Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 ДЕКАБРЯ 2017, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
«Похоронная мафия» Петербурга
11.09.2008
В московское СИЗО «Матросская Тишина» на прошлой неделе был доставлен Валерий Бурыкин, обвиняемый в организации банды, в которую входили сотрудники, в основном санитары, петербургских моргов. Он единственный из ее членов, кому до последнего времени удавалось остаться живым и на свободе. Все остальные либо были убиты в ходе конкурентных или междоусобных разборок, либо получили длительные тюремные сроки. В 2006 году, когда начались аресты участников петербургской «похоронной мафии», он успел уехать за границу и был объявлен в международный розыск. В ноябре 2007 года Бурыкин был задержан на австро-венгерской границе, а на днях по требованию Генпрокуратуры власти Венгрии экстрадировали его на родину.

Уголовное дело в отношении Валерия Бурыкина расследует управление Следственного комитета при прокуратуре (СКП) по Санкт-Петербургу. Суть обвинения следствие формулирует бюрократически сухо и довольно буднично -- Бурыкину вменяется создание в период с 1995 года до середины 2000-х годов "устойчивой вооруженной группы в целях установления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью системы городских моргов".

Однако на самом деле процесс над Бурыкиным имеет все шансы войти в историю отечественной криминалистики как одна из самых устрашающих детективных историй. Правоохранительные органы Петербурга уже не раз рассказывали о ходе этого расследования, однако при этом чаще приводились лишь отдельные эпизоды, связанные с арестами и обвинениями тех или иных членов «мафии». Теперь же на предстоящем процессе будет изучена вся деятельность банды в целом -- от хищения бюджетных миллионов до убийства десятков людей. По версии следствия, «похоронная мафия», которую Бурыкин смог создать в Петербурге в середине 90-х годов и возглавлял почти десять лет, контролировала большую часть петербургского рынка ритуальных услуг, а потом попыталась распространить свое влияние и на городскую сферу наркологии.

Все, кто хоть как-то мешал бизнесу Бурыкина и его сообщников, сразу же «устранялись». Среди жертв «похоронной мафии», как теперь выясняется, были не только сотрудники моргов и фирм по оказанию ритуальных услуг, которых обычно убивали прямо в моргах, но и профессора-медики, священники, врачи-наркологи.

Валерий Бурыкин был заместителем директора Государственного учреждения здравоохранения "Городское патолого-анатомическое бюро" (ГУЗ ГПАБ) Петербурга. Эта организация была создана властями северной столицы в 1988 году. Тогда показатели смертности взлетели до непомерных высот. И чтобы как-то понять ее причины, администрация города создала ГУЗ ГПАБ, выделила ей на исследовательскую работу довольно солидные средства и передала в подчинение 11 моргов. Но благими намерениями часто выстлана дорога в ад.

Как рассказали "Времени новостей" сотрудники управления по борьбе с оргпреступностью ГУВД по Петербургу и Ленинградской области, Валерий Бурыкин, пришедший в ГУЗ ГПАБ простым санитаром, быстро взошел по карьерной лестнице -- до должности замдиректора и создал универсальный инструмент по выкачиванию денег из городского бюджета и карманов родственников и друзей умерших. Бурыкин просчитал, что в траурной сфере торговаться никто не будет. Поэтому все процедуры -- обмывание тела умершего, одевание, грим -- вписывались в смету, итоговая сумма которой варьировалась от 2 до 10 тыс. руб., в зависимости просто от того, на каких машинах приезжали в морг родственники или друзья покойного. Кроме того, на эти же процедуры ГУЗ ГПАБ выделялись деньги из бюджета. Большая часть получаемой прибыли скрывалась. В поддельные сметы вписывались самые дорогие импортные расходные материалы, а на самом деле использовались дешевые отечественные продукты. Так, вместо макияжа ведущих мировых компаний использовался копеечный театральный грим. В результате доходы в каждом морге ГУЗ ГПАБ составляли, как выяснили оперативники, минимум 200 тыс. долл. в месяц.

По данным следствия, Валерий Бурыкин разрабатывал и осуществлял финансовые схемы, а внедрять их и собирать доходы ему помогал санитар Павел Беляев, прослывший очень сильным и психически неуравновешенным человеком. Действовали преступники жестко -- ставили в морги своих людей, а тех, кто сопротивлялся подобным инициативам, убивали. Если кто-то из «своих» был замечен на сокрытии доходов -- калечили. С решившимися выйти из "системы" расправлялись также безжалостно.

Борьба за «похоронный бизнес» началась в 1995 году. Так, 11 июня в морге 21-й больницы города Петербурга был обнаружен труп старшего санитара патолого-анатомического отделения Владимира Пивоварова. В него выстрелили в упор из газового пистолета. Летом 1996 года был насмерть забит адвокат Евгений Соловьев, заведовавший юридическими делами ГУЗ ГПАБ. Чуть позже были задушены санитары морга 2-й больницы Валерий Савинцев и Дмитрий Ситнер. Осенью 1996 года неизвестные преступники зарезали санитара того же морга Михаила Верстукова. Зимой 1997 года был до смерти забит санитар морга 20-й больницы Александр Хитров. В сентябре 1996 года нападению в подъезде собственного дома подвергся заведующий кафедрой патологической анатомии Медицинской академии им. Мечникова профессор Николай Аничков. К счастью, он остался жив.

После этого наступило некоторое затишье, но осенью 1997 года убийства продолжились. В сентябре у дверей своей квартиры был до смерти забит еще один профессор кафедры патологической анатомии Медицинской академии им. Мечникова Борис Сережин. Потом неизвестные киллеры застрелили настоятеля церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы Александра (Жаркова). В феврале 1998 года был задушен санитар морга Роман Архипов.

Следователи не исключают, что это далеко не полный список жертв «похоронной мафии» 90-х годов. Данные эпизоды прокуратуре удалось доказательно вменить в вину членам банды, но сколько еще осталось за рамками расследования, можно лишь гадать. Ведь поначалу все такие преступления расследовались разрозненно, местными отделами милиции и райпрокуратурами, и связи между ними не прослеживалось. К тому же следователи и оперативники в то время были и без того завалены десятками уголовных дел о бандитских разборках, покушениях на известных политиков и бизнесменов. За давностью же лет, когда дело «похоронной мафии», наконец, начало «раскручиваться», многие свидетели пропали или были убиты, улики найти уже было невозможно, а сами бандиты в большинстве своем признавались в своих подвигах крайне неохотно.

Начало расследованию, которое в итоге и вывело спецслужбы на «похоронную мафию» Валерия Бурыкина, было положено 30 сентября 2001 года. В этот день произошло покушение на санитара одного из моргов Сергея Ефимова. Сам он был застрелен, его жена Татьяна ранена. Выясняя, что это был за человек и проверяя его знакомых, оперативники узнали, что незадолго до гибели санитар оставил у своего адвоката записку. "Много лет я проработал санитаром в Городском патолого-анатомическом бюро, -- говорилось в ней. -- Начиная с начала 90-х годов происходили убийства людей, которые представляли угрозу Бурыкину В.В. По его приказу было убито не менее десяти человек, одиннадцатым стал я. Так и пишу заранее, другого выхода нет. С Бурыкиным буду разговаривать завтра у себя дома, поставлю его в известность о том, что если он не оставит меня и мою семью в покое, дам ход этим материалам. Но уверен, что он убьет меня".

По мнению оперативников УБОП, Ефимов сам был не без греха -- долгое время работал на Бурыкина как санитар и как боец. Но потом у него произошел конфликт с «системой». Однажды к нему обратился его знакомый -- врач и предприниматель Марат Дрейзин, основавший в конце 90-х свою наркологическую клинику. Его бизнес сразу подвергся "наездам" банды Бурыкина, и он стал искать защиты у Сергея Ефимова. И тот согласился, тем самым пойдя против банды. За что и был приговорен к смерти.

Сыщики начали собирать информацию, но еще два года после гибели Ефимова Бурыкин и его банда жили вполне спокойно, расширяя свое влияние на медицинские учреждения Петербурга.

В 2003 году этот подход к работе впечатлил главного врача Городского наркологического диспансера (ГНД) Сергея Тихомирова. Он мечтал о месте главного нарколога северо-запада, которое на тот момент занимал Леонид Шпиленя. За то, чтобы «убрать» последнего, Тихомиров пообещал Бурыкину часть будущих доходов от наркоманов, за которых, так же как и за покойников, платили и родственники, и государство. И точно так же никто не контролировал эти средства.

На Леонида Шпиленю было совершено несколько неудачных покушений, его били и взрывали. Чудом оставшись в живых после третьего покушения, он решил сам уйти на пенсию. Напоследок, правда, он сообщил журналистам, что за всеми нападениями на него стоит главврач ГНД Сергей Тихомиров, но должного эффекта в правоохранительных органах эти слова поначалу не произвели.

Сама же «комбинация» по смене главного нарколога Северо-Западного региона удалась. Тихомиров благополучно занял место Леонида Шпилени, оставшись при этом и на старой должности. Но через некоторое время образовалась новая «проблема». Его заместителем в ГНД была Лариса Артюховская, которая ведала всей хозяйственной деятельностью больницы. Она не подпускала Тихомирова к финансовым потокам, поскольку, как полагают сыщики, сама на них подрабатывала.

В результате 27 августа 2004 года в подъезде дома Ларисы Артюховской, когда она возвращалась с работы, прогремел взрыв. Женщине оторвало обе ступни, и от потери крови она скончалась по дороге больницу. Чтобы «замести следы», в этот же вечер самодельное взрывное устройство "обнаружил" в своей парадной и Тихомиров. Но банальный опрос соседей показал, что бомбу, начиненную 600 граммами тротила и подшипниками, Тихомиров подложил себе сам.

Когда же сыщики расследовали гибель Артюховской, выяснилось, что в этом случае взрывное устройство было с дистанционным управлением ограниченного радиуса действия. В результате оперативники вышли на некоего Дмитрия Полешкина, который и активировал заряд. Он рассказал, что работает на Бурыкина, а Артюховскую им «заказал» Тихомиров. Последнего задержали. Перекрестный допрос обоих дал следствию еще более существенные результаты.

В результате были задержаны три человека -- сам Дмитрий Полешкин; бывший санитар морга, ставший помощником замдиректора ГПАБ Павел Беляев, дававший ему распоряжения; и директор частной наркологической клиники "КредоМЕД" Марат Дрейзин, друг Сергея Ефимова, который после гибели последнего сообразил, что с бандой Бурыкина лучше не шутить, и стал ее активным членом.

Параллельно с набиравшим «обороты» расследованием уголовного дела комитет по здравоохранению (КЗ) Петербурга провел ревизию деятельности ГУЗ ГПАБ. Разница реальных и поддельных смет за полгода составила 5 млн руб. Кроме того, оказалось, что неизвестно куда пропали еще 38 млн, выделенных из бюджета на исследования. Чиновники передали информацию в Главное управление МВД по Северо-Западному федеральному округу (ГУ МВД). Но было поздно.

Бурыкин сразу же заставил работавших на него санитаров получить статус индивидуальных предпринимателей. После этого они, арендуя площади моргов, занимались тем же бизнесом, но могли не отчитываться перед государством. Кроме того, очень «кстати» произошла и авария трубопровода в ГУЗ ГПАБ, в результате которой в буквальном смысле водой смыло большинство материалов, собранных ревизорами КЗ.

Но уголовное дело шло своим чередом, и оперативники УБОП и главка МВД по Северо-Западному округу в конце концов смогли воссоздать почти всю картину событий вокруг ГПАБ. Многое им рассказал Марат Дрейзин, который связался с этой компанией из страха. К началу 2006 года прокуратура была готова предъявить обвинения "банде санитаров". Но Валерий Бурыкин, почуяв неладное, сразу же уехал в Германию. Его подельников сыщикам удалось задержать. К вышеупомянутым трем персонажам добавились главный врач морга горбольницы №3 Алексей Чабан и его санитар Александр Сыров. Остальные активные члены «похоронной мафии», как выяснилось, к этому моменту за разные повинности перед бандой были убиты Павлом Беляевым и Дмитрием Полешкиным. Сейчас все задержанные члены "похоронной мафии" осуждены и приговорены к длительным тюремным срокам.

Но точка в деле еще не поставлена -- теперь перед судом должен предстать главный фигурант этой криминальной эпопеи. И не исключено, что на процессе могут всплыть новые устрашающие и скандальные подробности деятельности «похоронной мафии». Правда, когда он начнется, пока неизвестно. Валерий Бурыкин сейчас находится в столичном СИЗО, и с ним проводятся первые допросы.
Время новостей, 11.09.2008


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru