Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 ОКТЯБРЯ 2017, СУББОТА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Психиатры подтвердили диагноз Хинштейна
27.05.2008

Исследования чувства юмора в современной психологии приобретают все большую популярность. По мнению многих ученых, чувство юмора является «лакмусовой бумажкой» психического здоровья человека. «Оно функционирует как механизм развития культурных норм в общественном и индивидуальном сознании», говорят они, и, следовательно, нарушение или отсутствие этого «чувства» может свидетельствовать о социальном или... психологическом заболевании личности. Среди клиницистов бытует мнение, что «замеры» чувства юмора у пациентов имеют серьезную диагностическую значимость. При этом удобство метода заключается еще и в том, что анализ может производиться дистанционно: на основании высказываний, писем или иного «творчества» человека. Таким образом, благодаря современной психологической науке в поле зрения психологов попали публичные люди: артисты, писатели, и, конечно же... политики. Кто управляет нами? Кто принимает решения государственной важности и пишет законы? Порой кажется, что сумасшедшие. Вот, например, депутат Александр Хинштейн...

 

Про этого депутата, как ни странно, много раз писали, что он психически болен. То есть не в шутку, а на самом деле. Если покопаться в интернете, то можно найти и историю его болезни, и свидетельства очевидцев приступов его нездорового буйства. Именно поэтому мы решили начать с Хинштейна, и на его примере проверить действенность этой прогрессивной диагностики психических заболеваний. (А потом, соответственно, и остальных проверим). Для этого мы обратились к специалистам с просьбой проанализировать чувство юмора Александра Хинштейна. Задачи была простой:  необходимо понять - что устное и письменное творчество Хинштейна говорит о его здоровье, и можно ли на этом основании подтвердить или опровергнуть слухи о том, что этот депутат болен шизофренией. Как ни странно, результаты оказались ошеломляющими. Не зная, о ком идет речь, специалисты-психологи на основании одного только анализа чувства юмора смогли построить психологический портрет Хинштейна, который совпадает с его «фирменным» диагнозом.  

 

Мы направили специалистам подборку выступлений Александра Евсеевича в различных печатных изданиях, фонограммы его выступлений в СМИ (радио, телевидение, интернет), а также комментарии относительно чувства юмора людей близко его знавших (одноклассники, помощники, коллеги). При этом, как уже было сказано, мы не называли приглашенным экспертам фамилии диагностируемого, дабы не навязывать им какую-то точку зрения.

 

Исследования показали, что способность к распознаванию юмора у испытуемого сильно нарушена, а «смеховая активность болезненно снижена». И как ни прискорбно, именно это характерно для больных прогредиентной шизофренией.

Как было отмечено приглашенными специалистами, Хинштейн, как и люди больные шизофренией, предпочитает юмор, основанный на сравнении по отдаленному признаку. Говоря простым языком, депутат склонен «витать в облаках». Именно этот прием определяет специфическое шизотипическое чувство юмора, наблюдаемое клиницистами в больницах и коллегами депутата по Госдуме. Было также установлено, что Хинштейну ближе анекдоты, дискриминирующие женщин, а также цинично-депрессивный юмор. По мнению ученых, предпочтения такого юмора связано с депрессивным аффектом и транзисторными нарушениями мышления. Любовь к этому низкопробному юмору у Хинштейна подтверждают и свидетели его жизнедеятельности.

 

Дальнейшие выводы ученых мало понятны простым смертным, но специалистам могут быть полезны, поэтому мы приводим их ниже. Проведенными ранее клиническими  исследованиями было установлено, что больным с легкими когнитивными нарушениями, характерными для вялотекущей шизофрении и аффективных расстройств, анекдоты с разрешением противоречия нравились меньше, чем здоровым испытуемым.

Вместе с тем, больные шизофренией и пациенты с маниакальным синдромом предпочитают сексуальный юмор и анекдоты на тему алкоголизма и наркомании. Только этот юмор, несмотря на зрелый возраст, легко понимает Хинштейн. В другом исследовании, проведенном учеными, было показано, что одним из механизмов нарушения чувства юмора является склонность к идентификации с высмеиваемым персонажем при восприятии анекдота (см. подробнее Иванова Е.М., Ениколопов С.Н., Максимова М.Ю. «Психологические механизмы нарушения чувства юмора при шизофрении и циклотимии» Психиатрия. 2005 № 3 с.60-65.). Подобную деталь, по словам приглашенных специалистов, несложно уловить в статьях Хиншейна, который при каждом удобном случае пишет что-то вроде: «Если я неправ, посадите меня в тюрьму», или «Если я не согласен с очевидным, наверное, я сошел с ума». Иными словами, депутат часто ставит себя на место своего оппонента, высмеивая его и себя заодно.

 

Однако, вернемся к науке. Проведенные учеными исследования позволили наглядно показать, что чувство юмора является сложной многомерной функцией, нарушение которой может происходить на разных уровнях. Были рассмотрены наиболее грубые нарушения на уровне узнавания юмора, снижения смеховой активности, а также патологические изменения в предпочтениях различных видов юмора, определяемых по заложенному в них приему остроумия, содержательным характеристикам, тематике.

И вот, к сожалению, было выявлено, что клиническая картина Хинштейна вполне банальна для больных шизофренией, которую характеризуют трудности распознавания юмора. Снижение у депутата способности к узнаванию юмора обусловлено нарушениями мышления по типу искажения процессов обобщения. Легкие нарушения в виде единичных соскальзываний не приводят к существенному нарушению узнавания юмора. Как ни странно, у больных другими психическими расстройствами узнавание юмора остается сохранным. Вот почему этот критерий может использоваться в качестве диагностического при дифференциации вялотекущей и приступообразно-прогридиентной шизофрении.

 

Еще одним научным фактором является то, что у больных шизофренией, в отличие от лиц страдающими иными расстройствами психики, отмечается высокая смеховая активность при восприятии анекдотов, основанных на парадоксе. При выделении юмористических фраз эти больные склонны наделять юмором афоризм, основанный на парадоксе. Известный ученый в области психиатрии А.Н.Лук, определяя суть этого приема, пишет, что привычные выражения подвергаются как будто бы незначительной перестановке. В результате смысл меняется на противоположный. Получается бессмыслица, в которой можно найти глубокий смысл. Отметим, что склонность видеть в бессмыслице глубокий смысл соответствует понятию резонерства, характерного для больных шизофренией симптома. Отсюда вполне объяснимые инициативы депутата бессмысленные по сути, которые, однако, кажутся ему глубокомысленными (например, предложение закупать во все школы парты с хохломской росписью для поддержания народных промыслов).

 

Хинштейн предлагает закупать для нижегородских школ парты с хохломской росписью для поддержания НХП

 

НТА Приволжье, Нижний Новгород  //  11 марта 2006

 

Депутат Государственной Думы РФ Александр Хинштейн предлагает закупать для школ Нижегородской области парты и столы с орнаментами хохломской росписи, для развития народных художественных промыслов (НХП), говорится в сообщении пресс-службы депутата. А.Хинштейн считает, что оснащение школ такими партами поможет "пропагандировать народные промыслы среди детишек младшего школьного возраста" и "приобщать молодежь к истокам национальной культуры", говорится в сообщении.

 

Больные шизофренией оценивают выше анекдоты, основанные на сравнении по отдаленному признаку. В классификации Б.Дземидока этот прием называется мнимым объединением абсолютно разнородных явлений. Смысл данного приема сходен с механизмом искажения процессов обобщения, характерным для этих больных, при котором обобщение делается на основе случайного, латентного признака объекта. Интересно, что анекдоты, основанные на сравнении по отдаленному признаку, не вызывают у больных шизофренией повышения смеховой реакции, поэтому речь идет скорее об эстетическом наслаждении, которое доставляет этим больным остроумное сравнение по отдаленному признаку. Данная картина полностью совпадает с описанием специфики предпочтений больными шизофренией и аффективными расстройствами анекдотов, входящих в тот или иной фактор. Согласно ей больные шизофренией предпочитают анекдоты, дискриминирующие противоположный пол. Возможно, потому что этот юмор наиболее примитивен.

 

Только при выраженных нарушениях мышления больные шизофренией предпочитают юмор, основанный на разрешении противоречия, что формирует особое шизотипическое чувство юмора, наблюдаемое клиницистами. То, что больные приступообразно-прогридиентной шизофренией предпочитают анекдоты, основанные на разрешении противоречия, хорошо соотносится со снижением у них способности к узнаванию юмора среди неюмористической информации. Известно, что эти больные плохо понимают контекст интеракции. Другими словами, они не чувствуют, шутит ли собеседник или говорит серьезно. Поэтому при узнавании юмора они могут опираться лишь на когнитивную его составляющую – разрешение противоречия. Однако разрешение противоречия не всегда связано с комизмом. Этот нюанс больные приступообразно-прогредиентной шизофренией не чувствуют, поэтому многие из них приняли за юмор остроумный, но серьезный философский афоризм.

 

Предпочтения анекдотов при вялотекущей шизофрении формируются в зависимости от преобладания у больного соответствующих эмоциональных или когнитивных нарушений. Таким образом, исследование позволяет оценивать структуру дефекта и является первым шагом в разработке соответствующих диагностических методик. Здоровые люди знают и помнят гораздо больше анекдотов, чем больные шизофренией, кроме того, у больных шизофренией отношение к юмору больше характеризует устойчивые патологические черты. Количество знакомых испытуемому депутату анекдотов коррелирует с выраженностью у него интеллектуальных нарушений. Чем больше выраженность нарушений мышления, тем труднее больному понимать юмор.

 

Это приводит к формированию негативного отношения к юмору, усилению аутизации и снижению мотивации на запоминание анекдотов. Получены результаты по поводу склонности к идентификации с высмеиваемым персонажем. Возможно, что в силу паранойяльных установок больные избегают давать крайние оценки анекдотам, провоцирующим неадекватные идентификации.

 

В качестве иллюстрации неадекватной идентификации у больного приступообразно-прогридиентной шизофренией можно привести следующий пример. Нашему испытуемому был рассказан следующий анекдот: «Требуются рабочие для работы на работе. Оплата деньгами».  При его обсуждении испытуемый сказал, что воспринял его с точки зрения того, кто дает такое объявление в газете; при этом, он пояснил, что он мог бы дать такое объявление, "только если бы был дебилом". Поэтому анекдот вызвал у него лишь раздражение, и он выделил его как один из самых неудачных.

Феномен неадекватной идентификации соотносится с синдромом гелотофобии, или патологического страха осмеяния, описанным В.Рухом. Согласно этим данным, больные с синдромом гелотофобии склонны интерпретировать неопределенные ситуации смеха как насмешку (см. подробнее: W.Ruch Gelotophobia – fear of being laughed at: A useful new concept? // IPSR. Spring 2004/ Colloquium series. Unpublished manuscript.).

Таким образом, проанализировав чувство юмора нашего испытуемого, ученые пришли к выводу о том, что неизвестный им персонаж, которого они диагностировали, имеет выраженные психические отклонения видимые специалистами, характерные для больных шизофренией.

 

Для комментария этих выводов мы обратились к ученому-психиатру практикующему в известном лечебно-психиатрическом заведении, доктору медицинских наук, который пожелал остаться неизвестным.

 

Корреспондент: - Правда ли, что по чувству юмора, можно определить психическое состояние человека?

Доктор: - Действительно, подобного рода исследования проводятся довольно давно и их результаты уже апробированы в ведущих западных клиниках. Дело все в том, что восприятие юмора является уникальным феноменом, в котором наглядно проявляется единство интеллекта и аффекта. В связи с этим учеными делаются выводы, что нарушения чувства юмора могут возникать прежде развития более грубых интеллектуальных или эмоциональных нарушений, что значительно повышает ценность этих исследований, поскольку позволяет проводить тонкую диагностику на ранних стадиях заболеваний.

 

Корр: - А чем вообще интеллект и мышление больного шизофренией отличается мышления здорового человека?

 

 

Доктор: - У больного шизофренией процесс мышления становится объектом его внимания, утрачивая "автоматизм". Теряются образные компоненты, преобладает склонность к символике. В речи больных появляется витиеватость, склонность к бесплодному рассуждательству. Для специалиста достаточно почитать книги Хинштейна и послушать его речь, чтобы сделать вывод о психическом нездоровье.

В разговоре таких больных трудно перебить, суждения непоследовательные, мышление нецеленаправленное, разноплановое. При эксперементально-психологическом исследовании выявлено выраженное стремление к непродуктивному, многоречивому рассуждательству, образованию ригидных, некорригируемых концепций. На представленных мне записях передачи "К барьеру" видно, что Хинштейн не слушает оппонента, он упивается собственной велеречивостью, плетет кружева слов, которые, однако, не придают ясности обсуждаемому вопросу. Его сложно перебить. Распаляясь в разговоре, он становится более агрессивным. Клиницист сразу видит, что человек подозрителен, эмоционально холоден, аутичен.

 

Корр: - Возвращаясь к теме юмора у больных шизофренией, какие еще характерные особенности Вы можете отметить?


Доктор: - Чаще на фоне значительного обеднения эмоций отмечается парадоксальность эмоциональных реакций, когда больные смеются в неподобающих ситуациях, спокойно констатируют грустные для них и окружающих события, то есть у них отсутствует эмпатия – сострадание. Характерным в этом смысле примером является комментарии Хинштейна относительно трагедии в Беслане. В то же время, эти люди бурно реагируют на незначительные факты. На этом фоне больные могут сохранять избирательные привязанности к одному человеку, определенному роду занятий, в нашем случае писательству, журналистике. В начальной стадии заболевания имеют место переживания собственной неполноценности, невозможности найти эмоциональный контакт с другими людьми. Больных преследует чувство надвигающейся психической несостоятельности. Именно поэтому, многие рассказываемые анекдоты не вызывают у них смеховой реакции, поскольку они воспринимают их как насмешку над собой, беспочвенно сравнивая себя с осмеиваемым персонажем анекдота.


Корр: - Как развивается эта болезнь и как такие больные реагируют на окружающих?


Докт.: - Незаметно и исподволь могут развиваться бредовые идеи отношения, когда больные убеждены в том, что на них по-особому смотрят, над ними насмехаются, им хотят плохого. Окружающие считают их неуживчивыми, повышенно обидчивыми, некоторые странности в поведении и высказываниях могут расцениваться как проявление "вздорного" характера. Постепенно расширяясь и систематизируясь, болезненные идеи принимают форму бреда преследования. Им кажется, что их преследуют недруги, постоянно имеются враги, которые им мстят, хотят обидеть. Больные часто пишут письма в газеты и журналы, в которых "разоблачают всех и вся". Далее обычно фон настроения характеризуется тревогой, угнетенностью, появляется мучительное предчувствие грозящей катастрофы. В последующем поведение больных может меняться, оно целиком зависит от особенностей бреда. Больные крайне активны, обращаются во многие инстанции, засыпают письмами и требованиями средства массовой информации и правительственные учреждения, требуют принятия различных бесполезных с точки зрения здравого смысла законов, выступают с иными бредовыми инициативами. Начатые дела не завершают до конца, они быстро устают от серьезной работы, переключаются на новые дела и так до бесконечности. Некоторые больные начинают бороться с "преследователями", сами нападают на "врагов". Если рассматривать деятельность Хинштейна, то мы можем увидеть проявления  болезни выраженное в его делах. Его действия несогласованны, разрозненны и бессистемны (прим.: будучи членом комиссии по обманутым дольщикам, на страницах газет он обсуждает совершенно несвязанные с этим темы: критикует руководителя Следственного комитета прокуратуры Бастрыкина и иных "врагов", etc.).


Корр: - То есть, такие больные шизофренией сразу видны и их легко распознать с первого взгляда?


Доктор: - Далеко не всегда. Здесь важно учесть, что при шизофреническом процессе, который длительное время исчерпывается только бредовыми расстройствами, содержание бреда может не носить явно абсурдного характера, а в гротескно искаженном виде отражать реальные жизненные ситуации и конфликты. Поэтому такие люди внешне не кажутся явно больными, то есть им не свойственна (за исключением кататонической шизофрении) бесцельная моторная активность, застывания – добровольное принятие и удерживание вычурной позы и иные внешние проявления "юродивого". Иными словами внешне такие люди выглядят почти нормально. Тем не менее, все равно происходит расширение фабулы бреда, иногда ее смена, появляются идеи величия. Таким людям кажется, что им все по полечу, они могут решить любую задачу, достичь любой должности.


Корр: - Такая болезнь развивается с детского возраста, что можно сказать о детях-шизофрениках?


Доктор: - Как правило, в детстве такие люди страдают снохождением, боятся темноты, не могут оставаться дома одни. Отличаются стеснительностью, впечатлительностью, обидчивостью, замкнутостью. Тем не менее, в школе они учатся хорошо, много читают, могут увлекаться историей, географией, литературой, им нравятся иностранные языки, страсть к сочинительству, часто ведут дневник.


Корр: - А что можно сказать  о малопрогридиентной шизофрении, которую подозревают у Хинштейна?


Доктор: - При малопрогредиентном шизофреническом процессе или шизотипическом расстройстве заболевание напоминает невроз или психопатию, что достаточно часто приходится диагностировать экспертам в судебно-психиатрических клиниках. Во время беседы можно заметить их вычурную и аморфную речь, склонность к резонерству.

Достаточно часто родители таких больных злоупотребляли спиртными напитками или больной поздний ребенок в семье. Дети часто избегают шумных игр, время проводят дома в одиночестве. Не любят физической активности не занимаются спортом, от чего нередко имеют проблемы с лишним весом. Часто увлекаются коллекционированием, при этом собирают достаточно экзотические коллекции (выбирают экзотический объект для коллекционирования) например бабочек (или в случае с Хинштейном значки с чекисткой символикой), при этом в сборе коллекций отличаются аккуратностью, тщательностью, знакомятся со специальной литературой по данному вопросу. Полностью ориентированы, держатся естественно. Больные оживляются при расспросах об их увлечениях, охотно рассказывают о техники создания коллекции и различных видах объектов коллекционирования.

 

Вот такое получилось интересное исследование. Будьте здоровы, и не стоит увлекаться коллекционированием чекистских значков, а не то чего доброго угодите к врачу на прием.

Медико-аналитический обзор подготовили: Иван Потапов, Евгения Рогожкина, Семен Петров, 27.05.2008

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru