Rambler's Top100
Лениградская Правда
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПОНЕДЕЛЬНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Дело №27 близится к завершению
5.04.2005
Процесс по "делу Старовойтовой" близится к завершению. В понедельник в городском суде Санкт-Петербурга стартовали прения сторон. Гособвинение подвело свой итог следствию, длившемуся шесть с половиной лет, потребовав для подсудимых особо жесткого наказания. Двум из них - организатору Юрию Колчину и исполнителю Виталию Акишину - прокурор запросил пожизненное лишение свободы.

Галина Старовойтова была убита 20 ноября 1998 года в подъезде своего дома в Петербурге. Тогда же серьезно пострадал, но чудом остался в живых ее помощник Руслан Линьков. Впоследствии в зале суда он указал на одного из обвиняемых как на человека, стрелявшего в него и Галину Старовойтову. Нападавших, как показал Линьков, было двое, одежда и волосы одного показались ему женскими. Позже эти факты, как утверждает сторона обвинения, подтвердились.

По факту гибели депутата Госдумы в ноябре 1998 года было возбуждено уголовное дело по статье 277 УК - "Террористический акт". Однако первые подозреваемые у следствия, которое вело Управление ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти, появились лишь несколько лет спустя. Отталкиваясь от оружия, пистолета-пулемета "Агран-2000", вышли на некую партию автоматов, потом - на продавцов, а после - на покупателей. Помогло то, что преступники, по всей видимости, сэкономили, и купленный за 3 тысячи долларов "Аграм" имел характерную неисправность - люфт защелки магазина, который устранялся с помощью вставки деревянной щепки. Так следователи узнали фамилии двух человек, причастных к преступлению, - Колчина и Мусина.

На этом следствие было застопорилось, но неожиданно оперативникам повезло. В 2000 году в деле появились показания свидетеля, чье имя не разглашается по просьбе суда, от которого стало известно о некоем "коллективе", костяк которого, по версии следствия, представляли выходцы из поселка Дятьково Брянской области, перебравшиеся в Питер. В октябре 2002-го были задержаны пятеро из "коллектива" - Виталий Акишин, Игорь Лелявин, Юрий Ионов, Игорь Краснов и Алексей Воронин. Последний практически сразу дал признательные показания, заявив, что его втянули в преступление, ни о чем не спросив, и теперь он хочет отомстить.

Воронин рассказал, как члены "коллектива" следили за Галиной Старовойтовой, прослушивали ее телефоны, как уничтожали следы 21 ноября 1998 года...

Со слов Воронина стало известно и об иерархии в "дятьковском коллективе", базой для которого служило частное охранное предприятие "Благоверный князь Александр Невский". Приезжие с Брянщины и несколько петербуржцев находились в сильной зависимости от лидера - Юрия Колчина, которого задержали в декабре 2002 года.

В результате из уголовного дела по факту убийства Галины Старовойтовой за № 55 было выделено в отдельное производство дело № 27 в отношении шестерых обвиняемых. Колчину вменяется организация преступления, Акишин, по версии обвинения, стрелял в Галину Старовойтову, остальным четверым инкриминируется соучастие. С декабря 2003 года 27-е дело рассматривается в городском суде Санкт-Петербурга. А в рамках 55-го следствие продолжает поиск "неустановленного лица": пока заказчик убийства Галины Старовойтовой именуется так. Впрочем, в суде неоднократно звучало, что поручения относительно слежки и прослушки исходили от бывшего депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Глущенко, чья приемная находилась в одном здании с офисом "дятьковского коллектива".

Кроме того, в розыск было объявлено несколько подозреваемых. Среди них - "дятьковцы" Олег Федосов (второй, по версии следствия, исполнитель, который был переодет в женские плащ и парик) и Евгений Богданов (как утверждает обвинение, следующий за Колчиным человек в "коллективе"), а также петербуржец Сергей Мусин. Двое обвиняемых - Вячеслав Лелявин (старший брат подсудимого) и Павел Стехновский - арестованы в прошлом году.

Защита не раз предпринимала попытки дезавуировать показания как свидетеля, чье имя мы не называем, так и подсудимого Воронина. Однако обвинение, похоже, было готово практически к любым выпадам со стороны процессуальных противников. Рассказы об установке прослушки подтверждались массой показаний незаинтересованных лиц: сотрудника Петербургской телефонной сети, соседей, заметивших в подъезде посторонних лиц, и так далее.

В прениях представитель прокуратуры особо подчеркнул, что обвинение базируется отнюдь не на одних показаниях свидетелей. Так, распечатки телефонных соединений 20 ноября 1998 года дают основания полагать, что Юрий Колчин накануне убийства находился в аэропорту, когда Старовойтова возвращалась в Питер из Москвы, и координировал действия других участников группы. Телефоны тех, кого следствие считает непосредственными исполнителями убийства, принимали звонки в районе набережной канала Грибоедова - рядом с домом, где жила Галина Старовойтова. В ходе обысков у обвиняемых нашли массу предметов, говорящих о пристрастии молодых людей к оружию, к установке слежки, прослушки.

Представитель гособвинения начал прения с того, что напомнил участникам процесса о Галине Старовойтовой - выдающемся политике. Неоднократно звучавшее предположение о том, что депутата убили из-за мифического миллиона, который она якобы везла из столицы на берега Невы, следствием не подтверждено. Никакой деятельностью, кроме как политической, Старовойтова не занималась. Таким образом, по всей видимости, прокуратура пытается предупредить возможные попытки защиты переквалифицировать обвинение с 277-й статьи УК на 105-ю - "Умышленное убийство", предполагающую не столь суровое наказание.

Прокуратура просила суд приговорить Юрия Колчина и Виталия Акишина к пожизненному заключению в колонии особого режима с отбыванием первых десяти лет в тюрьме; Игоря Краснова и Юрия Ионова - к пятнадцати годам лишения свободы, Игоря Лелявина - к двенадцати годам с отбыванием в колонии строгого режима. Алексею Воронину обвинение просило назначить наказание "ниже низшего предела", так как подсудимый "активно способствовал раскрытию преступления".

Комментируя выступление гособвинителя, адвокат Валерий Сандальнев, выступающий в защиту Колчина, в коротком интервью корреспонденту "Известий" заявил: "Прокуратура в большей части исходит из собственных предположений. Чем, например, доказана так называемая "организующая" роль Колчина? Что доказывают распечатки "трубок"? Обвинение, конечно, может исходить из предположений, но не суд при назначении наказания".

Руслан Линьков и Ольга Старовойтова, признанные потерпевшими по делу, пока от комментариев воздерживаются, чтобы их слова не были истолкованы как давление на суд.
Известия, 5.04.2005


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru