Rambler's Top100
Лениградская Правда
23 ОКТЯБРЯ 2017, ПОНЕДЕЛЬНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
"Национализация будущего". Круглый стол в "Единой России"
28.11.2006
В Центральном исполнительном комитете "Единой России" прошел "круглый стол" на тему: "Суверенная демократия: от идеи – к доктрине".

В круглом столе приняли участие заместитель Секретаря Президиума Генерального совета "Единой России", руководитель комиссии Президиума Генерального совета по программным и идеологическим вопросам Олег Морозов, заместитель руководителя ЦИК Партии Константин Костин, член Общественной палаты Алексей Чадаев, директор Всероссийского Центра изучения общественного мнения Валерий Федоров, директор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов, руководитель отдела социологии Института общественного проектирования Михаил Тарусин, политический обозреватель "Известий" Григорий Ильичев, руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко.

Дискуссия развернулась вокруг статьи Владислава Суркова
"Национализация будущего".

Заместитель Секретаря Президиума Генерального совета "Единой России", член Высшего Совета Партии Олег Морозов:

- Уникальность тезиса о
суверенной демократии, на мой взгляд, в том, что он рожден не умствованием политологов, а появился из политической практики и первой его стала обсуждать наша Партия, она включила его в свой программный документ. Теперь же к дискуссии подключилось политологическое сообщество, которое продолжает работать над концепцией суверенной демократии, дополняет ее определениями.

Таким образом, впереди еще предстоит большая философско-политологическая работа над доктриной суверенной демократии и углубленное изучение этого феномена. Однако уже сделан очень важный шаг. Мы провозгласили, что партия "Единая Россия" - это партия исторического успеха России в 21 веке. Что же мы подразумеваем под историческим успехом? Это эффективная и конкурентноспособная экономика, это реальное народовластие, это привлечение к управлению страной институтов гражданского общества, это, конечно, борьба с бюрократией – и все это вместе и есть емкое историческое понятие "суверенная демократия".

Этот термин поможет нам определить свое место в мире, ответить на ключевые вопросы: кто мы в мировом сообществе и каким образом мы хотим с ним взаимодействовать.

Мне кажется, самое важное, что в нашем программном документе мы дали основополагающее определение, как мы понимаем суверенную демократию в России, мы дали несколько раскрывающих понятий. Но чем партийная доктрина отличается от доктрины научной? Дело в том, что любой член Партии, начиная от членов Генерального совета и кончая рядовыми партийцами в далеком селе, может теперь рассказать в понятных терминах, в чем смысл, цели и задачи политической партии, которую он представляет. И задача нашего круглого стола в том и заключалась, чтобы перевести этот термин на простой, всем понятный язык.

Член Общественной палаты Алексей Чадаев:

- Статья Суркова вызвала к жизни поутихший было спор о том, какая демократия является настоящей. Я считаю этот спор бессмысленным и исхожу из аксиомы, что суверенная демократия - это настоящая демократия в классическом понимании этого термина, без российских изъятий и даже особенностей. Исходя из этой логики, лозунг суверенной демократии – это, прежде всего, курс на демократизацию всех сфер нашей жизни. Под этим я понимаю, что демократическим институтам будет дано больше полномочий, больше пространства для действия.

Многие сферы нашей жизни уже контролируются демократическими институтами, другие пока остаются вне этого влияния. Курс на демократизацию означает , что неподконтрольных демократизации сфер жизни практически не останется. Поскольку "Единая Россия" заявила о приверженности этому курсу –это означает и демократизацию общественно-политической жизни на законодательном поле.

У нас правом законодательной инициативы обладают разные субъекты, но при этом 80% всех законов принимает парламент, а ключевые законы пишет исполнительная власть. Ситема эта является порождением 93-года, когда предполагалось, что большинство в парламенте принадлежит левой оппозиции, а правительству, которое осуществляло реформы, должно было "протаскивать" законы через парламент.

За 13 лет ситуация кардинально изменилась. В парламенте большинство принадлежит лояльной партии. Однако по своей функции она выполняет ту же роль, что и раньше – принимать законы правительства по возможности нагружая их социальной, "пронародной" составляющей. С моей точки зрения, эта система означает, что исполнительная власть пишет законы, а законодательная власть пытается приспособить их к социальным нуждам.

Считаю очень важным вернуть законодательную практику, когда законодательная власть пишет законы, а исполнительная власть, как и следует из ее названия, их исполняет. Сейчас ситуация для этого созрела. Это никоим образом не приведет к сокращению полномочий правительства, наоборот - у него появится больше времени, чтобы эффективней работать над теми же национальными проектами.

Олег Морозов:

- Законотворческая деятельность дело не только парламента. Это работа требует привлечения серьезной научной базы, тут нужны усилия и ученых, и политологов, и представителей общественных организаций. Парламент - это скорее "общественно-политический оселок", на котором оттачиваются законы, который соглашается или нет с проектами, предлагаемыми на рассмотрение неважно правительством или законодателями.

Вы правы в другом – для нормального функционирования государства важно, чтобы парламент находился с правительством в одной политической лодке. Если правительство пишет законы под себя, а парламент подправляет их для народа – это означает, что они живут совершенно на разных политических территориях. И здесь возникает воспрос о партийном правительстве.

Здесь работает простая логика. Если у нас пропорциональные выборы, если конкурируют на политической арене не персоны, а программы и идеологии, то у партии, которая получила большинство в парламенте, должен быть инструмент реализации тех программных принципов, с которыми она идет на выборы. В противном случае люди выбирают депутата, он приходит в парламент и дальше не имеет никаких инструментов влияния на правительственные решения. Если же он находится с правительством в одной лодке, то они должны согласовывать свои позиции в рамках единой для нас и для правительства социально политической программы.

И поэтому переход к той или иной форме партизации исполнительной власти неизбежен и неотвратим. Пока мы проводим эксперимент в регионах. Благодаря партийности может быть снято противоречие в законодательной деятельности, о котором вы говорили. И в этом как раз проявляется неподдельная искренняя демократия.

Заместитель руководителя ЦИК Партии Константин Костин:

- И это как нельзя лучше соответствует принципам суверенной демократии. Вчера я разговаривал с одним из руководителей журнала "Шпигель" о суверенной демократии. Я убедился, сколь сильно заблуждение - и мне оно представляется достаточно опасным, - что суверенная демократия это какая-то иная, не совсем настоящая демократия. В этом смысле считаю, что журналисты должны объяснять в более понятных терминах, что суверенная демократия – это, прежде всего, демократия в ее общемировом проявлении. Это понятие интегрируется в нашу современную политическую жизнь. В процессе этой работы могут смещаться какие-то акценты, но основы классических демократических принципов останутся незыблемыми.

Меня удивляет также и формат обсуждения, в котором ведется полемика вокруг статьи Владислава Суркова. Выходит программная статья, которая должна стать идеологической программой ведущей в России партии, а политическая реакция на нее слишком предсказуемая. Сначала, как водится, выступают оппоненты. Но вместо критики мы видим, что, например, СПС вообще капитулировал перед тезисами о демократии. Оппозиция не смогла противопоставить никаких аргументов по содержательной части статьи. Самое большое, на что их хватило, это на выяснение, сам ли Сурков эту статью писал. Удивляет, неужели нечего высказать по поводу программы с перспективой на 10 лет, которую принимает в качестве основной идеологии партия, являющаяся главным игроком на политическом поле России.

Директор Всероссийского Центра изучения общественного мнения Валерий Федоров:

- Мне кажется очень важным следующий момент. За последние 20 лет понятие демократии, к сожалению, растеряло часть своей притягательной силы. Это плохо, потому что Россия никогда не согласится на неравноправное положение среди европейских государств. Вместе с тем это равенство предполагает демократические институты. Такие институты у нас сформированы и действуют. Однако автор статьи совершенно справедливо задается вопросом: на каких все же правах существует демократия в нашей стране – приживалки или хозяйки?

Мы провели соцопрос на тему, прижились ли в России демократические институты. Из множества предложенных на выбор демократических институтов наши граждане выбрали только 3, которые, по их мнению, успешно действуют. За них голосовали 40-42 % голосов. Из всех демократических институтов лидирует многопартийная система. На втором месте – независимые средства массовой информации. На третьем – свободные выборы органов власти.

Что касается других демократических ценностей: разделение властей, гражданское общество, конституционные права, - граждане считают, что эти институты демократии пока не прижились. А что касается такой важнейшей категории, как равенство всех граждан перед законом, то, по мнению большинства россиян, этот институт демократии не только не прижился, но и никогда у нас не приживется.

Это очень тревожная тенденция. Сегодня население пережило иллюзии демократии, люди поняли, что современный мир менее безопасен, чем во времена противостояния двух великих держав или гонки вооружений. Также с точки зрения ожидания людей находится на весьма далеком месте- суверенитет. Эти ценности не очень понятны людям. Они пока не ощущают что демократия - это для всех, а не только для элиты.

Термин суверенитет понятен политологам, но в спектре массовых ожиданий он не обладает легитимностью. А причина в следующем. Молодежь про суверенитет вовсе ничего не знает, те же , кто постарше, сталкивались с понятием суверенитет в сугубо отрицательном смысле – это "парад суверенитетов" России 90-ых, который привел к распаду СССР. Мы также спрашивали о понятиях, которые могут стать краеугольными камнями той или иной идеологии: собственность, конкурентноспособность, справедливость, суверенитет. Так вот суверенитет у 10% опрошенных вызывал положительные чувства, у 4% - отрицательные. Тревожно, что какое либо отношение к суверенитету смогли выразить только 14% общества, в то время как о понятии "справедливость" определенно высказались 58%, о правах человека -35%. То есть люди не знают и не понимают концепцию суверенитета.

Так что партии, которая включает этот термин в свою программу, предстоит провести с населением огромную разъяснительную работу. Для этого доктрина суверенной демократии должна стать массовой и понятной массам.

Олег Морозов:

- Уверен, если бы мы спросили, согласны ли вы с тем, что Россия должна проводить самостоятельную внешнюю политику и самостоятельно распоряжаться своими ресурсами, мы получили зашкаливающее положительный ответ.

Руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко:

- Сегодня мы уходим от компрадорского капитализма, из-за которого многие россияне до сих пор воспринимают демократию как диктат Америки. Я надеюсь, что "Единая Россия" сможет связать эти понятия и выстроить правильную зависимость: именно демократия - это и есть суверенитет.

Вместе с тем я не думаю, что демократия синоним государственного развития. Демократия всего-навсего процедура, которая обеспечивает развитие властных полномочий со стороны тех, кто готов эти полномочия делегировать. В разных частях света демократия воспринимается также по-разному.

Демократия Америки формировалась, по словам Бенджамена Франклина, по принципу "пространства договоренностей вооруженных мужчин". Такие примеры демократий есть и на постсоветстком пространстве. В Европе исторически формирование демократии шло иными путями. В ее основе - суверенитет личности. В Латинской Америке демократии приводили к военным переворотам и хаосу, только вооруженные идеей суверенитета эти страны выходили из коллапса. Поэтому для меня суверенитет является основным, а демократия скорее, прилагательным к суверенитету.

Я не вижу, в отличие от автора статьи, такой уж жесткой привязки России к Западу. Все случаи наших союзов отмечены очень некрасивой предательской позицией западных стран. Поэтому для России очень важно найти свою собственную цивилизационную зону. И это тоже задача нашей будущей идеологии. Она должна отвечать на глобальный вопрос: зачем Россия нужна миру?

Мы также не можем не отвечать на возможные выпады Запада. Если ты не отвечаешь, на вызовы времени, ты утрачиваешь суверенитет. Поэтому суверенитет - это постоянная работа, постоянное выставление границ своего жизненного пространства в идеологии, политике, экономике.

Алексей Чадаев:

- Неслучайно коммунисты так любили сложные иностранные слова для своих масштабных проектов: электрификация, коллективизация, индустриализация. Любое массовое освоение нового понятия - это всегда политическое творчество. В этом смысле в относительной непонятности термина - и его достоинство, поскольку это оставляет место творчеству. "Суверенная демократия", безусловно, предполагает развитие, предполагает политическое творчество.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru