Rambler's Top100
Лениградская Правда
24 ОКТЯБРЯ 2017, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
А были ли шахидки?
31.08.2004
Амнат Нагаева и Сацита Джебирханова, подозреваемые в подрыве двух пассажирских авиалайнеров 24 августа, были подругами. В компании с ними в Москву, возможно, прибыли еще две террористки-смертницы - Роза Нагаева (сестра Амнат) и Марьям Табурова. Около 9 часов утра в воскресенье, 22 августа, все четверо выехали на пассажирском автобусе из дагестанского города Хасавюрт в неизвестном направлении. Местонахождение Розы и Марьям до сих пор неизвестно. Специальный корреспондент "Известий" провел собственное расследование в Чечне, встретился с родственниками подозреваемых, выяснил подробности биографий всех четырех женщин и возможные мотивы их действий.

После того как в
списках пассажиров упавших самолетов обнаружились две чеченские фамилии - Нагаева и Джебирханова, все правоохранительные структуры Чечни (оперативно-розыскное бюро (ОРБ), уголовный розыск, управление ФСБ) получили задание выяснить все о связях этих женщин. Сыщики взялись за работу, которая до сих пор не принесла результатов.

- Девушки чистые, - сообщил "Известиям" офицер МВД республики. - Было предположение, что Амнат Нагаева сестра боевика Нагаева, но оно не подтвердилось. Этого Нагаева в Серноводске около года назад брали мои ребята. И он никакого отношения к Амнат не имеет.

Если именно Амнат Нагаева и Сацита Джебирханова были
на борту двух лайнеров (а полной уверенности в том, что это были именно они, а не другие женщины, воспользовавшиеся их паспортами, нет - тела подозреваемых до сих пор не опознаны родственниками) и привели в действие взрывное устройство, то отсутствие у них связей с боевиками нетипично. Например, после того как была выяснена личность смертницы, подорвавшей себя в Москве на аэродроме в Тушине, - Зулихан Элихаджиевой, тут же выяснилось, что она - сводная сестра боевика Данилбека Элихаджиева. Другая известная несостоявшаяся смертница, Зарема Мужахоева, также имела очевидные криминальные связи. Выяснилось это уже после терактов, но тем не менее такие связи существовали. А по Нагаевой и Джебирхановой оперативники ничего не узнали.

Вот что удалось выяснить "Известиям"

Последние полгода все четыре женщины снимали квартиру в центре Грозного, в доме, где находится Дом моды. Роза Нагаева и Сацита Джебирханова разведены, Амнат Нагаева и Марьям Табурова не были никогда замужем. На жизнь зарабатывали торговлей на Центральном рынке города, который находится прямо возле Дома моды. Торговали детской одеждой, за товаром ездили в Азербайджан, в Баку, примерно раз в месяц. Последний раз, по словам их родственников, уехали за вещами к школе - портфелями, костюмами, платьями. Как раз к 1 сентября. На автостанции в Хасавюрте 22 августа женщин видела одна их знакомая. Они помахали ей рукой из автобуса, но куда отправлялся автобус - в Баку, Москву или в какой-то другой город, свидетельница не знает. Из Хасавюрта можно уехать куда угодно по Северному Кавказу, и за его пределы, в частности и в Москву. Езды и до Баку и до Москвы меньше суток.

Амнат и Роза Нагаевы, 30 и 29 лет

У Амнат Нагаевой, уроженки села Тевзана, бывший поселок Кирова Веденского района Чечни, есть мать, 4 сестры и 6 братьев. Точнее, было 6 братьев до мая 2001 года. 32-летнего Увайса похитили неизвестные весной 2001 года.

Рассказывает Иса Нагаев, 37 лет, старший брат Амнат:

- Увайс не погиб, его просто нету. Уже три года как нету. И мы не можем его найти. Его забрали. Кто? Вот именно - кто? Приехали на бэтээрах на майские праздники. Вот Амнат и связывают с Увайсом. Вроде как она мстить за него поехала. Какой мстить, я же не пошел мстить. Кому мстить? Кто это были. Хотя... Я вам могу сказать, кто его забрал. Роман Ушаков брата моего забрал и какой-то Стрелков, имя не знаю. У нас там воинское расположение стояло, прямо над нашими селами - Хатуни, Махкеты, Тевзана. Вот на этой площадке, сверху над тремя селами, они и базировались. В Чечне никому не подчинялись, напрямую Москве. Ушаков и Стрелков, хотя, может, это и поддельные имена. Вот они Увайса забрали, а потом сказали, что он погиб где-то. И все - ни тела, ни уголовного дела. Просто убили. Или гниет Увайс заживо в каких-нибудь копях. А мы ничего точно не знаем. И живем с этим уже три с лишним года... А Амнат поехала за товаром. За детскими принадлежностями. Мать наша живет в Тевзане, а Амнат снимала квартиру в Грозном, торговала на рынке мелким оптом. За товаром ездила в Хасавюрт и в Баку. Последний раз я ее давно видел. Я же не в Грозном живу, а в Червленной станице. Если бы я в Грозном жил, я бы ее каждый день видел. А так... и не знал ничего. Обычно она успевала съездить и вернуться за три-четыре дня. А тут уже пять прошло, Амнат нету. И мобильного телефона у нее никогда не было. Мы начали беспокоиться, но не сильно. Бывает, что автобусы с челноками подолгу держат на азербайджанско-дагестанской границе. Только в пятницу ближе к вечеру по радио "Юность" услышал - Нагаева Аманта. Она по паспорту Амант, а дома мы ее зовем Амнат. Так и сказали: есть неопознанный труп - Нагаева Аманта. Сердце мое остановилось и потом снова заработало. И вот я приехал в Грозный, чтоб заявление на розыск сестры подать. Я не верю, что она была в самолете, думаю, она где-то пропала, а ее паспорт террористы использовали. Тем более год рождения по радио объявили неверный - 1977-й. А Амнат с 74-го. Да, ей уже 30. Ростом она примерно метр шестьдесят, глаза серые, волосы... Не знаю, какой длины у нее волосы, она их вечно запрячет. Знаю, что шатенка. Вот подам заявление в ОРБ, а если они не принимают, то в РОВД. К тому же, если бы Амнат оказалась в Москве, хотя что ей там делать, она бы сестре позвонила, у нее в Москве сестра живет, а Амнат не позвонила. Я вчера весь день в Москву сестре звонил, а телефон не отвечал. Вот где мне теперь Амнат найти, посмотреть на ее труп, как это можно сделать, помогите. Мне же надо убедиться. Я до сих пор не верю, что это она была в самолете. Слишком все это... невероятно. Да и не девочка она уже, чтобы такие глупости творить. Может, кто-то обманул ее. Может, все-таки паспорт потеряла, или украли у нее этот паспорт. Ведь не бывает так, чтобы человек задумал взорваться, сам сделал бомбу, поехал, совершил теракт. Должны быть какие-то сообщники, связи. А тут, ну никакого малейшего намека не было. Единственное слабое место то, что она в Баку ездила, но ведь она не одна туда ездила, вместе со всеми, автобусом. И не задерживалась там никогда. А старшая сестра наша в Саратове живет. Я ей позвоню, пусть она поедет на опознание в Москву или куда там. Ей из Саратова по-любому ближе. Или хотя бы узнает, где можно опознать Амнат... Своей семьи - мужа там, детей - у Амнат нет и никогда не было. Так получилось. Вы сами походите по рынку - полно женщин, а мужчин нету. Кто-то в Россию уехал подальше, кого убили. Нету мужского населения... Мы до 89-го года жили в Заветинском районе Ростовской области. Отец у нас был чабан. Девочки учились в школе-интернате. Нормально учились, никакого мракобесия. А потом сельское хозяйство пришло в упадок, отец у нас там скончался, и мы вернулись в Чечню. Семья-то большая, кормить-то надо. Ну, какие мы боевики. Мы открыты, ни от кого не скрываемся.

Рассказывает Таос Нагаева, мать Амнат Нагаевой:

- Я волновалась, приехала в Хасавюрт, мне сказали: ты не беспокойся, приедут они, на таможне много автобусов держат, наверное, и Амнат с Розой там. Там, в Хасавюрте, еще мать Марьям Табуровой была и брат Сациты Джебирхановой. Тоже волнуются, ждут. Я и поверила про таможню, поехала домой в Тевзана. А Роза-то моя - эпилептик. В больнице в Ростове раньше лежала, сейчас-то ей полегче стало. И вот где моя Роза? Про Амнат по телевизору передали, что она в самолете была, я сама не видела, люди сказали. А про Розу по телевизору ничего не говорят. А сегодня (в субботу 28 августа. - "Известия") меня в ОРБ вызвали, сюда в Грозный. Вот я и приехала, семьдесят рублей за билет отдала. Не надо меня фотографировать, а вообще, я не против фотокарточки, если моих двух дочек убили, то пусть и меня убьют... Амнат раньше в Москве бывала, еще до второй войны. Она тогда в Ростове торговала халатами. И в Москву с девчатами ездила, закупала там носки, колготки. Раза три в Москву ездила, но все время поездом или автобусом. Самолетом никогда в жизни не летала. Она не умеет проехать в аэропорт, не умеет делать бомбы, не знает, как их проносить, она ничего этого не знает... У меня в сельсовете спросили: а может, у Амнат в Баку что-то не склеилось и она в Москву поехала? Ни в коем случае, у нее бы и денег на такие разъезды не хватило. Здесь еще моя старшая дочка живет - Осма. Вместе с Амнат и Розой на рынке торгует. Тоже ждет, волнуется.

Сацита Джебирханова, 37 лет

Хусейн Джебирханов, старший брат Сациты Джебирхановой, подозреваемой в теракте, живет в селе Майртуп Курчалоевского района Чечни в громадном доме.

- Я при советской власти спекулянтом был, - говорит Хусейн. - Коврами торговал, вот дом и построил.

Сейчас Хусейн держит небольшую ферму - пять коров, овцы, этим и живет. Его двор сплошь засажен красными розами.

- Я никак ничего не могу понять, - говорит Хусейн. - Приходят какие-то с 6-го отдела (ОРБ. - "Известия"), с прокуратуры. Все им расскажи да объясни. О составе семьи, о мировоззрении. У Сациты восемь сестер и двое братьев. Раньше трое было. Саидхамзат, 1970 года рождения, погиб в дорожно-транспортном происшествии в Дагестане. Это я так милиционерам говорю, чтобы не пускаться в лишние объяснения. А на самом деле его убили в перестрелке в Дагестане в 1998 году. Он при Масхадове судьей работал в шариатском суде. Образования у него специального не было - так, самоучка, но он способный был. В Гудермесе какие-то курсы шариатские ускоренные закончил и пошел работать. А в то время существовал какой-то Дагестано-чеченский конгресс, с чего вторая кампания-то и началась. Там во главе конгресса Басаев стоял, Удугов. А одного из членов этого конгресса, чеченца, в Дагестане отравили. И вот мой брат поехал туда разбираться, а его застрелили и еще троих его телохранителей. Нет, в первой войне мой брат не участвовал, просто потом устроился в шариатский суд. Работы другой не было. И вот теперь, наверное, хотят притянуть Сациту, якобы она за брата мстила. Но, во-первых, его убили в Дагестане, к русским это никакого отношения не имеет, а, во-вторых, уж если мстить, то мстить должен был я. Тогда это просто было сделать. Приехал в Дагестан, сделал свои дела, вернулся в Чечню - и никто тебя никогда не найдет. А то и ездить не надо. Нанял кого-нибудь, они за тебя отомстят. Но я этого ничего не сделал, потому что никогда подобным не занимался. Это все чуждо нашей семье. И Саците это тоже чуждо. Мама у нас умерла в 2001 году, а отец в 1995-м. Но война тут ни при чем. У отца был рак слепой кишки, а у мамы - общие болезни. Остальные в нашей семье живы, включая бывшего мужа Сациты... Своей семьи у Сациты не получилось, и детей не было. Что-то у нее с мужем не поладилось - вернулась. Жила в отцовском доме со снохой, вдовой брата Саидхамзата. Хозяйством перебивались, а с 2003 года Сацита начала торговать тряпками на рынке, переехала в Грозный, снимала там квартиру с подругами. Два раза ездила в Баку за товаром. Раз в две недели приезжала в Майртуп. В Москве никогда не бывала и на самолете отродясь не летала. Во всяком случае, я не слышал. Последний раз я видел Сациту недели две назад. Приехала, спросила, как дела, что нового, как племянники. Спешила. Ночевать не осталась, уехала в Грозный. Больше мы ее не видели. Сказать, что она сильно изменилась после того, как переехала в Грозный, не могу. Одевалась она как мусульманка - платок, длинное платье. Но это нормально для одинокой женщины. Я сам, как старший, требовал, чтобы она так одевалась. Чтобы не было никаких разговоров или мыслей. Нет, никаких изменений я в ней не замечал. У нас вообще в чеченских семьях между братьями и сестрами существует дистанция, так что мы мало что друг о друге можем сказать. Мой младший брат Саид ездил на таможню в пятницу, на дагестано-азербайджанскую границу. Хотел узнать, пересекала ли Сацита границу или даже не доехала до нее. Ему ответили, что такую информацию могут дать только по запросу из управления, из Дербента. Ну, что за люди! Так мы ничего и не знаем. Но в Хасавюрте на автостанции Сациту с подругами видели. Женщина одна видела, как она в автобус садилась. А вот куда шел автобус, эта женщина внимания не обратила.

Марьям Табурова, 27 лет

Марьям Табурова живет в том же Майртупе за несколько улиц от Сациты Джебирхановой. С детства они не дружили - все-таки разница в возрасте 10 лет, но - как односельчанки - знали друг друга неплохо.

- Марьям до 27 лет замуж не вышла, - говорит Роза Табурова, мать Марьям Табуровой. - Не до этого было. До августа прошлого года за больным отцом ухаживала, он уже лет тридцать душевнобольным был. А потом еще год после смерти нельзя свадьбу играть... Даже не знаю, что с ней случилось. Когда Марьям уезжала в Баку, у нее с собой 20 тысяч было. И сестра ей еще дала денег, чтобы Марьям и ей товары купила. Я вот думаю, что если бы Марьям что-то такое задумала и не собиралась возвращаться, она бы денег у сестры не взяла. У меня семеро детей: один сын и шесть дочек. Все, слава богу, живы-здоровы. Никто не воевал, не погиб, не пропал без вести. Последний раз я видела Марьям в воскресенье 22 августа в 6 утра в Грозном. Я тоже торгую на Центральном рынке в Грозном, и мы все впятером снимали квартиру в разбитом доме, прямо у рынка. Я с ними месяцев пять-шесть была. В то утро на квартире, кроме дочки, я видела Амнат и Розу Нагаевых, а Сациту Джебирханову воочию не видела, она с утра куда-то ушла, я еще спала. Но ехать они собирались все вчетвером в Баку за товарами. Роза уже второй раз ехала, а Марьям ездит с прошлого года, как отец умер, раз в 2-3 месяца. Оборачивалась за 2-3 дня, самое большее - за 4 суток. В то утро Марьям вела себя как обычно... Марьям хотела купить в Баку всякие школьные принадлежности для продажи - портфели, белые бантики. Перед 1 сентября это очень хорошо расходится. Точно говорили, что поедут в Баку. Они всегда туда ездили, ни в какую Москву и не собирались. Ну, допустим, по дороге передумали и поехали за товаром в другую сторону - в ту же Москву. Но в самолет-то Амнат и Сацита как попали? Они бы и обратно ехали автобусом, иначе смысл поездки теряется. Две тысячи только за билет на самолет отдай - что это за коммерция? Да и товаров в самолете много не провезешь. Да Марьям и в Москве-то никогда не бывала. Вообще нигде не бывала. Только в Майртупе, Курчалое, Грозном, Хасавюрте и Баку. И на самолете никогда не летала. Может, и не видела его даже вблизи. Так вот, и уехали они из Грозного в воскресенье рано утром, часов в 7, автобусом с Центрального рынка на Хасавюрт. Сама я, правда, не видела, как уезжали. Не провожала я их, на базар собиралась. Как мы жили на квартире в Грозном? Я вставала в 6 утра - пока поесть приготовлю девчонкам. С 7 утра до 7 вечера стояли на базаре все впятером. А потом приходили домой измотанные, смотрели телевизор, ложились спать, утром - по новой. Никаких посторонних людей вокруг девочек не вилось. В гости к нам никто не приходил. На базаре вроде тоже ни с кем подозрительным они не знакомились. Никак за все это время не изменились - ни в поведении, ни в одежде. Книжек никаких ваххабитских домой не таскали. К нам тут приезжали два дня назад следователи, расспрашивали, с кем Марьям встречалась, да кто у нее подружки, да какие отношения, да какой у нее характер. Все им, как вам, рассказала, что ни с кем она особо и не общалась. Характер спокойный. Заботливая очень. А так... Никаких книжек ваххабитских ни дома, ни в Грозном у Марьям не было. Она даже читать не умеет - какие книжки! Вот уехали. Проходит три дня, четыре, пять, а их нет и нет. Мы беспокоится начали. Сначала милиция к Джебирхановым пришла, потом к нам. Данные на Марьям взяли, все фотографии ее унесли в Курчалой (там находится райотдел милиции. - "Известия"). Вот одна осталась двухгодичной давности с временного удостоверения, это когда Марьям паспорт меняла. Что к чему - милиционеры сразу не сказали. Только на второй день. Вы, сказали, их ждите, а милиция тоже работает. Мы и не стали в розыск подавать - какой смысл, Марьям и так ищут.

"Либо они террористки, либо их убили..."

То, что родственникам подозреваемых до сих пор не показали трупы, позволяет чеченским оперативникам выдвигать несколько версий. Мы не знаем, насколько версии официальны, они просто высказаны сотрудниками правоохранительных органов Чечни корреспонденту "Известий".

Версия первая. Амнат, Роза, Сацита и Марьям действительно являются террористками, этаким "женским джамаатом", но руководят ими не местные боевики, а те, что находятся в Баку. Они могли подвигнуть женщин на теракт из-за какого-либо коммерческого долга или на сексуальной почве. Все четверо, напомним, совершенно одиноки. А примеры последнего мотива среди смертниц есть: ту же смертницу из Тушина Зулихан Элихаджиеву склонил к теракту сводный брат, с которым она состояла в интимной связи. Может быть, их завербовали и на идеологической основе. Теоретически у Нагаевой и Джебирхановой мотив есть - погибшие братья. Но, по мнению наших собеседников, мотив этот довольно "жидкий". Такой мотив может быть в Чечне у каждой второй женщины. Контакты этих четырех женщин с местными боевиками маловероятны. Так как, во-первых, их никак не зафиксировали местные агенты, а, во-вторых, все четверо, проживая в Грозном, практически постоянно находились под присмотром Розы Табуровой - матери Марьям Табуровой. Если эта версия верна, женщины приехали в Москву на автобусе, где их встретили сообщники, а значит, еще две смертницы находятся в Москве.

Версия вторая. Женщины не вынашивали никаких преступных замыслов, но среди их бакинских знакомых были террористы, о чем сами женщины могли и не знать. Эти знакомые встретили их в Баку и убили. После чего забрали их паспорта и передали в Москву руководителям настоящих смертниц. Это могло быть в том случае, если настоящие смертницы или их ближайшие родственники находились в федеральном розыске. Такому человеку попасть в самолет гораздо сложнее. Ради успешного проведения такого громкого теракта, как почти одновременный подрыв двух пассажирских самолетов, преступники могли пойти и не на такие жертвы. Эта версия рухнет, если родственники подозреваемых признают в останках Амнат и Сациту. Но до нынешнего понедельника такое опознание не проводилось. Никаких особых примет - родинок, шрамов, ожогов - у женщин, по словам их родственников, нет.

P.S.:

Хусейн Джебирханов, брат Сациты: Когда у нас еще в ту войну зачистку делали, я военным говорю: ничего у вас тут не получится, не наведете вы в Чечне порядок. Они удивились. "Это почему же?" - спрашивают. Да потому, что цели у вас такой нет. И вообще, никакой цели у вас нет. У советской власти хоть коммунизм был, а ваш коммунизм где? Правда, советская власть тоже не сахар. Я вон читал - 27 миллионов своих граждан загубила в 1937 году. Но тогда хотя бы арестовывать приходили без масок. Искренне арестовывали.
Известия, 31.08.2004


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru