Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 НОЯБРЯ 2017, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Смерть под градусом
7.11.2006

Эпидемия вспыхнула 25 октября, когда администрация Псковской области ввела режим чрезвычайной ситуации в связи с ростом числа отравлений спиртосодержащей продукцией и 15 летальными исходами. Позднее число погибших выросло до 17, госпитализировано было более 500 человек в 20 из 26 районов и городов области. 26 октября федеральные СМИ рассказали, что не менее масштабные отравления отмечены в Волгоградской и Иркутской областях. На прошлой неделе отравившихся регионов стало 17. Рекорд поставили Челябинская (66 умерших, 1091 человек в больнице), Белгородская (соответственно 43 и 1200), Иркутская (40 и 1195) области и Пермский край (12 и 242). Кроме того, сотня отравлений была зарегистрирована в Гродненской области Белоруссии и Прейльском районе Латвии. 

Несмотря на разброс пораженных территорий (незадетыми оказались только южные регионы страны), диагноз у всех пострадавших был одинаковым: токсический гепатит, вызванный употреблением жидкостей на основе этилового спирта, в которые добавлялся гидрохлорид полигексаметиленгуанидина (торговое название "Биопаг-Д"). Эти спиртовые смеси, которые продаются по всей России под разнообразными названиями ("Экстрасепт", "Антисептин", "Антин" и т. д.) в качестве антисептиков и дезинфицирующих жидкостей, пользуются повышенным спросом у малоимущих алкоголиков. Ведь стоимость флакона объемом 100-300 мл составляет 3-10 руб., при этом основой жидкости служит 65-95-процентный этиловый спирт. Низкая цена возможна потому, что "Биопаг" входит в госреестр дезинфекционных средств и выводит препараты, компонентом которых является, из-под спиртового акциза. По мнению врачей, "Биопаг" токсичен сам по себе, а в сочетании со спиртом мгновенно поражает печень, быстро приводя к билярному циррозу, чреватому летальным исходом.
       
Принятые меры 

Эпидемия вызвала ураганную реакцию властей. Генпрокуратура объявила, что берет под контроль расследование дел, связанных с отравлениями, а также проверку предприятий, производящих и реализующих любую спиртовую продукцию. Сразу несколько судов объявили, что впервые приговорили торговцев суррогатным алкоголем к солидным штрафам. В Чувашии торговцы, продававшие вместо водки разведенный стеклоочиститель "Искра", получили по шесть лет колонии общего режима. 

Первый вице-премьер Дмитрий Медведев заявил: "Если этими вопросами региональные власти не будут заниматься, то никакой нацпроект 'Здоровье' своей цели не достигнет". Глава Совета федерации Сергей Миронов доложил, что палата уже подготовила проект закона о госмонополии на производство этилового спирта, с введением которого "не будет никаких там непонятных жидкостей, которые разливаются под видом дешевого алкоголя в разных там палатках". Инициативу попытался перехватить спикер Госдумы Борис Грызлов, который выступил за введение госмонополии уже не на производство спирта, а на продажу алкоголя. 

Глава Счетной палаты Сергей Степашин, не мешкая, нашел виновных, заявив, что "несогласованные действия Минэкономразвития, Минсельхоза, Минфина, ФСБ, ФНС, ФТС в процессе рассмотрения изменений в федеральный закон 'О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции'" стали причиной не только гибели людей, но и бюджетной недостачи размером 14,7 млрд руб. 

Иную причину нашли министр здравсоцразвития Михаил Зурабов и глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко. Зурабов сообщил: "Выброс суррогата -- это спланированная акция по меньшей мере пяти недобросовестных производителей алкогольной продукции", добивающихся отмены ЕГАИС. Министр не стал перечислять злодеев, но намекнул, что "часть продукции поставлена из Северной Осетии". А Онищенко добавил, что выброс суррогата - ответ российским властям "производителей спиртосодержащих жидкостей, которые недавно завозились в нашу страну из известных вам стран". Неприятные слова "Грузия" и "Молдавия" Онищенко произносить не стал, но уточнил: "речь идет о двух странах, из которых мы завозили 40% так называемого вина".
       
Понесенный ущерб 

На первый взгляд вспышка смертности ужасает. На второй -- если верить Госкомстату и СМИ, нынешняя осень весьма милосердна. В обозримом прошлом самым благополучным был 1998 год, когда от случайных отравлений алкоголем скончались 26,1 тыс. человек. Это порядка 500 человек в неделю. Затем начался рост смертности, достигший пика в 2003 году (45 тыс. человек, в среднем 865 в неделю) и тут же сменившийся спадом. В прошлом году суррогаты и паленая водка убили 35,9 тыс. человек (690 в неделю). За 8 месяцев этого года -- 19,9 тыс. (570 в неделю). 

Сейчас чиновники и СМИ объявили примерно о 400 смертях. Даже если речь идет всего об одной неделе, можно констатировать, что страна поставила рекорд десятилетия по алкогольному выживанию. И это на пике потребления отравы. Хотя необходимо учитывать, что журналисты, в отличие от статистиков, не получают всеобъемлющей информации, и по итогам года счет может оказаться совсем другим. 

Не выдерживают критики и заявления правоохранительных органов, что отравителей народа стали строже наказывать. В одном только Уральском федеральном округе и только за январь--февраль этого года было возбуждено 864 уголовных дела против продавцов алкогольных суррогатов, 110 человек получили не только условные, но и реальные сроки. 

При этом призывы навести порядок на рынке алкогольной продукции не имеют никакого отношения к эпидемии отравлений. Пострадавшие покупали отраву не в магазинах, а у подпольных распространителей -- а в Иркутске отравившиеся, по оперативным данным, и вовсе разграбили стоявшую на путях железнодорожную цистерну. Исправлять ситуацию путем наведения порядка на рынке -- это примерно то же самое, что строго проверять грибные консервы из-за повального отравления грибников мухоморами.
       
Источник инфекции
Существуют три версии, объясняющие размах нынешней кампании против суррогатного алкоголя. 

Согласно первой, тему раздули журналисты, интересующиеся любыми алкогольными проблемами. Им было чем интересоваться: год начался затяжным простоем ликероводочных заводов (ЛВЗ), для которых не успели напечатать акцизные марки. Затем Россия запретила ввоз вина из Молдавии и Грузии. Потом из-за проблем с внедрением ЕГАИС с прилавков исчез весь импортный алкоголь, а многие заводы России опять остановились. Потом Владимир Путин потребовал назвать виновных. Алкоголь стал частью большой политики, СМИ разогрелись и взялись наконец за тему умирающих провинциальных пьяниц, к которой традиционно относились с брезгливым равнодушием. Но теперь ее можно было увязать с нерадивостью чиновников, по вине которых лишенные "Хванчкары" и Chivas бомжи перешли на "Экстрасепт". 

Версия выглядит вполне убедительной, но не объясняет, почему события столь подробно освещали федеральные каналы. 

Это объясняет вторая версия, согласно которой кампания организована для того, чтобы создать благоприятный фон для заявлений о необходимости навести порядок и вернуть госмонополию на алкоголь. В пользу этой версии говорит не только готовность, с которой чиновники и депутаты представили общественности рецепты решения проблемы, но и схожесть нынешней шумихи с информационным фоном, который подкладывался под предыдущие попытки взять рынок под госконтроль. Последний раз такое случилось в прошлом году, когда глава Минсельхоза Алексей Гордеев предложил создать государственную акционерную компанию, которая бы монопольно закупала спирт у спиртзаводов и продавала его производителям водки. Инициатива, слегка трансформировавшись, развилась в законопроект, в мае этого года принятый Госдумой в первом чтении. Но в августе Владимир Путин заявил Госдуме, что вводящий ограничения проект "никак не отвечает рыночным принципам регулирования экономики",-- и идея была похоронена. Как выяснилось, только временно. 

Представители ликероводочных заводов отмечают, что, если не считать идеи госпосредника, отвергнутой Путиным, существует три варианта госмонополии. Первый, "мироновский", предусматривает введение монополии на производство спирта и кажется "вполне обсуждаемым". Второй, "грызловский", устанавливающий монополию на продажу алкоголя, выглядит труднореализуемым даже на оптовом уровне, не говоря уж о розничном, по финскому образцу. Третий, предусматривающий распространение госмонополии на производство алкоголя, в результате чего все ЛВЗ должны стать государственными, выглядит практически невозможным (хотя опыт Татарии, десять лет назад преобразовавшей частные ЛВЗ в ГУПы холдинга "Татспиртпром", показывает, что всякое возможно). 

"Монопольная" версия не объясняет, почему представители разных ведомств так расходятся во мнениях, кто виноват в случившемся. Это объясняет третья версия, согласно которой данная кампания стала частью войны, которую одна властная группировка развязала против другой. Кто и почему нападает, можно судить по репликам экспертов: "Новая редакция закона 'О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкоголя и спиртосодержащей продукции' и ЕГАИС, придуманный МЭРТом, урезали права ряда министерств и ведомств, например Минсельхоза". Те же эксперты подчеркивают, что, судя по размаху кампании, за ней не может стоять отдельно взятый министр. Но понять, кто пошел на Германа Грефа войной, удастся лишь если нападавший победит -- и проявит себя в ходе дележа трофеев. 

Не отвергая этих версий, выскажем собственную: массовые смерти связаны, как ни странно, с успехами местных властей в деле борьбы с "паленой" водкой. Очередной этап этой борьбы стартовал 1 июля, когда во всех регионах в соответствии с законом "О госрегулировании..." вступили в силу местные нормативные акты, ужесточившие требования к участникам алкогольного рынка. Основным новшеством стало отлучение от рынка индивидуальных предпринимателей и мелких фирм, справедливо считавшихся главным каналом, по которому потребители получали контрафактную водку. В разных регионах новшество сработало с разной силой -- как из-за отличий в подходах законодателей, так и в связи с неодинаковым усердием, с которым реализовывались установки. 

Гепатит ударил по областям, власти которых особенно успешно убрали с рынка контрафакт: в результате маргиналы переключились с незаконной, но относительно безопасной "паленой" водки не на легальное спиртное, как ожидали авторы закона, а на "Экстрасепт". Случилось это, как только иссякли остававшиеся с июня запасы контрафакта -- чем и объясняется одновременность и разбросанность вспышек гепатита. 

Примерно об этом в самом начале эпидемии сказал псковский вице-губернатор Юрий Демьяненко: "С начала года мы закрыли 14 подпольных цехов. Кто-то воспользовался этим и ввез дешевый технический спирт". 

Зато почти не жалуются на гепатит регионы, отличающиеся обилием ЛВЗ, прекратить утечку "серой" водки с которых нелегко. Например, юг России, перенасыщенный осетинской продукцией, Рязанская, Орловская, Липецкая, Тамбовская области, богатые спиртзаводами, а также столицы, где местным заводам приходится конкурировать едва ли не со всеми производителями страны. 

Профилактические мероприятия 

На самом деле, по мнению большинства специалистов, проблема алкогольных смертей решается легко.

Фото: ПЕТР ХОЛОБАЕВ
Даже беглое ознакомление с ситуацией на алкогольном рынке убеждает специалистов, что выход из нее -- совсем не там, где его ищут правительственные чиновники

       В первую очередь необходимо запретить производство непищевого этилового спирта, а также его свободную продажу в аптеках и хозяйственных магазинах. За это ратуют и чиновники, и врачи (см. интервью), отмечающие, что львиная доля жидкостей выпускается исключительно для алкоголиков. 

Участники рынка говорят также о необходимости снизить акциз, опустив таким образом розничную цену. "Легальная водка с учетом акциза и НДС не может стоить дешевле 65 рублей за пол-литра. Регулярно покупать такую продукцию могут лишь люди, чей доход превышает 6-7 тысяч рублей. Те, чей доход составляет 4-5 тысяч рублей, пьют нелегальную водку за 40-50 рублей. Если ставка акциза будет снижена, легальные производители смогут на равных конкурировать с нелегалами",-- заявил пресс-секретарь Союза производителей алкогольной продукции Дмитрий Добров. С ним согласен председатель совета директоров ОАО "Московский завод 'Кристалл'" Игорь Чуян: "Конечно, потребителей настойки боярышника привлечь на свою сторону нам не удастся. Но 40 процентов населения, доходы которых составляют от 3 до 7 тысяч рублей, перетянуть в легальный сектор -- вполне реальная задача". 

Несколько депутатов, напротив, предложили, не трогая акциз, вывести на рынок безакцизную водку, которая будет продаваться только в специальных магазинах для малоимущих. Правда, медики говорят, что тогда народ будет умирать не от токсического гепатита, а от обычного пьянства. А экономисты отмечают, что удешевлять алкоголь просто некуда: российская водка и так дешевле не только любого заграничного аналога, но и советской водки (если сопоставлять ее цену с ценой, допустим, хлеба или мяса). В любом случае до уровня цены на стеклоочиститель не сможет опуститься цена даже самой безакцизной водки. 

Куда продуктивнее выглядят идеи, высказанные Зурабовым и Онищенко. Ведь эти идеи отвергают предположения, верить которым невозможно. Невозможно ведь верить, что тысячи россиян добровольно и ежедневно пьют яд, от которого слепнут, теряют печень и впоследствии умирают. Невозможно верить, что другие россияне продают его. Невозможно верить, что десятки заводов ежедневно выпускают миллионы упаковок этих ядов, единственное предназначение которых -- убить потребителя (для которого на этикетке написано "малоопасно при введении в желудок" и "годно к применению"), а иного предназначения нет, потому что нет в России такого количества стекол и требующих дезинфекции поверхностей. 

Куда легче верить, что трагедию организовала горстка мерзавцев на пяти кавказских ЛВЗ и в двух известных странах. Именно они травят народ, пытаясь добиться отмены законов и срыва нацпроекта "Здоровье". Именно потому, очевидно, суррогатная беда обошла стороной Южный федеральный округ, зато зацепила Литву и Белоруссию: мерзавцы пытались отвести подозрения от себя. И именно они более всех пострадают от введения госмонополии в алкогольной отрасли, вывода на прилавки дешевой водки, а также любого адекватного ответа руководства страны на брошенный ему вызов. 

Благополучное решение вопроса позволит перейти к изучению ситуации по методу Зурабова--Онищенко в других национальных проектах. В частности, явным вызовом властям и спланированной акцией представляется рост цен на недвижимость, ставящий под угрозу исполнение нацпроекта "Доступное жилье", а также сокращение урожая зерновых на 10 млн т, подрывающее основы проекта "Развитие АПК". Поиск и разоблачение виновных как внутри России, так и в двух известных странах сплотит народ перед лицом общего врага и ускорит развитие российского государства.

Коммерсант-Власть, 7.11.2006


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru