Rambler's Top100
Лениградская Правда
15 ДЕКАБРЯ 2017, ПЯТНИЦА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Приговор правосудию
10.12.2008

Вынесла Федеральный судья Преображенского районного суда г.Москвы Я.Исаева, признав 21 ноября 2008 года виновными врачей-психиатров В.Куренкова и С.Щербакова в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.33 ч.2 и 128 ч.2 УК РФ.

 

Данное судебное разбирательство представляет собой вопиющее попрание всех прав обвиняемых на защиту, которая, как известно, должна строиться на принципах состязательности с обвинителем.  Сразу отметим, что вина подсудимых доказана не была, тем не менее…Увы, похоже, текст приговора рождался где угодно, но только не в зале суда. 

 

Приговор вынесен исключительно по материалам предварительного следствия, изобилующего домыслами.

 

Прежде всего, это касается обвинения, изложенного в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Куренкова В.П. и в описательной части приговора. Они идентичны друг другу, а проще говоря, суд слово в слово списал его с указанного выше постановления. Как будто и не было судебного следствия!

 

Куренков В.П. обвиняется в том, что он совершил преступление в составе преступной группы лиц, организатором которой являлся муж Савельевой М.В. – Савельев В.М., а Куренков В.П., участковый врач-психиатр ПНД № 14, на территории обслуживания которого Савельева М.В. была зарегистрирована, и Щербаков С.И., врач-психиатр Скорой психиатрической помощи, являлись соисполнителями.

 

Однако ни следствием, ни судом факт наличия преступного сговора между указанными лицами не доказан. Что касается предварительного расследования, то здесь все ясно: следователь, особо не заботясь о фактах и сведениях, содержащихся в уголовном деле, воспринимая себя, как обвинителя (!), а не как следователя, который обязан собрать доказательства по всем обстоятельствам, перечисленным в ст.73 УПК РФ, в частности в ч.1 п.п.5 и 7, которые предусматривают обязанность доказывания следователем обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяний, а также обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, возложил на Преображенский районный суд обязанность и ответственность разбираться в своих безграмотных действиях.

 

Однако вместо того, чтобы должным образом проверить и оценить объективность предъявленного Куренкову В.П. обвинения, суд на протяжении всего судебного следствия никоим образом не затрагивал вопрос о якобы преступной группе в составе Савельева В.М., Куренкова В.П. и Щербакова С.И. Этого не было и со стороны обвинения. Как можно убедиться из протокола судебного заседания вопросы к подсудимым по данному факту задавала только сторона защиты.

 

Понятно, что фактически все свидетели, допрошенные в суде, не могли по своей сути знать о наличии или отсутствии факта преступного сговора указанных выше лиц.

 

Об этом, естественно, могли знать сами Савельев В.М., Куренков В.П. и Щербаков С.И. Однако от стороны обвинения и адвокатов потерпевших в адрес Куренкова В.П. и Щербакова С.И. не последовало ни одного вопроса, касающегося предъявленного им обвинения в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору.

 

КТО И КАК ПОБЕДИЛ ОБЪЕКТИВНОСТЬ?

 

Такая позиция стороны обвинения настораживала с самого начала судебного следствия и до его окончания. Создавалось впечатление, что совершение Савельевым В.М., Куренковым В.П. и Щербаковым С.И. действий группой лиц по предварительному сговору для стороны обвинения является фактом, обстоятельством, принимаемым без доказательства, которое плавно можно перенести в приговор. Так оно в конце концов и произошло.

 

Те свидетели, которые имели какое-то отношение к исполнению заявления Савельева В.М., дали показания, исключающие факт совершения действий Савельева В.М., Куренкова В.П. и Щербакова С.И. в составе группы, и свидетельствующие о том, что каждый из них действовал автономно, независимо друг от друга.

 

Тем не менее в приговоре суда говоритсяо действиях Куренкова В.П. и Щербакова С.И. по сговору с Савельевым В.М. и привлечением их к незаконному помещению Савельевой М.В. и Калининой Т.А. в психиатрический стационар свидетельствует тот  факт, что, получив заявление Савельева В.М. о добровольном освидетельствовании Савельевой М.В., Куренков В.П., не проверив и не убедившись в достоверности изложенных в нем сведений, не предприняв меры к выяснению согласия либо отказа Савельевой М.В. в добровольном порядке пройти освидетельствование, в день поступления к нему заявления Савельева В.М., составил мотивированное заключение, незамедлительно направил его в суд, указав в заявлении, адресованном Пресненскому районному суду г.Москвы, на отсутствие согласия Савельевой М.В. добровольно пройти психиатрическое освидетельствование».

 

Судья закрыла глаза даже на то, что это утверждение суда противоречит нормам Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 года № 3185-1 (далее – Закон).

 

Куренков В.П. действовал как раз в строгом соответствии с данным Законом, соблюдая все принципы и условия осуществления своей профессиональной деятельности:

 

- получил от главного врача ПНД № 14 Загиева В.В. заявление Савельева В.М. о принудительном психиатрическом освидетельствовании своей жены Савельевой М.В., в котором Савельевым В.М. было указано, что его жена отказывается добровольно пройти психиатрическое освидетельствование, а все его попытки убедить жену обратиться к врачу безуспешны и вызывают у нее озлобление и ярость,

 

- рассмотрел данное заявление, проанализировал его и принял решение об обращении в суд за получением санкции о принудительном психиатрическом освидетельствовании Савельевой М.В.,

 

- составил и подписал мотивированное заключение в Пресненский районный суд г.Москвы,

 

- представил данное мотивированное заключение на комиссию ПНД № 14, которое было одобрено и подписано главным врачом ПНД № 14 Загиевым В.В. и участковым врачом-психиатром Бочарниковой О.А., как того требует сложившаяся практика Пресненского районного суда г.Москвы,

 

- направил мотивированное заключение и свое заявление врача-психиатра в Пресненский районный суд г.Москвы,

 

- собрал дополнительные сведения о Савельевой М.В., используя свое право, но не обязанность, на запрашивание дополнительных сведений, предусмотренное ч.4 ст.25 Закона,

 

- по получении Решения Пресненского районного суда от 16 марта 2007 года о даче санкции на принудительное психиатрическое освидетельствование Савельевой М.В., вынесенного Федеральным судьей Литвиненко Е.В., Куренков В.П. выехал по месту постоянного ее жительства в ОПК «Бор» Домодедовского района Московской области, где освидетельствовал последнюю, используя визуальный контакт с Савельевой М.В. и непродолжительную беседу с ней как то было возможно в той обстановке по причине отказа последней от общения с врачом-психиатром,

 

- выписал путевку о направлении Савельевой М.В. в психиатрическую больницу № 4 с предварительным диагнозом «шизофрения параноидная, параноидный синдром»,

 

- передал данную путевку, как того требуют нормы Закона, Савельеву В.М. для дальнейшего доставления его жены в психиатрическую больницу № 4.

 

Как показал в судебном заседании Куренков В.П., а также многочисленные свидетели – врачи-психиатры Загиев В.В., Бочарникова О.А., Штангаров Б.Л., Бурыгина Л.А. согласно ст.25 Закона решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия принимается врачом-психиатром по заявлению, содержащему сведения о наличии оснований для такого освидетельствования. При этом заявление может быть подано родственниками лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, врачом-любой медицинской специальности, должностными лицами и иными гражданами. Таким образом, Закон отводит родственникам, а следователь, в первую очередь, мужу (жене) первостепенную роль.

 

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ…

 

В чем же тогда суд нашел следы преступления у Куренкова В.П.? В том, что такое заявление написал Савельев В.М.? Или в том, что Куренков В.П. принял это заявление от своего непосредственного начальника (Загиева В.В.) и исполнил его?

 

Ст.25 Закона гласит, что «при отсутствии непосредственной опасности лица для себя или окружающих заявление о психиатрическом освидетельствовании должно быть письменным, содержать подобные сведения, обосновывающие необходимость такого освидетельствования и указание на отказ лица от обращения к врачу-психиатру». Как можно убедиться, в заявлении Савельева В.М., которое исследовалось в судебном заседании, но о котором суд в своем приговоре почему-то не сказал ни слова, все эти требования Закона заявителем были соблюдены.

 

Увы, суд в своем приговоре явно выходит за рамки своих полномочий, противопоставляя свои выводы нормам Закона, ставя себя выше институтов, обсуждающих и принимающих Законы Российской Федерации. Это касается вышеуказанного утверждения суда о том, что врач-психиатр обязан проверить и убедиться в достоверности изложенных в заявлении Савельева В.М. сведений.

 

Вместе с тем, ст.25 Закона говорит о том, что врач-психиатр вправе запросить дополнительные сведения, необходимые для принятия решения. Согласитесь, что право и обязанность - это далеко не одно и то же. Тем более, что Куренков В.П., используя это предоставленное ему Законом право, все же получил дополнительные сведения, опросив Неделькина А.В. (охранника) и Выборнова С.В. (водителя), которые длительное время работали в семье Савельевых и обслуживали непосредственно Савельеву М.В., и затребовав из школы характеристики на двух дочерей Савельевых. К тому же, как видно из решения Пресненского районного суда от 16 марта 2007 года, в суд Савельевым В.М. были предоставлены дополнительные материалы на свою жену.

 

Виной Куренкова В.П., по приговору суда, также является то обстоятельство, что он незамедлительно направил мотивированное заключение в суд, имея в виду то обстоятельство, что Куренков В.П. 15 марта получил заявление Савельева В.М. и в тот же день составил и направил мотивированное заключение в суд.

 

Однако судья Исаева снова превратно истолковывает нормы Закона, ст.25 которого гласит, что «решение о психиатрическом освидетельствовании принимается врачом-психиатром немедленно и оформляется записью в медицинской документации». А в чем здесь суд видит вину Куренкова В.П.? Или, по мнению суда, Куренкову В.П. надо было положить заявление Савельева В.М. под сукно и надолго забыть о нем?

 

То есть суд фактически призывает не ИСПОЛНЯТЬ врачами свои должностные обязанности. Суд, другими словами, считает, что врач, исполняющий свои обязанности – преступник!

 

Как указал в своем приговоре суд, «не обладая достоверной информацией и введя, таким образом, Пресненский районный суд г.Москвы в заблуждение, Куренков В.П. получил санкцию суда на недобровольное освидетельствование Савельевой М.В.».

 

Однако, как было установлено в суде, Куренков В.П. в заседании Пресненского районного суда г.Москвы участия не принимал, с судьей Литвиненко Е.В. не знаком, на суд не воздействовал. Каким образом Куренков В.П. мог ввести в заблуждение суд, до сих пор непонятно.

 

Возникает вопрос: разве не в  обязанности суда входит выяснение обстоятельств по конкретному вопросу и принятие законного решения? Суд такое решение вынес. А для Куренкова В.П., как гражданина и должностного лица, это означает его исполнение.

 

Согласно ст.13 ГПК РФ «вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом». Ответственность может быть как административная, так и уголовная.

 

В судебном заседании для установления вышеописанных обстоятельств защитой Куренкова В.П. было заявлено ходатайство о вызове в суд судьи Пресненского районного суда г.Москвы Литвиненко Е.В и его допросе. Однако судом это ходатайство не было удовлетворено. Почему? Потому что наспех скроенное дело и так трещало по швам и любое приближение к истине грозило его развалом.

 

Тем самым суд в очередной раз ушел от обязанности в полной мере и достоверно исследовать все обстоятельства по делу.

 

При этом заявляет: «имея большой опыт работы, при отсутствии признаков психического расстройства, о чем ему было достоверно известно, выставил Савельевой М.В. диагноз «шизофрения параноидная» и выписал путевку на госпитализацию и лечение в психиатрическую больницу № 4, при этом Куренков В.П. не выяснял информацию о психическом состоянии Савельевой М.В. у ее родителей, которые также присутствовали при указанных обстоятельствах, и не воспользовался помощью подъехавших сотрудников милиции».

 

На чем основывался суд, обвиняя Куренкова В.П. в том, что ему было достоверно известно об отсутствии признаков психического расстройства здоровья у Савельевой М.В. какие стимулы к этому голословному обвинению его подталкивают?

 

Из откровений М.Савельевой и ее матери через 1 час 47 минут  после судебного приговора. «…Все продается и все покупается(…) Мы им часть денег отдали накануне суда, нужно срочно найти остальную сумму… они давят, сволочи, что судья напишет в обвинении всякую х-ню…»

 

Еще раз подчеркиваем, что судом факт наличия преступного сговора между Савельевым В.М., Куренковым В.П. и Щербаковым С.И. не доказан.

 

Эксперная оценка:

 

- Савельев В.М. действовал на основании ч. 2 ст.25 Закона, которая дает право родственнику лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, подавать заявление. Именно такое заявление 15 марта 2007 года было подано Савельевым В.М. в ПНД № 14 по месту регистрации его жены Савельевой М.В.,

 

- Куренков В.П., участковый врач-психиатр, обслуживающий территорию, на которой зарегистрирована Савельева М.В., на основании ч.1 ст.25 Закона принял решение о психиатрическом освидетельствовании Савельевой М.В. без ее согласия на основании заявления ее мужа Савельева В.М., в котором содержались сведения о наличии оснований для такого освидетельствования, перечисленных в ч.4 ст.23 Закона, а именно: психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (п. «б»). На основании ч.5 ст.25 Закона Куренков В.П., установив обоснованность заявления о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия, скорее всего 15 марта 2007 года направил в суд по месту жительства (регистрации) лица свое письменное мотивированное заключение о необходимости такого освидетельствования, а также заявление об освидетельствовании и другие имеющиеся материалы. Судья решает вопрос о даче санкции в трехдневный срок с момента получения всех материалов (решение было принято 16 марта 2007 года). Далее, на основании судебного решения Куренков В.П. 2 апреля 2007 года провел психиатрическое освидетельствование Савельевой М.В. без ее согласия, после чего на основании ст.29 Закона выписал путевку о направлении Савельевой М.В. с предварительным диагнозом в психиатрическую больницу № 4,

 

- Щербаков С.И., врач-психиатр Станции скорой и неотложной психиатрической помощи, также действовал на основании Закона (ст.ст.21, 29).

 

ФИЛЬТР ДЛЯ СВИДЕТЕЛЕЙ

 

Примечателен такой факт. В то время, как судья Исаева напрочь игнорировала свиделей со стороны подсудимых, показания свидетеля некой Зуевой со стороны «потерпевших» воспринимались за истину. Между тем, было установлено в судебном заседании: она 2 апреля 2007 года в коттедже Савельевой М.В. не находилась.

 

Эта самая Зуева от начала до конца лгала.

 

В частности, она утверждала, что приехала в ОПК «Бор» на такси. Но поселок строго охраняется и туда можно попасть только по пропуску. Пронин В.В. – начальник отделения милиции по охране ОПК «Бор», засвидетельствовал, что на все автомашины выписывается пропуск, а у всех прибывающих на территорию проверяются документы. Приезд Зуевой в документах не зарегистрирован.

 

Показания, данные Зуевой Л.С. на предварительном следствии, не соответствуют ее показаниям в судебном заседании. В частности, на предварительном следствии она сказала, что не видела тех, кто находился с другой стороны входной двери коттеджа, то есть с улицы. В судебном заседании она показала, что видела Неделькина А.В. и Куренкова В.П. На предварительном следствии она показала, что во входную дверь непрерывно звонили, а в судебном заседании свои показания она усилила, добавив к действиям находившихся на улице глагол стучали, причем пояснила, что и звонили, и стучали оба, то есть и Куренков В.П., и Неделькин А.В., хотя все это время она находилась на втором этаже коттеджа, где, по ее словам, она успокаивала детей. Объяснить данные противоречия Зуева Л.С. не смогла.

 

Если проанализировать показания потерпевших Калининой Т.А.(мать Савельевой) и Савельевой М.В. на предварительном следствии, то можно увидеть следующее. Потерпевшая Калинина Т.А., первый раз допрошенная по делу 17 мая 2007 года (показания в судебном заседании оглашены), о нахождении в коттедже 2 апреля 2007 года Зуевой Л.С. ничего не говорила. Ничего не говорила Калинина Т.А. о нахождении в коттедже 2 апреля 2007 года Зуевой Л.С. и на втором допросе 28 мая 2007 года (показания в судебном заседании оглашены). Могла ли Калинина Т.А. забыть о том, что Зуева Л.С. находилась в коттедже 2 апреля 2007 года? Вряд ли, ведь Зуева Л.С. является ее подругой и наличие таких свидетелей забыть невозможно, если, конечно же, они были на самом деле. Тем более, что в показаниях Калининой Т.А. упоминается очевидец Черная Ольга, которая видела происходящее и вызывала сотрудников милиции. Странно, но почему-то следователь Волк Д.Ч. не счел нужным ее допросить на предварительном следствии, а сторона обвинения не ходатайствовала о ее допросе в судебном заседании.

 

И только в показаниях потерпевшей Савельевой М.В. 28 мая 2007 года (показания в судебном заседании оглашены), то есть в тот же день, что была допрошена второй раз Калинина Т.А., фамилия Зуевой Л.С. появляется, цитирую «ситуацию  видели моя соседка Изенекова А.В., ее водитель Тарасов С.И., а также подруга моей матери Зуева Л.С.». Однако снова странно, но следователь Волк Д.Ч. не счел нужным допросить Изенекову А.В. и Тарасова С.И. на предварительном следствии, а сторона обвинения не ходатайствовала об их допросах в судебном заседании.

 

К материалам уголовного дела приобщена жалоба Савельевой М.В. в Тверской районный суд г.Москвы на незаконные действия работников ПНД № 14, подписанная самой Савельевой М.В. и датированная 3 мая 2007 года, в тексте которой отсутствует факт нахождения Зуевой Л.С. 2 апреля 2007 года в коттедже Савельевой М.В. в ОПК «Бор». Данный документ также свидетельствует о том, что в указанном коттедже 2 апреля 2007 года из числа взрослых находились только Савельева М.В., Калинина Т.А. и Калинин В.Н. А те объяснения Савельевой М.В. в судебном заседании о несоответствии написанного якобы реальным обстоятельствам дела иначе, как оправданием своей лжи, объяснить невозможно. Даже в отношении своих детей Савельева М.В. не может определиться: в одном документе они только что вернулись из школы, а в другом – они спали и проснулись от звонков и стуков в дверь. Где правда? И вообще, нужна ли она суду?

 

Выдерживая линию стороны обвинения, суд в своем приговоре указал на то, что «показания свидетеля Зуевой Л.С. не противоречат установленным в судебном заседании обстоятельствам, имевшим место 2 апреля 2007 года и материалам уголовного дела».

 

На языке профессионалов все это называется «фильтровка свидетелей». Откровенного вранья со стороны так называемых потерпевших было много, однако суд не дал принципиальную и законную оценку всем этим «показаниям».

 

Из откровений М.Савельевой и ее матери через три дня после суда:

 

«Яна (Рудковская) орет, чтобы мы рассчитались, помощники Ленки… нам протащили невозможное решение суда… А то она нам устроит… Твари, сколько можно с нас тянуть… мало накрали… жрут и ротом и жопой. Они угрожают, что все шито белыми нитками и если не заплатим, не будем платить, следующий суд проиграем…»

 

НИЧЕГО НЕ ВИЖУ, НИЧЕГО НЕ СЛЫШУ

 

Еще беспардоннее вела себя судья Исаева с представленными в суд документами.

 

В судебном заседании было рассмотрено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела адвокатского запроса от 19 октября 2007 года в Департамент здравоохранения г.Москвы на предмет дачи комиссионного заключения о правомерности и обоснованности действий врача-психиатра Куренкова В.П. с точки зрения Закона и акта № 24 от 7 ноября 2007 года, подписанного Комиссией врачей-психиатров Департамента здравоохранения г. Москвы в составе главного врача ПНД № 5 УЗ САО, главного окружного психиатра УЗ САО, заслуженного врача РСФСР Волкова Л.З. (Председатель) и членов комиссии главного врача ПНД № 21 УЗ ЦАО, главного окружного психиатра УЗ ЦАО Бурыгиной Л.А., главного врача ПНД № 11 УЗ ЮВАО, главного окружного психиатра УЗ ЮВАО  Дьякова Н.В., главного врача ПНД № 13 УЗ ЮЗАО, главного окружного психиатра УЗ ЮЗАО Еналиева И.Р., главного врача ПНД № 2 УЗ ЗАО Штангарова Б.Л., врачей ОМО по психиатрии Досаевой Ж.Н., Камчатнова А.А., Оглоблина Л.В., Ройзенвасера А.С., юриста ОМО по психиатрии Елфимова М.И., в присутствии главного врача ПНД № 14 УЗ ЦАО Загиева В.В., которым комиссией врачей-психиатров Департамента действия Куренкова В.П. были признаны обоснованными, и который обозревался всеми участниками судебного заседания перед высказыванием своего мнения.

 

В конечном итоге судом данное ходатайство было оставлено без удовлетворения Знаете очему?

 

В протоколе судебного заседания записано следующее: «так как, не оспаривая право адвокатов, согласно ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» самостоятельно делать запросы в различные инстанции, однако в данном случае, адвокат фактически назначил проведение комиссионного исследования, осуществляя тем самым полномочия, возложенные УПК РФ на следователя. Кроме того, данный акт оформлен ненадлежащим образом».

 

Конечно, радует, что суд знает полномочия следователя, однако по тем же самым причинам и основаниям данный Акт не был приобщен к материалам уголовного дела и следователем Волком Д.Ч. в ходе предварительного следствия. То есть изначально все делалось для того, чтобы уголовное дело было направлено в суд, невзирая на доказательства невиновности Куренкова В.П. со стороны защиты и принимая сведения, но никак не доказательства только со стороны обвинения.

 

Кто, как не комиссия могла высказаться по поводу действий Куренкова В.П.?  Почему же суд не принял во внимание этот документ?

 

На этот вопрос ответил государственный обвинитель - старший помощник прокурора ВАО Маслов И.В., который в судебном заседании прямо сказал, что «если приобщить данный Акт, то уголовное дело нужно прекращать», отразив, тем самым, в своих словах выводы, сделанные этой комиссией о правомерности и обоснованности действий врача-психиатра Куренкова В.П. при исполнении заявления Савельева В.М. с точки зрения Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

 

Однако обвинительный уклон суда и игнорирование доводов защиты – эти слова старшего помощника прокурора ВАО Маслова И.В. не нашли своего отражения в протоколе судебного заседания.

 

Мало того, суд неоднократно в ходе судебного заседания не удовлетворял ходатайства защиты и подсудимого Куренкова В.П. о допуске в качестве специалиста Федина Э.Е. – главного врача ПНД № 7, имеющего медицинское и юридическое образования, мотивируя это тем, что «защиту подсудимого Куренкова В.П. осуществляют два профессиональных адвоката, в компетенции которых оснований сомневаться не имеется».

 

Однако в такой специфической теме, как психиатрия, рассматриваемой в суде, не под силу разобраться пусть исключительно юристам, а не медикам и психиатрам. Отказ суда в ходатайстве подсудимому Куренкову В.П. - ущемление его прав на защиту.

 

Из этого и последующих выводов суда непонятно, для чего вообще в УПК РФ существует такой институт, как специалисты. Для декорации псевдоправосудия?

 

И это не голословное утверждение.

 

В судебном деле есть четыре экспертизы действий подсудимых из разных структур. Три серьезные экспертизы указывают на то, что подсудимые действовали в строгом соответствии с действующим законодательством и М.Савельева имеет психическое заболевание. Одна экспертиза, представленная М.Савельевой, указывает на то, что она, Савельева, не имеет психического заболевания. Так вот суд принимает во внимание только эту экспертизу, а три, ей противоречащие и ее опровергающие, отклоняет. Почему? Потому что, если их принять к рассмотрению, дело надо закрывать.

 

Ибо эти экспертизы прямо свидетельствуют о том, что врач-психиатр Куренков В.П. действовал в строгом соответствии с нормами Закона, в том числе и при решении вопроса о направлении Савельевой М.В. в психиатрическую больницу в связи с установлением у нее предварительного диагноза психического расстройства.

 

А вот еще пример.

 

В приговоре указано, что «свидетели Рослякова О.В. – горничная (том 2, л.д. 207-211) и Ларина Е.М. – няня (т.3 л.д.89-93) в ходе предварительного следствия давали показания о том, что по просьбе Савельева В.М. написали заявление на имя директора психиатрической больницы № 4 им. Ганнушкина, изложив факты неадекватности поведения Савельевой М.В., которые они наблюдали, работая в семье Савельевых».

 

Показания Росляковой О.В. и Лариной Е.М., данные на предварительном следствии были оглашены в судебном заседании.

 

И какой же вывод делает из этих показаний суд? Тот, который нужен суду для вынесения обвинительного приговора: «оценивая показания свидетелей Росляковой, Лариной, суд не принимает их как доказательство невиновности подсудимых по следующим основаниям. Свидетели Рослякова и Ларина были приняты на работу Савельевым В.М. и от него же получали заработную плату».

 

Однако в оглашенных в судебном заседании показаниях Росляковой О.В. и Лариной Е.М. имеются совершенно иные показания. Обе показали, что все разговоры при устройстве на работу, в том числе относительно графика работы, размера оплаты они вели c Савельевой М.В., все расчеты с ними производила именно Савельева М.В.

 

Что это, если не ангажированность суда. И подобных фальсификаций, передергиваний фактов в приговоре – пруд пруди.

 

Между тем, понятно, что немотивированной ангажированности не бывает.

 

Приведу такой пример.

 

В судебном заседании были допрошены свидетели защиты Загиев В.В. – главный врач ПНД № 14, Бурыгина Л.А. - главный врач ПНД № 21, Штангаров Б.Л. - главный врач ПНД № 2, Бочарникова О.А. – участковый врач-психиатр ПНД № 14, которые помимо иных показаний в части действий врача-психиатра Куренкова В.П. по исполнению заявления Савельева В.М., дали показания относительно выводов комиссии врачей-психиатров Департамента здравоохранения, признавшей действия Куренкова В.П. по составлению мотивированного заключения, обращению в суд с заявлением о недобровольном освидетельствовании и выдачи Куренковым путевки о направлении Савельевой в психиатрическую больницу № 4 им. Ганнушкина, обоснованным и отсутствием в его действиях нарушений Закона.

 

Между тем суд расценил эти показания «лишь как мнение коллег Куренкова по работе, которые, безусловно, имеют основания давать показания в его пользу».

 

А кто же, как не специалисты в области психиатрии, могут разъяснить суду принцип работы врачей, их действия в той или иной обстановке, обстоятельно рассказать о Законе, на основании которого и строится вся работа врачей? Может, надо было пригласить сантехников? Ведь что получается, фактически Преображенский суд ввел запрет на профессию: если ты медик, то по делу медиков в суде выступать не можешь. Только по делу сантехников. Таким образом, грубейшим образом нарушена Конституция РФ!!!

 

Зато суд безусловно принимает на веру слова подруг Савельевой по работе и тусовкам о том, какая она прекрасная мать, хотя доказательств тому нет. А вот свидетельства о ее неадекватности, немотивированной скандальности, характеристики из школы и показания учитилей о том, какие истерики Савельева устраивала в школе, как оскорбляла учителей = отвергаются!

 

АНГАЖИРОВАННОСТЬ РОЖДАЕТ АБСУРД

 

Что повлек за собой обвинительный приговор суда? В сущности, суд заявил следующее. Действия участкового врача-психиатра по направлению лица в психиатрическую больницу опасны, потому не желательны для исполнения. Врач-психиатр Станции скорой и неотложной психиатрической помощи, имеющий на исполнении путевку, выписанную участковым врачом-психиатром, о направлении лица в психиатрическую больницу на основании постановления суда, не обязан доставлять лицо в больницу. Если же честный доктор все-таки доставит больного в больницу, то врач-психиатр приемного покоя психиатрической больницы обязан тут же выпустить пациента. В противном случае – тюрьма.

 

Об этом на судебном заседании давали показания как подсудимые Куренков В.П. и Щербаков С.И., так и все врачи-психиатры, имеющие непосредственное отношение к психиатрии и к ситуации в целом: Загиев В.В., Бочарникова О.А., Куренков В.П., Щербаков С.И., Бурыгина Л.А., Штангаров Б.Л., врач приемного покоя психиатрической больницы № 4 Арсланова И.Г., врачи-психиатры психиатрической больницы № 4 Нарышкин А.В., Чижиков К.И., Маркман И.Н. и Дроздов Я.А. Арсланова И.Г., Нарышкин А.В., Чижиков К.И., Маркман И.Н. и Дроздов Я.А. также выставили Савельевой М.В. предварительный диагноз «шизофрения», поэтому ими комиссионно 9 апреля 2007 года и было принято решение о помещении Савельевой М.В. и ее матери Калининой Т.А. в психиатрическую больницу № 4.

 

Таким образом, на всех указанных выше стадиях предварительный диагноз, выставленный участковым врачом-психиатром Куренковым В.П., подтвердился.

 

Увы, для суда это пустой звук. Суд так и не разобрался в терминах, упоминаемых в Законе: госпитализация и помещение лиц в недобровольном порядке, и что же на самом деле осуществил врач-психиатр Куренков В.П., который обвинялся именно в помещении лица в психиатрический стационар.

 

Зачем суду эти тонкости? Они ведь только мешают достижению заданного приговора…

 

Из откровений М.Савельевой через 8 дней после суда:

 

«Надо обязательно найти деньги на оплату суда… и на следующий суд тоже сказала Яна (Рудковская) тогда она будет помогать через помощников Ленки втихую от этой зажравшейся б … и познакомит с влиятельным человеком…»

Получается, что невинно осужденные врачи могут оказаться на свободе только в том случае, если деньги не удастся найти? По крайней мере в откровениях Савельевой и ее матери упоминается много фигурантов-помощников и крайне деликатных деталей…

 

Боже мой, а какие красивые и правильные слова звучали совсем недавно с трибуны Съезда судей РФ! Кто помог бы понять, кому они адресовались?..

 

И, тем не менее, это дело будет рассмотрено объективно. Даже если для этого придется обращаться в международный суд!
 

От редакции:

 

Просим считать данную публикацию официальным обращением в Верховный Суд РФ и, согласно Закона о печати РФ, просим дать комментарий изложенных в нем фактов. В конце концов, у нас еще не 2037 год…

Анатолий Грибенник, кандидат юридических наук, руководитель секции судебных издержек Центра правовой защиты населения, 10.12.2008

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru