Rambler's Top100
Лениградская Правда
23 ОКТЯБРЯ 2017, ПОНЕДЕЛЬНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Путин и якудза: совместный бизнес
6.05.2016

Один из незаслуженно забытых эпизодов карьеры Путина в Петербурге в 90-е — это создание так называемых «муниципальных казино» в городе, официальной целью которых была забота о малоимущих гражданах. Казино создали, но позаботиться о гражданах не смогли: казино не платили налоги, работая через «черную кассу». Путин вспоминает об этом проекте как об ошибке неопытных людей, впервые столкнувшихся с рынком. Непосредственным получателем упомянутого «черного нала» был японец из семьи якудза Киничи Камиясу.

Официально его имя фигурирует лишь в уголовном деле о преступной группировке Малышева-Петрова, где он выступает как иностранный партнер написавший письмо в защиту Геннадия Петрова. Напомним, то уголовное дело развалили сразу после того, как по нему был арестован близкий друг Путина, шоумен Владимир Киселев (тот самый, на чьем мероприятии Путин пел Blueberry Hill). Петров вышел тогда сухим из воды. Кстати, дело это курировал тогда Николай Аулов, ныне замдиректора ФСКН и фигурант испанского расследования о мафии, где он значится, как человек, подконтрольный Петрову.

Именно Камиясу в начале 90-х помогал организовывать сеть «муниципальных» казино, находившихся под контролем тамбовско-малышевской преступной группировкой. Правда, много заработать на этом якудза не смог — тамбовские в какой-то момент просто перестали с ним делиться. После этого он успел вернуться в Швецию, побывать в шведской тюрьме, освободиться и в меру сил продолжить игорный бизнес в интернете.  

Корреспондент The Insider встретился с ним в Стокгольме. Разговор начали с документа из так называемого «малышевского дела» 1992-1995 года:

— Узнаете ли вы этот документ?

— Да, это бланк моей компании. Я создал совместное предприятие с Геннадием Петровым. А это действительно моя подпись. Однажды они сказали, что им нужен бланк, чтобы показать где-то в администрации, не мог бы я на нем расписаться. Я сказал, конечно, нет проблем. Может, вам нужен еще один? Могу подписать еще.

— Как вы вообще познакомились с Петровым?

— Я познакомился с одним русским, который искал работу в Стокгольме и пришел в один из моих клубов. Я взял его, чтобы обучить своему бизнесу, который был у меня в то время — видеоиграм. Он приступил к работе — убирать, следить за оборудованием, игровыми автоматами. Он сказал, что ждал разрешения на работу в Швеции. Однажды он сказал: «если хочешь заниматься бизнесом, лучше делать то в Санкт-Петербурге. Его отец был очень влиятельным человеком, известным спортсменом-дзюдоистом.

— Вы имеете в виду Манвела Давыдова?

— Да, его отца звали Темо Давыдов, сына — Манвел Давыдов. Итак, я встретился с его отцом. Я приехал в Петербург один, совершенно один. И он представил мне Геннадия. А потом я встретился с друзьями Гены — Сергеем Кузьминым и Александром Малышевым.

— Какой это был год?

— Впервые я приехал в Петербург, если не ошибаюсь, в январе 1990-го года. Встретиться с отцом Манвела Давыдова и Геной. А в январе или феврале 1991, не помню точно, я встретился с друзьями Гены.

— Оно было зарегистрировано на Каменном острове.

— Да, мы встречались обычно в отеле на Каменном строве. Название я забыл. Это было красивое старинное здание, я думаю, ему было лет 150. Ну, это был офис Гены или гостиница, как мы его называли. Там я останавливался и встречался с Геной и с другими бизнесменами.

Во время обыска по малышевскому уголовному делу в этой «гостинице» на Березовой аллее, 7 было обнаружено оружие и большой объем наличности в полиэтиленовых пакетах, по версии следствия именно там располагался офис СП «Петродин», учрежденного «членом банды Петровым» Петров и сегодня прописан на Каменном острове, и тоже на Березовой аллее, только на второй, а не на первой, в доме 19. Сбежав от испанского правосудия, он имеет квартиру в одном доме с несколькими членами кооператива «Озеро» в том числе Николаем Шамаловым, чей сын теперь женат на дочери Путина. Кстати и спортклуб Явара-Нева, куда Путин ходил заниматься дзюдо с Ротенбергами и Тимченко, тоже на этом острове неподалеку.

— Какие у вас были первые впечатления?

— Ну, конечно, у меня был большой шок. Потому что людям было нечего есть — я видел очереди людей на улицах каждое утро, которым распределяли какую-то еду с фургонов. И как в такой обстановке заниматься бизнесом, игорным бизнесом? Но потом я посетил гостиницы, где уже работали казино, и я понял, что и в эту страну приходит этот вид бизнеса. Я понял — успех обеспечен. Я объяснил Гене, что нужно создать серьезное шведско-российское совместное предприятие. Моей инвестицией будет оборудование и мои знания, как организовать бизнес, как им управлять. В общем, мы оба нуждались в друг друге как бизнес-партнерах. Моя компания называлась «Dyna Computer Service AB» (AB — акционерное общество). Гена придумал название «Петродин» — его фамилия плюс «дин». Звучало хорошо и я согласился. Так мы создали СП «Петродин».

— Ну, в 1992 году была первая выставка игровых автоматов в Санкт-Петербурге. Само собой, у меня были большие планы. Я выставил свою программу и игровые автоматы, надеясь начать поставлять их на российский рынок. В общем, мне было очень важно поучаствовать в выставке. Ну а потом, после выставки, всех участников собрал Путин и говорил о…. в общем, он сказал: «Добро пожаловать в Россию делать бизнес. России сегодня нужны иностранные инвесторы, как вы». Короче говоря, произнес очень доброжелательную речь о международном бизнесе.

— В одном из интервью Путин говорит, что доходы от казино помогут накормить голодных.

— Ну да, позже я слышал об этом. В то время я не знал, что он контролировал даже лицензии для казино. Я знал, что он был секретарем мэра и все. Но вот эту его речь, обращенную к нам, запомнил хорошо.

— Не могли бы рассказать подробности «лицензий от Путина»?

— У Гены и Сергея уже был подписан договор и они начали работать. И я не не видел самого документа. Я только слышал, что мы получили лицензию. Лицензию на казино от Путина, господина Путина.

— Через некоторые время ваши бизнес-партнеры были арестованы.

— Да. Я был шокирован. Что теперь будет? Моего партнера забрали, конечно, это был шок. И это совпало с тем, что штат КГБ был резко сокращен, и очень многие офицеры КГБ стали работать представителями частных охранных предприятий. С одним из них я познакомился. Раньше он работал в резидентуре на Ближнем Востоке и очень хорошо говорил по-арабски. Он сам вышел на меня и сказал, что должен представить меня другим важным людям — короче говоря, Владимиру Кумарину. Он сказал «если ты согласен на совместный бизнес, я тебя с ним познакомлю». Он посоветовал, например, сделать казино на корабле. Я хотел дождаться, когда Гена выйдет из тюрьмы, но они давили на меня: «мы должны делать бизнес в месте». И мы уже были почти на стадии заключения контракта. Но я был в замешательстве. Гены и Сергея нет, как я могу что-то решать. Но когда я в очередной раз приехал в нашу гостиницу, там были совершенно другие люди. Здание было под контролем людей из КГБ, и их было там очень много. Я испугался и решил, что не буду там оставаться.

 Затем была вторая выставка игровых автоматов. Я, конечно, пригласил Гену и Сергея на мой стенд. А затем, спустя год, они просто исчезли. У них было много других бизнесов. Сергей создал компанию по торговле мебелью из Италии и у него было много других бизнес-интересов. Вообще, их бизнес вырос быстро, очень быстро.

Позже я услышал, что они уехали в Испанию. Сергей — на Майорку. Я хотел навестить их там, но… Скажем так, у меня не было времени.

— Вы не разочарованы?

— Конечно, разочарован, но что я мог сделать? У меня не было никакой власти, я просто поставил им 500 машин. У меня не было выбора, и я сделал, как они просили, без всяких гарантий.

— Вы вообще не получили денег?

— Выплаты иногда были. Когда Гены не было, пару раз мне выплачивали выручку, другой человек дал мне деньги наличными.

— Возвращаясь к «офису на Каменном острове», где вы жили. Вы там видели Владимира Киселева? Тогда еще был фестиваль «Белые ночи», который он организовывал под патронатом мэрии?

— Я не помню, но я слышал, что «Петродин» спонсировал фестиваль «Белые ночи».

— Вы почти не упоминаете Александра Малышева. На фотографиях его тоже мало…

 — Он не всегда присутствовал в офисе, на встречах. Только иногда. Насколько я понимаю, он отвечал за силовую часть, а Гена и Сергей были главными.

— Странно, что в уголовном деле, по которому их арестовали, все представлено наоборот и якобы главой группировки был Малышев, а Петров вообще был полностью оправдан.

— Я не знаю, почему. Может, им это было зачем-то нужно?

— А как вы сейчас относитесь к Путину?

— Он очень умный человек, всегда отвечает без бумажки. Но то, что происходит на Украине — это очень печально…


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru