тогда ничего не значили. Это были просто ребята из Петербурга.

- Что же вы оставили "Городок"? Заскучали?

- Не я заскучал, а ситуация в стране стала обостряться. 93-й год, потом 94-й, начало чеченский войны - труба позвала в дорогу. Опять начались бесконечные командировки, и пришлось расстаться с ребятами из "Городка", я вернулся к фронтовой журналистике.

- Работа на войне имеет специфику?

- На войне нужна способность быть адекватным. Нужно все понимать и, что называется, нюхать воздух. Потому что иногда только по неуловимым нюансам можешь определить, куда не стоит лезть. Кроме того, войну надо еще уметь снять! Это сложная профессия, временами циничная, временами грязная, а порой и физиологически невыносимая. Но в ней есть тот драйв, который нигде больше не почувствуешь.

- Видимо, работать в "горячих точках" помогали связи с КГБ?

- Да нет, это вещи никак не взаимосвязанные. Скорее, мне помогали занятия спортом, потому что в некоторых ситуациях надо быть просто физически выносливым человеком. Думаю, это помогало и моим коллегам - Игорю Максименко, Евгению Гусеву, Владу Пономаренко и другим. Они составили костяк ныне существующей команды агентства "Новые коммуникации". А вообще через школу агентства прошло около 40 - 50 журналистов, которые впоследствии становились специальными корреспондентами НТВ, ОРТ и других каналов, возглавляли корпункты - например Юра Зинчук, Миша Великосельский и многие другие.

- Последнее время вы сотрудничали с ТВС?

- Однажды мне позвонили Григорий Кричевский и Евгений Киселев и сказали, что затевается ТВС и нужно срочно, в течение месяца, развернуться на Северном Кавказе, а возможно, и в Афганистане. Я ответил, что нет вопросов.

- Что значит - развернуться?

- В какой-то момент я осознал, что нам по силам поставить корпункт в любой "горячей точке". И этот опыт воплотился в продукт под названием "разворачивание мобильных корпунктов в условиях с неблагоприятным фоном для проведения журналистской деятельности". Это и стихийные бедствия, и катастрофы, и наводнения, и войны, и социальные конфликты, и районы социальной напряженности - везде, где журналистам порой невыносимо работать. И сейчас мы можем развернуть мобильный пункт в самых, казалось бы, неподходящих для того условиях. В Афганистане, во время последней войны, к примеру, в горах разворачивали, в каком-то хлеву, где коровы жили.

- И что включает в себя эта технология?

- Да все! Здесь и логистика, и использование транспортных средств (вплоть до лошадей и ослов), и системы коммуникаций, связи, энергообеспечения. Это большой комплекс, потому что важно не просто дойти куда-то и вернуться живым и невредимым - нужно выдать в эфир картинку, желательно еще и со звуком. Так что, думаю, ТВС не ошиблась в выборе своего контрагента. Наши ребята закрывали иной раз до 20 - 25 минут эфирного времени в день - два наших корпункта в Дагестане и Чечне. В общей сложности мы сделали столько материалов, сколько другие корпункты вместе взятые. И еще важно, что мы оказались теми людьми, которые остались преданы эфиру до самого крайнего часа. Несмотря на все передряги, тотальную невыплату денег. Это настоящие журналисты, которые стоят до конца. И сегодня мы этот ресурс будем использовать для реанимации Пятого канала
.
Город, 1.12.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru