Rambler's Top100
Лениградская Правда
17 ДЕКАБРЯ 2017, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Наномахинации Чубайса
24.05.2013
Госкорпорация по нанотехнологиям появилась в 2007 году по предложению Владимира Путина — тогда она называлась «Роснанотех», а в 2010 году была переименована в «Роснано». Компания должна заниматься развитием инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий и реализовывать проекты в наноиндустрии. На это у нее есть немалые ресурсы: общий объем финансирования «Роснано» в 2007-2012 годах составил 259,6 млрд рублей (из них 111,8 млрд — средства федерального бюджета).

В распоряжении Forbes оказался отчет о проверке госкомпании «Роснано», который Счетная палата (СП) отправила в Госдуму, правительство, Генпрокуратуру, Следственный комитет и другие ведомства. Документ состоит из 81 страницы, где подробным образом анализируются ошибки, допущенные в управлении госкорпорацией с момента ее основания.

Расходами «Роснано» заинтересовались депутаты Госдумы от фракции КПРФ во главе с ее лидером и давним политическим противником Анатолия Чубайса Геннадием Зюгановым. В декабре прошлого года они направили председателю Счетной палаты Сергею Степашину коллективный запрос, в котором потребовали проверить законность расходования «Роснано» бюджетных средств, выделенных компании с 2007 по 2012 год («давняя любовь не ржавеет», позже заметил сам Чубайс). «Большая проверка, объем средств колоссальнейший, объем работ колоссальнейший, объем нарушений значительный, мягко говоря», — проанонсировал через СМИ в начале апреля этого года результаты работы аудитор Сергей Агапцов, однако сам документ так и остался непубличным. Чубайс пригласил аудиторов к диалогу не «через телевизор», выразив готовность ответить на претензии.

По мнению Счетной палаты, нарушения «Роснано» начались с формирования уставного капитала. «Роснанотех» (так госкомпания называлась изначально) с применением недостоверных данных и без соответствующего решения учредителя самостоятельно определил размер уставного капитала в 6,5 млрд рублей, что оказалось значительно ниже стоимости его чистых активов (77,3 млрд рублей), делают вывод авторы. «Минимальный уставной капитал предоставляет возможность органам управления «Роснано» не принимать решений о снижении чистых активов или о ликвидации общества», — говорится в отчете. Аудиторы обращают внимание, что по непонятной причине размер уставного капитала был уменьшен на взнос госкорпорации в Фонд инфраструктурных и образовательных программ — 29,1 млрд рублей, хотя на самом деле в него поступило всего 11 млрд рублей.

Более 47 млрд рублей (35,3%) от всего финансирования было отправлено за рубеж с целью трансфера технологий. Но во время проверки никаких документов, подтверждающих эффективность этих вложений, Счетная палата не обнаружила. Зато «ведущим научным организациям» России в финансировании совместных проектов было отказано, утверждают аудиторы.

Иногда «Роснано» участвовало в проектах, которые либо не относятся к наноиндустрии, либо имели отрицательные заключения экспертов, пишут специалисты СП. Например, проект по организации посреднической торговли химическими реактивами не соотносится с целям и задачами «Роснано». А проект со звучным названием «Нанофабрикация асферических оптических элементов», на который ушло более €4,3 млн в 2008 году, оказался построен на технологиях 1970-1980 годов. Потраченные на ретро деньги в итоге вернулись корпорации — после того как пролежали около года на счете компании-нерезидента.

Три крупнейших провала «Роснано» — проекты «Нитол», Plastic Logic, «Лиотех». На них пришлось почти 80% суммы из 18,4 млрд рублей списанных инвестиций «Роснано» в неудачные проекты — они во многом обеспечили корпорации 24,3 млрд рублей убытка в 2012 году. Виноваты плохие расчеты сотрудников корпорации», их ошибки и злоупотребления, сделали вывод в Счетной палате. Часть неудачных проектов аудиторы анализируют подробно.

Книга для Путина за 3,3 миллиарда

В августе 2011 года глава «Роснано» Чубайс презентовал тогда премьеру Владимиру Путину наш ответ Apple — пластиковую электронную книгу Plastic Logic 100, созданную под крылом «Роснано». Пока тогдашний премьер вертел в руках «мягкий» ридер, которым школьники могут «даже подраться» без опаски, Чубайс пообещал в экспериментальном порядке заменить сотней таких компьютеров весь комплект учебников в нескольких российских школах, а к концу 2013 года запустить в Зеленограде производство 2,1 млн пластиковых электронных дисплеев нового поколения в год.

Нанотехнология принадлежала европейской компании Plastic Logic, в капитал которой на условиях трансфера ноу-хау в Россию вошла госкорпорация. «Роснано» внесла $230 млн, получив 43,9% акций. Еще $50 млн инвестировал венчурный фонд Oak Investment Partners. Но заявленный «один из крупнейших мировых центров производства пластиковой электроники» в Зеленограде так и не появился.

«От планов создания предприятия в России не отказываемся», — заверял управляющий директор «Роснано» Георгий Колпачев в мае прошлого года в интервью на сайте корпорации. «Однако здание под него строить не будем — расширим научное сотрудничество на имеющейся базе», — уточнял он. По информации СП, от строительства отказались из-за «отсутствия экономической целесообразности», поэтому оно не планируется и в будущем. Интеллектуальной собственностью европейцы тоже не поделились, лицензионные соглашения на трансферт технологий с ними не заключались.

По факту на конец 2012 года ЗАО «Пластик Лоджик» получила 385,2 млн рублей убытка, хотя никакой производственной деятельностью не занималась, следует из документов СП. Зато активно получало и выдавало займы: за 2010–2011 годы из средств «Роснано» и кредитов, по которым корпорация выступала поручителем, ЗАО «Пластик Лоджик» получила 7,3 млрд рублей, направленных, в свою очередь, на обратную выдачу займов в пользу аффилированных с ней компаний. Такие внутригрупповые займы привели к накопленным перед «Пластик Лоджик» долгам, и 46% от балансовой стоимости «Пластик Лоджик Холдинг» — 3,3 млрд рублей — «Роснано» заложила в резерв под обесценение как неудачные инвестиции, сделали вывод в СП.

Помощь потенциальному противнику

Новосибирский проект «Лиотех», заявленный как «крупнейший в мире завод по производству литий-ионных аккумуляторов высокой емкости компании» – СП «Роснано» и китайского производителя аккумуляторных батарей Thunder Sky стоимостью более 13,5 млрд рублей — на деле может представлять собой «угрозу национальной безопасности» страны, обнаружили в СП. Продукция завода оказалась нужна только Минобороны России, то есть по факту могло получиться, что стратегическими поставками оборудования занимается китайская компания, связанная с разработкой и производством аналогичной продукции для Вооруженных сил Китая и США, пишет в своем отчете СП.

Мало того — «крупнейший в мире завод» по итогам 2012 года получил убыток свыше 2 млрд рублей, и его главный акционер «Роснано» тоже оказался в минусе.

В сентябре 2012 года Thunder Sky Group решила выйти из проекта. Тогда компания владела в нем примерно 40% акций, обеспеченных в основном за счет неденежного вклада: при создании СП Thunder Sky заключила договор патентного сублицензирования. В процессе сложных схем по переуступке этих прав «дочке» Thunder Sky ООО «ТС-Рус» и дальнейшей покупки доли ООО «Лиотех» было допущено несколько нарушений, которые привели к ущербу уже для «Роснано», сделали вывод аудиторы. Корпорация потеряла на этом свыше 513 млн рублей — это повод усмотреть в действиях ее руководства «признаки мошенничества», пишут эксперты СП. Еще 3,5 млрд рублей «Роснано» пришлось заплатить за «Лиотех» Сбербанку, которому убыточная компания задолжала по кредиту. В итоге на неудачные инвестиции в «Лиотех» Роснано зарезервировала 1,4 млрд рублей.

Сели батареи

«Ну надо ли было в кремний вкладываться? Особенно в нашей стране, богатой углеводородами, где еще время не поменяли: встаешь — темно, ложишься — темно. Когда эти батареи работают?» — рассуждал о производстве кремниевых батарей президент России Владимир Путин во время последней «прямой линии» с народом. Сфера высоких технологий сложна и не ошибиться в ней трудно, что и произошло с «Роснано», которая «горит» на инвестициях в кремниевые батареи, сказал он.

В эти батареи корпорация с 2009 по 2012 год вложила 13,9 млрд рублей, хотя в «Роснано» были в курсе, что мировые цены на поликремний падают из-за роста производства в Китае, утверждается в документе СП. В 2008-2012 годах падение составило с $300-400 до $16 за килограмм, а себестоимость производства в 10 раз превышает рыночную стоимость продукта. В итоге комплекс по производству поликремния, который «Роснано» хотела создать на базе группы «Нитол» в Иркутской области мощностью до 5000 тонн в год, так и остался на бумаге. Объем производства до сих пор не превышает 300 тонн, а планы по созданию дополнительных рабочих мест для 365 человек не реализованы.

Менеджмент «Роснано» неэффективен и допускает сделки с заинтересованностью, реализуемые проекты экономически несостоятельны, а часть из них вообще не имеют отношения к нанотехнологиям. Такой вывод содержится в отчете Счетной палаты

Проект вообще развивался долго и мучительно, сроки запуска завода несколько раз переносились, а органами управления «Роснано» были «кардинально» изменены параметры финансового участия в «Нитоле», пишут аудиторы. В частности, в 2011 году корпорация решила назначить новую проектную организацию для «Нитола». Ей стала компания Sherigo Resources Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских островах. На ее покупку потребовалось еще 16 млрд рублей — из них 9,4 млрд потратила «Роснано», а 6,6 млрд рублей — соинвестор проекта «Сбербанк капитал» (в итоге «Роснано» в компании получила 58,75 %; «Сбербанк Капитал» — 41,25 %). Новоявленный подрядчик потратил почти все полученные деньги на еще одно приобретение — за 15,8 млрд рублей Sherigo Resources купила дополнительные акции кипрской Insqu Production Limited. Эта компания является держателем материнского капитала «Группы Нитол», отмечается в отчете СП. При этом на момент покупки ее рыночная стоимость составляла «условно 1 рубль (ввиду отрицательной величины собственного капитала компании)», пишут аудиторы.

Деньги на кипрских счетах тоже не задержались и впоследствии были направлены в имущество «Группы Нитол» в виде денежного вклада, а далее — в ООО «Усолье-Сибирский силикон», которая входит в «Группу Нитол». В свою очередь, «Усолье-сибирский силикон» направил деньги дальше, в большей степени — на погашение займов на сумму 11 млрд рублей, полученных ею от «Роснано» и «Сбербанка», а также на выдачу очередных займов аффилированным с ней компаниям. Например, деньги достались и «Группе Нитол» — 185,2 млн рублей, которые фактически пошли на выплату зарплаты (например, аванса генеральному директору одной из фирм группы В. А. Ростокину в сумме 11,3 млн рублей), оплату командировочных расходов, выплату страховых взносов и пеней, платежей в Пенсионный фонд.

В целом «Роснано» потратила на проект 13,9 млрд рублей, из которых 4,5 млрд заняла и вернула с процентами. При этом все 9,4 млрд рублей балансовой стоимости проектной компании Sherigo Resources корпорация заложила в резерв под обесценение, пишут аудиторы. Финансовая политика проектной «дочки» «Роснано» и подконтрольных ей компаний, а также манера выдачи и получения внутригрупповых займов, заключения договоров с аффилированными офорами содержит в себе признаки отмывания и легализации средств, предупреждают в СП.

Мегаденьги для нанофондов

В 2009 году руководство «Роснанотеха» решило учредить международный фонд нанотехнологий «Руснано-капитал». Его смысл — привлечение западных инвестиций в передовые российские разработки. Под этот проект было создано две компании: в Цюрихе — Rusnanо Capital A.G. (консультации по инвестициям в высокие технологии) и в Люксембурге — Fonds Rusnano Capital S.A. (холдинговая деятельность, инвестиции). Последней компании «Роснано» выделило $440 млн, однако только 30% средств были перечислены в международные нанофонды. Остальные не используются по целевому назначению, пишут аудиторы. Деньги либо размещаются на депозитах в иностранных банках, либо идут на покупку ценных бумаг, например «Алросы», «Эмират Айр» , «Evraz Group» и др.

За консультации «Роснано» заплатила трижды. Около $6,5 млн получил на уставные цели Rusnanо Capital A.G. Еще $1,9 млн было выплачено на те же цели ООО «Руснано Капитал», а около $1,3 млн за консультации получила сторонняя компания Axioma Wealth Management AG. «Имеются признаки нецелевого использования $3,2 млн на консультационные услуги», — указывают аудиторы.

Кроме того, в этих транзакциях есть элементы аффилированности, поскольку заключала договоры гендиректор «Руснано Капитал» Ирина Рапопорт, будучи и членом совета директоров Fonds Rusnano Capital S.A.

К деньгам, которые были перечислены на уставные цели фонда, у Счетной палаты тоже возникли претензии. Британский фонд Celtoc Pharma Holdings II LP не исполнил обязательств перед российской стороной, хотя обещал содействовать в разработке базы для нанотехнологий . В итоге «Руснано Капитал» проинвестировало $51,8 млн, а британский фонд выделил двум российским компаниям всего $670 000. Деньги, выделенные южнокорейскому Азиатскому нанотехнологическому фонду, ($0,5 млн) были инвестированы безрезультатно, поскольку фонд находится в стадии ликвидации.

Друзья Чубайса

Счетная палата припомнила Чубайсу и дружеские связи, обнаружив у «Роснано» сделки с заинтересованностью. Ведомству не понравилось сотрудничество госкорпорации с банком «Алемар», совладельцем которого является экс-соратник Чубайса по РАО ЕЭС Леонид Меламед, возглавлявший нанокорпорацию до прихода туда Чубайса. В 2008 году Роснано (в тот момент еще «Роснанотех») перечислила на счета проектных компаний, открытых в «Алемаре», 9,3 млрд рублей и €4,3 млн, а кроме того, ИФК «Алемар» оказывала «Роснанотеху» консультационные услуги, отмечает СП. Эти сделки несколько лет назад проверяла прокуратура и предмета для возбуждения уголовного дела не обнаружила, парировал сам Меламед в разговоре с Forbes.

Другой знакомый Чубайса Виктор Вексельберг в 2009 году договорился с «Роснано» о строительстве завода «Хевел» по производству солнечных моделей в Чувашии на базе технологии «тонких пленок» швейцарской Oerlikon (акционером которой является «Ренова», основной актив Вексельберга. ) Доля «Роснано» — 49%, у «Реновы» 51%, обеспеченный 3,8 млрд рублей собственных средств и обязательством внести в проект 2,7 млрд заемных денег. При этом 3,8 млрд рублей из взноса было размещено в Меткомбанке, аффилированном с Вексельбергом, следует из отчета Счетной палаты, а заемные деньги «Ренова» до сих пор не предоставила «Хевел». «Роснано» могла бы взыскать эти деньги, но не делает этого — ведомство усмотрело в таком поведении руководства госкорпорации «признаки коррупционной составляющей». Представитель «Хевел» заявил, что деньги, лежавшие на счету в Меткомбанке, были частью общего бюджета, который ежеквартально контролировался советом директоров. Сейчас они переведены в другой банк. Он заверил, что «Хевел» собирается погасить все долги перед Роснано после того, как будет запущено производство: если сейчас погасить проценты, компания «ляжет», поскольку пока не генерирует денежный поток.

Проблемы с нановыручкой

Госкомпания выдавала проектным компания многочисленные займы (34,3 млрд рублей), принимая в залог обеспечение, которое имело завышенную оценку, утверждают также аудиторы. Например, оценщики определили, что справедливая стоимость 7 интеллектуальных объектов компании ООО Нт-фарма (производство вакцин на основе наночастиц) составляет 156 млн рублей, а в «Роснано» их оценили более чем втрое дороже. Причем, по мнению аудиторов, оценка каждого объекта непрозрачна. Иногда Роснано реструктурировала задолженность, которая позволяла отсрочить банкротство финансируемых компаний и скрыть их реальные финансовые результаты. Так, ЗАО «Оптоган» (производство светосберегающего оборудования) с 2010 по сентябрь 2011 года получила убытки в 2,4 млрд рублей, а «Роснано» приняла решение о рефинансировании на 2 млрд рублей. Более того, госкомпания инвестировала в проекты, которые находятся в предбанкротном состоянии или даже под внешним управлением, возмущены аудиторы.

СП установила, что проектные компании, получившие деньги госкоропорации, перечислили более 1,2 млрд рублей организациям, имеющим признаки фирм-однодневок. Например, проект по производству нановакцин предполагалось реализовывать вместе с ведущими институтами — НИИЭМ им. Гамалеи, РАМН, Онкологическим институтом имени Герцена. Вместо этого 59% общего финансирования (135 млн рублей) было перечислено четырем недавно созданным ООО ( «Медэзрин», «Биокон», «Биотестлаб» и «Биомед Инвест»), а институтам досталось всего около 110 000 рублей.

У аудиторов накопились претензии и к «нановыручке» — это объем выручки проектных компаний от реализации продукции наноиндустрии, один из основных показателей деятельности «Роснано», пишут аудиторы. Несмотря на то что в 2012 году она составила 23,5 млрд рублей (больше планового в два раза), по их мнению, это нельзя связывать с эффективной деятельностью госкомпании. Дело в том, что «Роснано» увеличила объем финансирования предприятий, а некоторые из них уже были действующими, считают в СП. Кроме того, отчетность, которую предоставляют проектные компании, противоречива и иногда не подтверждается «Росстатом», сказано в документе.

Тратили на себя

Еще один серьезный блок претензий — это управленческие расходы. По данным СП, зарплата сотрудника «Роснано» превышает зарплату работников «московских финансовых организаций». Расходы по оплате труда на одного работника выросли с 2007 по 2012 год с 65 400 рублей до 592,5 тыс. рублей. Таким образом, расходы на оплату труда в «Роснано», исходя из фактической численности работников (их количество в отчете не указано, Чубайс в своем публичном ответе Счетной палате говорил, что в 2011 году в Роснано работало 430 человек, сейчас — 225) увеличились в 22,4 раза. При этом доходы руководства превышали зарплаты сотрудников в 3,1-5,7 раза, говорится в отчете.

Расходы «Роснано» на покупку здания (это бизнес-центр «Принципал-плаза» на проспекте 60-летия Октября, 10А) называла необоснованными экс-министр экономического развития Эльвира Набиуллина, входившая в набсовет корпорации, говорится в отчете. По данным, представленным к наблюдательному совету, стоимость 1 кв. м с учетом всех расходов составит около $10000 (СП указывает, что в эквивалентном здании стоимость квадратного метра составляет $3900 за кв. м). Расходы на обслуживание автомобилей тоже были непрозрачны и завышены по сравнению с другими органами власти: стоимость обслуживания Ауди А8L, которая находится в пользовании руководителя «Рособрнадзора», стоит 2,1 млн рублей в год, а такой же машины, принадлежащей «Роснано», — 1,6 млн в месяц, возмущены аудиторы. Траты на корпоративы составили 100 млн рублей за 5 лет, а расходы на проведение международного форума по нанотехнологиям — 444, 7 млн рублей. СП делает вывод, что уместно говорить о чрезмерных расходах компании, которые не всегда корреспондируют с целями и задачами ее деятельности.

Руководство «Роснано» допускало сделки с заинтересованностью, который имеют как прямой, так и косвенный характер. Охраной занимался ЧОП «Вымпел», договоры с которым курирует директор департамента безопасности «Роснано», притом что совладелец «Вымпел» — его брат. Бывший управляющий «Тройки диалог» Сергей Скворцов входил в комитет по инвестиционной политике «Роснано», а «Тройка» готовила концепцию по управлению временно свободными деньгами госкомпании. Договор обошелся «Роснано» в 111, 8 млн рублей, притом что из 87 страниц 45% — это были типовые формы, указывают аудиторы.

Представитель «Роснано» не смог оперативно прокомментировать претензии.

Системный вывод аудиторов: Роснано не справляется с частью своих функций, 20 декабря 2012 года Минобрнауки отправило в правительство письмо, где написано, что Роснано вносит «недостаточный вклад в развитие отечественной наноиндустрии». Начиная с 2009 года количество заявок, поданных в «Роснано», снизилось с 760 (в 2008 году) до 114 (в 2012-м). Это свидетельствует о снижении интереса со стороны компаний по совместной работе с «Роснано», считают в СП. Из всех проектов, проанализированных аудиторами (всего «Роснано» финансирует 155), эффективным назван только один — по производству полимерных пленок в Татарстане.

Меламед считает, что «Роснано» в принципе не стоит волноваться по поводу внимания к ней Счетной палаты: «Подобные проверки трат бюджетных денег происходят периодически, я уверен, что никаких серьезных нарушений нет, а то, что венчурные проекты не могут быть на 100% успешными, — известный факт».

В конце апреля во время «прямой линии» Путин сказал, что хоть у «Роснано» и есть неэффективные вложения, сделано немало полезного. «Есть и проколы, провалы, но это не уголовщина. Это абсолютно разные вещи. В данном случае вложили неэффективно, но это не воровство. Но огульно заявить, что человек преступник, что он что-то украл — это не по-честному, это неправильно, и мы так делать не будем», — сказал тогда Путин. Сам Чубайс в интервью «Вестям» говорил, что в целом считает претензии СП конструктивными, но по некоторым у госкомпании есть возражения.

В западном законодательстве есть понятие «допустимый хозяйственный риск», напоминает один из знакомых Чубайса, согласившийся обсудить нынешнюю ситуацию с Forbes. Поскольку факт проверки «Роснано» Счетной палатой уже обсуждался на «прямой линии» Путина и тот серьезных претензий к Чубайсу не высказал, то все в рамках этого риска, считает собеседник: «Владимир Владимирович уже все посмотрел и оценил, так что вряд ли проверка будет иметь для Чубайса какие-то организационные последствия, а репутационных ему уже нечего бояться».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru