Rambler's Top100
Лениградская Правда
22 ОКТЯБРЯ 2017, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
48 вопросов президенту
20.06.2003
Владимир Путин дал большую пресс-конференцию для представителей российских и зарубежных СМИ. Она началась в Кремле в 12.00 и продолжалась два с половиной часа. На пресс-конференцию пришли более 700 журналистов. За 2,5 часа президенту задали 48 вопросов. Журналистов интересовали вопросы развития экономики страны, ситуации в сельском хозяйстве, участия Владимира Путина в следующих президентских выборах. Представители прессы спрашивали о том, как президент оценивает работу правительства и ситуацию в Чечне, актуальные международные проблемы - Иран, Ирак, Северная Корея и Ближний Восток, отношения с США, предстоящий государственный визит в Великобританию и положение соотечественников за рубежом. Примерно 340 человек представляли региональную российскую прессу (из всех субъектов Федерации, включая Чечню), 140 - федеральные СМИ, более 230 - зарубежную из 30 стран. В пресс-службе особо отметили открытый характер аккредитации на пресс-конференцию: 'Никаких ограничений не было'. В зале работали 105 телевизионных камер и около 30 фотографов. Ответы президента синхронно переводились на 4 языка - английский, французский, немецкий и японский. Тематика пресс-конференции не задавалась строго, она носила общий, свободный характер. Пресс-конференция была рассчитана примерно на 1,5 часа, однако президент продлил время общения с журналистами на целый час. Это третья большая пресс-конференция Владимира Путина - первая состоялась в июле 2001 года, а вторая - в июне 2002. В 2001 году в ней приняли участие около 400 журналистов и было задано 22 вопроса, в 2002 - уже более 600 представителей СМИ и президент ответил на 37 вопросов. Полный текст пресс-конференции В. Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! В таком широком формате мы с вами встречаемся уже не первый раз, и это становится хорошей традицией. В середине года у представителей прессы есть возможность задавать любые вопросы, которые накопились у них за предыдущие несколько месяцев. У меня тоже есть возможность на них ответить, объяснить действия федеральной власти по ключевым вопросам развития России, международной проблематике. Я не буду больше тратить время на общие рассуждения. Я в вашем распоряжении и готов ответить на ваши вопросы. Пожалуйста. Вопрос: Газета "Томский вестник". Лена Долженкова - главный редактор. Уважаемый Владимир Владимирович, прежде всего, меня попросила передать Вам привет молодая семья Ведяшкиных. Помните, Вы были у них на свадьбе? И Вы дали им наказ: не затягивать с рождением нового гражданина России. Они просили это Вам передать. А теперь о серьезном. В. Путин: Это самое серьезное. Что может быть серьезнее? Особенно с учетом демографической ситуации в России, да и во всей Европе. Самый серьезный вопрос. Пожелайте им счастья. Вопрос: Обязательно. Спасибо. Господин президент, расскажите, пожалуйста, о Вашем отношении к тому, что произошло после обнародования доклада Совета по национальной стратегии, в котором красной линией проходит мысль о том, что в России назревает некая олигархическая революция, а представители крупного бизнеса намереваются интегрироваться во власть и из президентской республики превратить Россию в республику президентско-парламентскую. Спасибо большое. В. Путин: Что касается влияния крупного бизнеса на жизнь страны, то оно существенно и, собственно говоря, трудно себе представить другую ситуацию в стране с рыночной экономикой, где есть крупные компании. Я бы здесь ничего не демонизировал. Если смотреть с оптимистической стороны на эту проблему, то крупные компании, работающие в рамках действующего законодательства, действуют на благо страны - они развивают нашу экономику, создают рабочие места, в значительной степени развивают новейшие технологии. В крупных компаниях мы, как правило, имеем примеры очень хорошего менеджмента и высококлассного управления. Они, в известной степени, могут служить примером для других секторов экономики, где они пока не так ярко представлены. Но и в этом смысле эти компании, конечно, влияют на экономическую и политическую жизнь страны. Если вы посмотрите на то, что сейчас происходит в Госдуме в ходе обсуждения бюджета и ряда законов, связанных с налоговой реформой, и немножко погрузитесь в реальную жизнь нижней палаты парламента, увидите, что крупные нефтяные компании сейчас активно сопротивляются налогу на полезные ископаемые (НДПИ), полагая, что правительство перекладывает на них слишком большую нагрузку. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но именно в таком диалоге между бизнесом и правительством и должны быть найдены наиболее оптимальные решения для всех секторов российской экономики, социальной сферы. Это, конечно, не значит, что мы должны позволить отдельным представителям бизнеса влиять на политическую жизнь страны в своих групповых интересах. Для этого существуют такие демократические институты, как парламент, суд, действующий в рамках Конституции. Для этого есть СМИ. Я абсолютно убежден, что за последние годы та пресловутая равноудаленность различных представителей бизнеса от органов власти и управления все-таки состоялась. И сегодня тех, кто не согласен с этой позицией, знаете, как раньше говорили, "иных уж нет, а те далече". Вопрос: Я представляю газету самой крупной и, пожалуй, важной отрасли народного хозяйства нашей страны. Газета называется "Ваши шесть соток". Владимир Владимирович, Вы, наверное, знаете, сколько у нас в стране садоводов-огородников и догадываетесь, сколько у них проблем. Вот я хочу спросить: будет ли руководство страны уделять более пристальное внимание скромному труженику с лопатой и граблями, на котором, собственно, пока наша страна и держится. Спасибо. В. Путин: Вы знаете, я хочу извиниться перед вашей коллегой, которая задала такой сложный вопрос. На вторую часть все-таки не ответил. Это касается президентской и парламентской республики. Я считаю, что для России в ее сегодняшнем виде, имеется в виду сложный состав федерации, многонациональный состав России, многоконфессиональный вариант устройства власти, кроме президентской республики, не приемлем, даже, более того, опасен. В некоторых странах, конечно, парламентская республика действует эффективно, но, думаю, что этот вариант не для России. Во-первых. Во-вторых, не считаю, что мы должны ставить под сомнение выбор всего населения страны и отказывать гражданам в прямых выборах главы государства. Теперь, что касается "Шести соток". Я знаю, сколько у нас садоводов и огороднико - их примерно 20 миллионов. Причастны к этой деятельности миллионов 60. Эти цифры известны мне из документов, но особенно после встреч с активом этого движения. У меня была встреча с руководством аграрного движения. Так что информация у меня есть из первых рук. Более того, у меня родители в свое время активно работали на одном из подобных участков. Сами там горбатились с утра до ночи и меня заставляли. Так что я очень хорошо знаю, что это такое. Но, несмотря на то, что в прежние времена, как правило, давали шесть соток, потом, правда, и девять, и двенадцать, как ни странно, 90 процентов картофеля, который производится в стране, производится на этих садоводческих приусадебных участках, 80 процентов овощей, 60 - фруктов. Может быть, кому-то эти цифры не известны. Это, конечно, невероятные цифры, но это факт. Поэтому я, во-первых, хочу поблагодарить всех, кто занимается этим видом деятельности, за эти результаты. Хочу пожелать, чтобы сезон, который сейчас начался, был проведен с удовольствием и закончился с хорошими результатами. Очень много проблем, касающихся снабжения семенами, забюрократизованности принятия решений по целому комплексу вопросов, обеспечения безопасности. Все это должно решать государство в целом, местные органы власти. Мы знаем об этом и будем стараться действовать в этом направлении. Что касается названия, то это сложный вопрос, здесь вам решать. Участок может быть и шесть соток, и двенадцать, и пятнадцать. Я бы назвал его кормильцем. Вопрос: Антон Верницкий, "Первый канал". Владимир Владимирович, в своем последнем послании Федеральному Собранию Вы поставили масштабную стратегическую задачу - удвоение ВВП за 10 лет. Каковы реальные механизмы для осуществления этой задачи, от кого это зависит, и насколько это реально? В. Путин: Когда говорят о тех, кто деньги занимает, говорят: проси больше - дадут, сколько нужно. То же самое касается и задач. Надо ставить задачи серьезные, большие. Тогда, может быть, мы хоть немножко сдвинемся вперед. Если говорить серьезно, то развитие различных стран мира, причем близких к нам по структуре экономики, показывает, что эта задача реализуема. Она реальна и выполнима. Для России - это сложная задача. Здесь недостаточно ввести одну нефтяную скважину, и сразу, как в некоторых странах, рост ВВП выражается в нескольких процентах. Россия - большая страна, со сложной экономикой. Мы должны ориентировать нашу экономику на развитие, прежде всего, высоких технологий. Мы должны развивать новую экономику, основанную на информационных технологиях. И эта задача становится еще более сложной. Если посмотреть на проблему с этой стороны, но она, повторяю, реальна. Для того, чтобы добиться реализации этой задачи, достижения этой цели, нужно действовать комплексно, по очень многим направлениям. Я назову только основные. Самое главное - это политическая стабильность общества и государства. Второе - стабильность экономики, предсказуемость развития законодательства. Снижение налогового бремени. Изменение структуры налогов. Стимулирование роста перерабатывающих отраслей экономики. Разбюрокрачивание экономики - уход государства из тех сфер, где государство присутствует необоснованно и давит экономическую активность В этом плане правительством очень много делается. Надеюсь, что эта работа будет продолжена. Вы знаете, что приняты определенные решения в налоговой сфере, будет снижен налог на НДС на 2%, отменен налог с продаж, оборотные налоги в целом уже отменены. И вообще, в нормальной экономике действует либо НДС, либо налог с продаж. Исключение составляет только Канада. Да и там налог с продаж - это, по сути, видоизмененный НДС. Поэтому мы сделаем нашу экономку более цивилизованной, более понятной, прозрачной и прогнозируемой. Результаты прошлого года вам известны. Рост экономики составил 4,3%. За пять месяцев текущего года 7,1%. Это очень хороший показатель. Рост промышленного производства - свыше 6%, при инфляции, достаточно высокой пока, но, в общем, находящейся в рамках запланированных параметров. При этом у нас реальные доходы населения выросли на 14%. Это очень неплохо. Реальные, хочу подчеркнуть. И произошло увеличение инвестиций в основной капитал на 11% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Если мы такими темпами будем развиваться, то мы достигнем заданных параметров и реализуем те цели и те задачи, которые были поставлены в моем послании. Хотя задачи этого года гораздо более скромные - 4,5% рост ВВП. Вопрос:Телекомпания NBC. Президент Путин, как Вы знаете, в Вашингтоне продолжается беспокойство, связанное с тем, что Иран стремится создать ядерное оружие. Вы получили новые заверения от Ирана, что он будет соблюдать протоколы МАГАТЭ. Вы можете сказать, что строительство атомной станции должно быть прекращено, пока Иран не присоединится к этим протоколам? Второй Вопрос: есть ли у Вас какие-то новости о вступлении России в ВТО? В. Путин: Проблема Ирана была предметом особого внимания в ходе наших встреч с президентом Бушем в Петербурге и Эвиане. Мы уделили этому вопросу особое внимание, и должен вам сказать, как я уже это говорил на пресс-конференции после нашей встречи с президентом США в Петербурге, позиция России и Америки по этому вопросу ближе, чем кажется на первый взгляд. Мы исходим из нашей принципиальной позиции, согласно которой, мы категорически против распространения оружия массового уничтожения на планете. Мы - за укрепление режимов нераспространения. Это касается всех участников международного общения и, конечно, в первую очередь, тех, которые сами подписали Договор о нераспространении ядерного оружия. Иран этот документ подписал. Отвечаю прямо на ваш вопрос: получил ли я новые заверения от Ирана относительно отсутствия у этой страны планов на создание собственного ядерного оружия. Отвечаю утвердительно. Два дня назад я разговаривал по телефону с президентом (Ирана) Хатами по его инициативе. И он мне еще раз подтвердил, что у Ирана нет планов создания ядерного оружия. Более того, по имеющейся у нас информации, руководство Ирана готово в полном объеме присоединиться ко всем протоколам и всем требованиям МАГАТЭ для полного контроля за ядерными программами. Наша позиция не является новой для руководства Ирана: мы будем строить свои отношения с любой страной, в том числе и с Ираном, исходя из их открытости в отношениях с МАГАТЭ. Если вы еще не знаете, могу вас проинформировать: только что закончилось заседание директоров МАГАТЭ - никаких резолюций, осуждающих Иран, принято не было. Было принято решение о необходимости продолжить совместную с иранским руководством работу над дальним повышением прозрачности всех иранских программ. Это, собственно говоря, соответствует позиции России. Мы и дальше будем действовать в таком же направлении. Хочу еще раз подчеркнуть, что мы будем вместе со всеми участниками международного общения работать над этой проблемой. Единственное, против чего мы возражаем, - это против использования ядерной карты для разворачивания недобросовестной конкуренции на иранском рынке. Вот и все. Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович, как Вы знаете, в Чеченской Республике идет сложный, но, дай бог, устойчивый процесс перехода к нормальной мирной жизни. К сожалению, многие политические партии из России вспоминают это северокавказский регион только в период предвыборной кампании. На сегодняшний день по-настоящему демонстрируют свои способности и желание участвовать в общественной политической жизни республики только одна партия - это "Единая Россия". Мой вопрос: на Ваш взгляд, какой позитивный вклад могут внести политические партии России, чтобы мирная жизнь в Чеченской Республике вошла в устойчивое цивилизованное русло? Спасибо. В. Путин: К сожалению, очень многие политические силы активизируются только в период предвыборных кампаний. Мне очень приятно, что вы отметили в позитивном ключе одну из них - "Единую Россию", которая действительно много сделала в ходе подготовке к референдуму. Это правда. А некоторые из активистов этой партии, насколько мне известно, просто лично, безо всякой охраны побывали чуть ли не во всех селениях. Встречались с людьми, объясняли позицию федерального центра, Госдумы, в общем, напрямую работали с избирателями. И это, конечно, достойно как минимум поддержки. Что же касается того, что могли бы сделать политические партии, то, конечно, они очень многое могут сделать. Надо отдать должное, что, все-таки, и делают. Ведь без их активного участия, без поддержки основных политических сил, представленных в парламенте страны, невозможно было бы принять ряд очень важных для Чечни решений. В политической сфере это, прежде всего, решение об амнистии. Сложное решение для Госдумы. Это ведь не первая амнистия. И не просто было депутатам принять это решение. Тем не менее, они это сделали. В экономическом плане принято очень много законов, направленных на развитие республики. Среди них я бы обратил внимание на последнее решение парламента России, связанное с выплатой компенсаций. 14 миллиардов рублей - это для Чечни беспрецедентно большая сумма. И мне очень приятно отметить, что люди идут на это. Депутаты идут на это сознательно. Но мне бы хотелось, чтобы в Чеченской Республике так же, как и в других субъектах РФ, политическая жизнь приобретала цивилизованный характер, набирала сил, и чтобы все основные политические силы страны были в Чечне представлены. Очень на это рассчитываю. Вопрос: Маргарита Симоньян. Телеканал "Россия". Владимир Владимирович, через несколько дней у Вас состоится государственный визит в Великобританию - страну, которая является одним из ведущих игроков на международной арене. Англия, с одной стороны, - ближайший партнер США, с другой, - одновременно относится к крупнейшим государствам Евросоюза. Что Вы ждете от этого визита? В. Путин: Это государственный визит. В таком формате визита в Великобританию не было уже 150 лет. И это, с одной стороны, хорошо, с другой, - это определенные условности, будет очень много протокольных мероприятий. Но таковы правила в стране, в которую мы собираемся ехать, Однако будет много и содержательных встреч, в том числе встреча с премьер-министром Великобритании Тони Блэром. У нас с ним очень хороший и доверительный контакт. Англия является одним из наших приоритетных партнеров. В этой стране одна из самых крупных европейских экономик, и политическая активность Великобритании очень важна и для Европы, и для мира в целом. Вы помните, наверное, последний приезд премьер-министра Великобритании в Москву, где, собственно говоря, после нашей встречи мы не могли вроде бы предъявить конкретного результата нашей совместной работ? Но именно он - этот результат - был положен в основу принятого чуть позже решения Совета Безопасности по Ираку. Основные параметры резолюции и наши позиции были согласованы в ходе визита Тони Блэра в Москву. Впереди еще была сложная работа по согласованию позиций. В качестве примера я хочу привести события вокруг Ирака. Роль значения Великобритании для нас крайне важна и с точки зрения согласований наших позиций по международным ключевым вопросам, и с точки зрения нашей интеграции в европейскую экономику, и с точки зрения двухсторонних политических и экономических отношений. Поэтому я уверен, что это пойдет на пользу, даст хороший толчок к развитию отношений с Великобританией. Вопрос: Телеканал "Аль-Джазира". Уважаемый господин президент, недавно в Петербурге, во время пресс-конференции было объявлено, что между Вами и президентом Бушем будет сильная координация для того, чтобы решить ключевые мировые проблемы. После этого американцы самостоятельно устроили саммит в Египте, потом в Иордании, для решения проблемы между палестинцами и израильтянами в обход России, в обход Европейского Союза и ООН. Во-первых, как Вы относитесь к такому роду действий? Во вторых, Ваше видение решения этого конфликта. В. Путин: Прежде всего, хочу сказать: я не считаю, что действия президента Буша на ближневосточном направлении носят в себе элементы какой-то неконструктивной позиции. Как вы знаете, президент Буш вылетел в Египет после встречи в Эвиане, где мы очень подробно обсуждали проблемы Ближнего Востока, проблемы урегулирования израильско-палестинского конфликта. И не только в двухстороннем плане, но и в многостороннем. Президент Буш подробно рассказал о своей позиции всем участникам встречи в Эвиане. Они, со своей стороны, в моем присутствии - я могу засвидетельствовать, как участник этой встречи - высказали каждый свою позицию. И, судя по тому, что мне известно о ходе дискуссии в Египте и в Иордании, американская сторона учитывала нашу общую позицию. Это, во-первых. Во-вторых, на уровне министров иностранных дел у нас идет постоянно согласование позиций. Постоянное. Россия принимает в этом активное участие. Должен сказать, что есть некоторые нюансы и в позиции России, и в позиции США, и в позиции Евросоюза. Мы, например, считали и продолжаем считать, что нельзя не учитывать роль и значение председателя Арафата в процессе урегулирования. Это человек влиятельный и на него ориентируются очень многие люли в регионе. Мне кажется, что не учитывать этот фактор было бы ошибочным. Но по кардинальным направлениям урегулирования наша позиция с США совпадает. Мы вместе вырабатывали известную, так называемую, "Дорожную карту". Мы выступаем за ее реализацию. Причем как с израильской, так и с палестинской стороной. Как вам, наверное, известно, я совсем недавно встречался с руководителями международных еврейских организаций в Москве, я разговаривал по телефону с премьером Шароном. Я разговаривал с (палестинским премьер-министром) Аббасом по телефону. И я разговаривал с председателем Арафатом. Мы постоянно находимся в контакте и в процессе консультаций. Это очень сложный вопрос. И не мне вам объяснять - я думаю, что вы больший эксперт, чем я, по ближневосточному урегулированию. Как это можно сделать, как можно решить эту проблему? Путь только один - путь компромиссов. При обязательном учете жизненно важных интересов всех, кто живет на этой земле. Вопрос: Главный редактор газеты "Северная правда", Костромская область. Вы знаете, Владимир Владимирович, что недавно в Екатеринбурге закончилось Всероссийское совещание журналистов - нас очень беспокоит отсутствие внятной позиции, озвученной вами, по, так называемому, проекту Индустриального комитета, по закону о СМИ. Ведь если почитать тот проект, который висит на их сайте, волосы дыбом встают. Фактически журналист превращается в оператора связи, проводника информации. Мы теряем право быть соучредителями, мы теряем право быть ответственными за свои издания. Какова ваша позиция по этому проекту? Спасибо. В. Путин: Вы знаете, я еще, если откровенно, должен как следует познакомиться с этим проектом. И только после этого смогу на экспертном уровне сказать свое мнение. Как вы знаете, этот Индустриальный комитет состоит не из бюрократов, а, прежде всего, из представителей самих СМИ. Это документ, который рождается из недр корпорации - в широком смысле этого слова - представителей СМИ. Если сами представители СМИ считают, что они должны выступить с какими-то, как мы много раз об этом говорили, самоограничениями с целью защиты интересов самого общества в целом, ради которого, собственно говоря, СМИ работают. Ну, надо посмотреть, конечно, что это за самоограничения. Они, конечно, не должны быть связаны с ограничением свободы распространения информации. Вот это самое главное. Вот на этих условиях этот принцип должен быть заложен в основу любых решений органов власти в этой области. Вопрос: Марина Туманова. Телеканал ТВЦ. Владимир Владимирович, Вы призываете олигархов к большему патриотизму. Скажите, пожалуйста, они слышали Ваш призыв? Хотя бы вывоз капитала из страны за последнее время намного сократился? И что кроме финансовой составляющей Вы вкладываете в понятие олигархи-патриоты? В. Путин: Вы знаете, мне вообще не очень нравится слово "олигарх" применительно к представителям крупного бизнеса в России. Олигарх в том смысле, в котором мы употребляем это слово обычно, - это человек с наворованными деньгами, который и дальше продолжает разворовывать национальные богатства, используя свой особый доступ к органам власти и управления. Я все делаю для того, чтобы такая ситуация в России больше никогда не повторилась. И не вижу сегодня таких людей среди представителей крупного бизнеса, которые действовали бы таким образом. Может быть, кто-то пытается. Наверное, это всегда те, кто занимается бизнесом, ищет возможность больше заработать и сделать это как можно эффективнее и дешевле. Задача государства и общественности - потому что и глава государства, и СМИ как раз должны за этим следить очень внимательно - чтобы такой ситуации в стране не создавалось. Что касается патриотизма, то капитал по сути своей не патриотичен. Капитал всегда перетекает туда, где созданы наилучшие условия для его применения, что бы вы ни говорили и как бы ни упрашивали. Поэтому наша задача, прежде всего, заключается в том, чтобы создать такие условия и не плакать по поводу того, то утекает капитал. Что касается утечки капитала, то здесь нужно различать некоторые качества этой утечки. Например, криминальный вывоз капитала. В этой области мы активно работаем внутри страны и с нашими партнерами за границей. Как вы знаете, вчера Россия была принята полноправным членом ФАТФ - организации, которая занимается борьбой с отмыванием "грязных" денег. Я считаю, это хороший знак, признание усилий России в этом направлении. Россия действительно много делает в этом плане. Также следует обратить внимание на легальный вывоз капитала. По нашим оценкам и по оценкам международных экспертов, где-то в 1999 году ежегодный вывоз капитала из России составлял 24,8 млрд долларов. В 2002 году, по предварительным данным, - 11,2 млрд. То есть сокращение более чем в два раза. Это хороший знак. Это говорит о том, что в России постепенно создаются условия для того, чтобы вкладывать инвестиции в нашу страну. Мы наблюдаем определенный приток капитала. Должен вас проинформировать о том, что после ФРГ - я могу ошибиться, но не очень сильно - второй страной по инвестициям в России является, как ни странно, Кипр. Уверяю вас, это как раз и есть возврат ранее вывезенных российских капиталов. И Россия здесь не является уникальным государством. Во всех регионах мира, во все времена после периода вывоза капитала, если в стране создаются приемлемые благоприятные условия для инвестирования, начинается возврат капиталов. Пока очень аккуратно, в небольших, но все-таки в заметных объемах мы видим возврат российских капиталов. Это отрадный факт, положительное явление. Вопрос: Из Краснодара. Владимир Владимирович, у нас в России две беды - хороший урожай и плохой урожай. Потому что и в том, и в другом случае цены на муку и хлеб растут. Вот в прошлом году запоздали интервенции на зерновом рынке, в этом году на Кубани, на всем юге России - засуха. Нужна срочная помощь. Вопрос такой - если рыночный механизм дает сбой, почему не эффективна помощь государства? Как сделать, чтобы она не запаздывала, приходила вовремя и в нужном объеме? В. Путин: Для того, чтобы у нас сельское хозяйство функционировало эффективно, оно должно быть современным, и не только с точки зрения оснащения современной техникой. Вы хорошо знаете, сколько здесь проблем. Оно должно быть правильно и эффективно организовано. И, конечно, государство должно создавать эти условия. Вот богатые страны, они могут себе позволить крупные вливания в сельхозсектор. Не думаю, кстати сказать, что это особенно сильно помогает этому самому сельхозсектору. Но это общее правило в экономике. Как только начинается поддержка и квотирование, так начинается рост цен на продукцию этого сектора для населения и постепенное загнивание самого производителя. Здесь, с учетом рискованного земледелия, у нас в стране, конечно, государство должно проводить осмысленную политику. Здесь нужно сочетание мер. Как вы знаете, принято у нас решение об этом самом квотировании, прежде всего, сельхозпродукции, мясопродукции, мяса птицы. Думаю, что эти решения обоснованны, имея в виду те ограничения, которые принимаются другими странами по защите своего агропромышленного сектора. У нас значительная поддержка сельхозпроизводителя организована, только на первый взгляд - незаметна. Она заложена в нашем налоговом законодательстве. Что касается прямой поддержки, особенно связанной с неблагоприятными погодными условиями, то здесь я с вами согласен: если уж делать, то делать нужно быстро и эффективно. Там, где эта поддержка сработала, то в прошлом году в некоторых регионах Сибири, Урала, это было заметно, это поддержало производителя. Сейчас в сложном положении находится юг страны. Я соответствующее поручение правительству по этому вопросу дал. Надеюсь, что оно будет принято вовремя. Есть системные вопросы в области сельского хозяйства, которые осложняют деятельность этого сектора. В частности, большие долги сельхозпроизводителей перед государственными финансовыми учреждениями. Конечно, общий подход правильный. Он заключается в том, что долги нельзя прощать, иначе это приведет к разбалансированности экономики, понижению дисциплины в сфере финансов и так далее. Но есть все-таки проблемы, которые лежат на совести самого государства. Я имею в виду, прежде всего, не просто долги, не основное тело долга, а штрафы и пени по этим долгам. Если в целом долги сельхозпредприятий перед государством составляют где-то больше 330 миллиардов, просроченная задолженность - 170 миллиардов, то в этой просроченной задолженности долги и пени - это примерно 50-60 миллиардов. Я считаю, что они должны быть списаны. И в ближайшее время мною будет подписан соответствующий указ. Поручение правительству дано - указ находится практически в завершающей стадии подготовки. Это позволит расчистить балансы сельхозпредприятий и создаст лучшие условия для работы в текущем сезоне и на будущее. Вопрос: Владимир Кондратьев. Телекомпания НТВ. Владимир Владимирович, в своем послании Федеральному Собранию Вы говорили о том, что по итогам выборов в парламент может быть сформировано правительство так называемого парламентского большинства. Не могли бы Вы подробно рассказать, что Вы имели в виду? Будет ли у нас правительство как на Западе, которое будет формироваться какими-то партийными коалициями? Кто возглавит это правительство? Недавно - Вы знаете - во время вынесения вотума недоверия в парламенте Вам правые выдвигали упрек, что в принципе за правительство-то отвечаете Вы, а не премьер Касьянов. Какой Вы видите перспективу формирования правительства в будущем? В. Путин: Мне всегда предъявляют какие-то упреки то левые, то правые, и центристы, кстати сказать, тоже. И это неплохо. Всегда есть возможность лишний раз оценить результаты своей работы. Что касается ответственности за правительство, то, конечно, я несу ответственность за работу правительства, но правительство возглавляет премьер, и работает он неплохо. Много вопросов, много проблем. Хотелось бы работать еще лучше, но в целом деятельность правительства можно признать удовлетворительной. Что касается того, что правительство должно опираться на парламентское большинство, то в этом большой новизны нет. В соответствии с Конституцией РФ, как вы знаете, глава правительства должен быть утвержден парламентом, Госдумой. А это невозможно сделать, если кандидат в премьеры не наберет соответствующего большинства - это первое. Второе: мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы мы строили свою работу вместе с парламентом, чтобы основные параметры, принципы, цели, которые ставит перед собой государство, были общими у обеих ветвей власти: и у исполнительной, и у законодательной. И тогда мы будем свидетелями реального движения России вперед. Тогда у нас не повторится печальный период середины 90-х годов, когда только говорили о реформах и практически топтались на месте, не двигались ни на шаг вперед. Это была самая плохая ситуация. За последние два-три года мы приняли столько законов, сколько за период с начала 90-х годов напринимали. Я думаю, такого обновления, такой реконструкции, модернизации страны никогда в истории нашего государства не было. Очень надеюсь, что мы еще почувствуем положительное влияние принятых решений в ближайшие годы. Вопрос: Юлия Кузнецова. Телевидение Приволжского федерального округа. Программа 'Соседи'. Владимир Владимирович, какого Ваше отношение к увеличению количества столиц в России? Что будет, если в каждом округе появится своя столица? Например, Нижний Новгород станет столицей Приволжского федерального округа. В. Путин: В России может быть только один глава государства, один председатель правительства и одна столица. Это город-герой Москва. Что касается федеральных округов и вообще столичных функций, я готов поговорить на эту тему очень коротко. Моя позиция заключается в следующем: в федеральных округах не планировались какие-то квазигосударственные образования, никаких столиц там быть не должно. Что касается административных центров, то естественно, там, где формируется какой-то административный ресурс, эти города приобретают особый вес, особое значение. Но это де-факто все равно происходит. Просто будем иметь это в виду. Что касается столичных функций, то во многих странах мира они распределяются более или менее равномерно. Например, Конституционный суд, по-моему, в ФРГ находится в Карлсруэ, Центральный банк - в другом месте. Это немножко разгружает столичный город, который от этого свои столичные функции не утрачивает. Основные политические ресурсы, основные центры управления находятся, однако, в одном городе. Для России такое небольшое перераспределение тоже не было бы вредно. При этом хочу отметить, что много уже я слышал и читал о якобы имеющихся планах переноса столицы в другие города. Это не соответствует действительности. Это неоправданная роскошь для нас. Россия не просто крупная страна, это ядерная держава, и - хочу обратить ваше внимание - перенос столицы в полном масштабе означал бы огромные затраты абсолютно, на мой взгляд, неоправданные. Повторяю, что касается отдельных столичных функций, то об этом можно подумать. Но это должно решаться в естественном режиме, спокойно и без всякого ажиотажа. Вопрос: Газета 'Комсомольская правда'. Владимир Владимирович, если в следующем году Вас изберут президентом на второй срок, будете ли Вы настаивать на увеличении срока президентства, допустим, с 4 до 5 лет? И вообще, какой президентский срок Вам кажется оптимальным? Спасибо. В. Путин: В целом это не имеет, на мой взгляд, такого принципиального значения - 4, 5 лет - разница небольшая. Два раза по пять - так более стабильная была бы ситуация, нам мой взгляд, но пять лет - нормально. Я лично, если я приму решение об участии в выборах в следующем году, и если я буду избран, на этом настаивать не буду. Более того, я считаю, что в наших конкретных условиях этого делать не нужно. Потому что это связано с необходимостью изменения Конституции. А сам процесс начала изменения Конституции - это уже какой-то элемент дестабилизации. Я считаю, что это хуже, гораздо хуже, чем 4-летний срок. 4 или 5 лет - в конце концов, не так важно. Вопрос: Телестанция 'Сити-Н', Нижний Новгород. В продолжение вопроса о столицах. Хотелось бы узнать, можно ли издать какой-то указ или закон, по которому можно было бы регистрировать крупные компании не только в Москве? Или заставить их регистрироваться не в Москве, а в крупных городах, например, в столицах округов? Чтобы уровень жизни в стране поднялся примерно до уровня Москвы. В. Путин: Абсолютно согласен, не только можно, но и нужно. Вот это как раз то направление деятельности, где мы должны заниматься децентрализацией. Это абсолютно правильно, и правительство должно в этом направлении обязательно двигаться. Вопрос: РИА 'Новости'. Сегодня все более актуально встает вопрос о защите наших соотечественников за рубежом, бывших граждан СССР, которые бы хотели жить в России. Этот вопрос наиболее остро сейчас стоит в Туркмении и также в ряде Прибалтийских стран, несмотря на то, что они вступают в ЕС, планируют стать членами большой Европы. Какова политика России по отношению к этим государствам? Спасибо. В. Путин: Мы будем последовательно защищать наших граждан, где бы они ни проживали - в Европе, в Африке или в Средней Азии. Это обязанность правительства России, МИД. Единственное, на что бы я хотел обратить внимание, - это нужно делать, конечно, очень корректно, не нужно использовать эту тему для популяризации себя самих, для самораскрутки, особенно в период предвыборных кампаний и внутриполитических событий в самой России. И всегда нужно помнить о том, что наши действия должны быть конструктивными, направленными на то, чтобы помочь нашим гражданам, проживающим за границей, а не осложнить их положение своими неаккуратными действиями. Это чувствительная сфера. Действовать, повторяю, нужно крайне интеллигентно. Поэтому будем действовать, действовать настойчиво, но не разрушая ткань наших межгосударственных отношений со странами, где проживают наши соотечественники, а укрепляя межгосударственные отношения, связи. Что касается Туркмении. Вокруг положения наших соотечественников сейчас так много, как бы помягче сказать, информационного сопровождения. Должен сказать, что мы действительно подписали соответствующий документ о прекращении действия договора о двойном гражданстве и сразу же договорились, что он будет, этот документ будет иметь отношение к тем гражданам, которые с момента подписания этого документа захотят приобрести там двойное гражданство. Вот они больше не могут этого делать. Он не распространяется на тех граждан, которые уже имеют двойное гражданство. Мы по этому вопросу в последнее время дважды разговаривали с президентом Туркменистана. Он мне вчера еще раз звонил по телефону, и мы эту тему с ним обсуждали. Президент Туркменистана заверил меня, что в Туркмении не будет предприниматься никаких действий, направленных на ухудшение положения граждан России до того, как не будет завершена работа двухсторонней рабочей группы высокого уровня. С нашей стороны эту рабочую группу возглавит замминистра иностранных дел, а со стороны Туркменистана ее возглавит, как мне сказал президент Туркменистана, министр иностранных дел республики. Она должна начать работать в самое ближайшее время, рассмотреть все проблемы, которые есть в этой сфере. Повторяю еще раз: по словам президента Туркменистана, до окончания работы этой комиссии никаких изменений в режиме пребывания, жизни, в режиме пересечения границы для граждан России, проживающих в Туркменистане, не произойдет. Так было сказано президентом Туркмении. Вопрос: Египетское телевидение. Господин президент, мы все следили за грандиозными мероприятиями в честь 300-летия нами любимого Ленинграда. Я тоже учился в Ленинграде, на филфаке, рядом с вами. Владимир Владимирович, насколько повлияют эти грандиозные мероприятия на возрождение России, на возрождение культуры, учитывая то, что Вы сказали Карену Шахназарову, что Вы на стороне таксиста? Как можно государству не защищать культуру? И еще, если возможно, в продолжение вопроса об оружии массового поражения. Почему весь мир говорит об Иране, об Ираке, о Северной Корее и не говорит об Израиле? Ведь Израиль имеет ядерное оружие. Как Вы рассматриваете инициативу арабских стран по этому вопросу? Спасибо большое. В. Путин: Что касается 300-летия Петербурга, то это мероприятие было рассчитано и на город, на то, чтобы обратить внимание на Петербург. Но оно было рассчитано, конечно, и на всю страну. У нас за последнее десятилетие очень много было всяких проблем, катаклизмов, экономических катастроф, обвалов, кровопролитных вооруженных конфликтов, и мне казалось, что полезно будет продемонстрировать и самим себе, и всему миру, что Россия встает на ноги, Россия возрождается. Я очень благодарен своим коллегам, руководителям глав государств, правительств, которые приехали в Россию и проявили уважение к нашей стране. Что касается культуры, то это очень специфическая отрасль, но в моем диалоге с Шахназаровым речь шла об экономической составляющей, прежде всего. И я отношусь к Шахназарову с огромным уважением, я понимаю побудительные мотивы того, о чем он говорил. Конечно, засилье на нашем рынке иностранной теле- и кинопродукции, книжной продукции не может радовать наших собственных производителей и, разумеется так же, как и в некоторых других секторах экономики, например, в сельском хозяйстве. Национальный производитель видит самое простое решение в запрете ввоза на нашу таможенную территорию иностранной продукции. Это самый простой, но самый опасный путь. Как я уже говорил вашему коллеге, имея в виду сельхозпродукцию, стоит только нам перестараться в этой сфере, и цены на сельхозпродукцию внутри страны сразу же заметно поползут вверх. Поэтому, действуя сознательно в направлении поддержки национального производителя, мы должны не забывать и о потребителях этой продукции. Вот в этом есть как бы тонкость сбалансированности экономической политики государства. Что же касается поддержки культуры и производителей продукции, которые в этой сфере работают, то она, эта поддержка, не должна заключаться исключительно в ограничении товаров иностранного производства на наш рынок. Она должна, на мой взгляд, заключаться в другом - в создании условий для отечественного производителя, чтобы он был более конкурентоспособным по отношению к своим западным или восточным конкурентам. Во многих случаях мы являемся свидетелями такой эффективной работы. Тем более у себя в стране, дома. Он работает дома, у него уже есть неоспоримые преимущества. Это касается и сферы культуры, и того, что производится в этой отрасли: кинопродукции, телепрограмм и так далее. Вот, мне кажется, что наша задача заключается в поддержке вот таким способом. Вторая часть вашего вопроса посвящена очень сложной проблеме - проблеме распространения или нераспространения оружия массового уничтожения. Вопрос, который вы затронули, является одним из ключевых. Он очень болезненный вопрос. Наличие или отсутствие у той или иной стороны ядерного оружия - это, тем не менее, на мой взгляд, не повод для того, чтобы и другие страны приобретали это оружие. Это повод только для того, чтобы задуматься о том, что мы можем сделать для того, чтобы урегулировать ситуацию и избавиться от излишнего арсенала средств массового уничтожения, в том числе и у тех стран, которые легитимным либо нелегитимным образом имеют, либо стремятся к приобретению ядерного либо другого оружия массового уничтожения. Вопрос: Агентство 'Интерфакс'. Владимир Владимирович, складывается такое впечатление, что у Вас и в стране дефицит управленческих кадров. Вероятно, поэтому далеко не самые эффективные деятели не выпадают, как раньше говорили, из номенклатурной обоймы, а получают другие не менее ответственные государственные посты. Прав ли я? В. Путин: Вы меня поставили в сложное положение (смех в зале). Вы знаете, вот у немцев есть такой хороший ответ. Ja, как известно, - 'да', nein - 'нет'. Говорят - 'janein' - и да, и нет. Я не знаю таких примеров, которые бы подтверждали ваш тезис на очень высоком уровне. Пожалуй, есть только один - я бы не хотел сейчас его озвучивать, но и то - человек работал на одном участке, его перевели на другой - не связанный с тем, где у него возникли проблемы. Во всех остальных случаях я не знаю, где мы бы людей, которые не справились абсолютно со своей работой, повысили бы в рамках той отрасли, где он сделал нечто такое, что должно было бы привести к решениям совершенно другого рода. Это во-первых. Во-вторых, самое простое - махать шашкой, снимать головы, увольнять и выглядеть на этом фоне крутым руководителем. Гораздо важнее, на мой взгляд, бережно относиться к людям, в том числе и к тем, которые, будучи на виду, под огнем критики, и в том числе СМИ, достойно несли это тяжелое бремя по руководству отраслями, предприятиями, регионами. Нужно использовать их опыт, их возможности. У нас действительно не так много современных управленческих кадров. Это действительно одна из проблем. Людей, которые руководят, - много, а современных руководителей - мало. Это одна из проблем современной России. Мы стараемся решать этот вопрос. Решать в том числе с помощью различных программ и при поддержке наших партнеров за границей. Без решения этого вопроса мы, конечно, вряд ли сможем продвинуться по достижению тех целей, которые мы перед собой ставим. Будем этот вопрос решать. Вопрос: Информационное агентство 'Грозный-Информ', Чеченская республика. Владимир Владимирович, в ближайшее время в нашей республике должны пройти выборы президента Чеченской республики. На сегодняшний день есть определенная кандидатура, которую будет поддерживать Кремль? Спасибо. В. Путин: Это очень острый вопрос, чувствительный. Когда было принято решение о проведении референдума по Конституции, то очень многие сомневались: стоит ли это делать, своевременно ли это сейчас, готово ли население к тому, чтобы придти на выборы? И вообще, придут ли люди на выборы? Ведь самая простая форма неприятия того, что предлагается в Конституции - это голосование ногами – 'неприход' на участок для голосования. И уж силой никто не заставит. Никто на аркане, на веревке не притащит на участок. Вот что хотите делайте, не пойдет человек - и всё. Конечно, сказать откровенно, для федерального центра был очень большой риск: а вдруг люди не придут? Ну что же, - сказал я, - ну не придут, значит, мы совсем уж не в ту сторону идем и не тем занимаемся. Значит, должны сделать соответствующие выводы. Дальше тянуть нельзя. Результаты, как вы знаете, превзошли, я думаю, все ожидания, в том числе и в самой Чечне. 80% людей пришли на избирательные участки, несмотря на запугивание со стороны боевиков, бандитов. Чеченцев вообще трудно запугать, и я думаю, что это сознательный выбор людей вне зависимости от того, кто на них там пытался оказать давление. Конечно, сейчас тоже можно услышать, что, может быть, рано, давайте подождем с выборами президента. В целом этот выбор, конечно, за чеченским народом - когда. Я не буду препятствовать тому, чтобы эти выборы прошли в соответствии с принятой Конституцией, через 6 месяцев после ее принятия. В те сроки, которые сама Чечня определит. Не думаю, что нужно особенно затягивать, несмотря на все сложности, которые могут возникнуть в связи с ходом предвыборной кампании. Ясно, что будет какое-то обострение ситуации, но эта ситуация обостряется везде в период предвыборной кампании. Есть, конечно, опасность, что в Чечне это приобретет какие-то особые формы и, прямо скажем, не совсем цивилизованные, что это может вылиться в какую-то не только политическую борьбу, но приобретет и другие формы. Но чем быстрее легитимная власть будет сформирована, тем лучше будет для людей в конечном итоге. В этом я нисколько не сомневаюсь. Потому что это позволит нам завершить процесс полной передачи в руки республиканских властей всех рычагов власти и управления в Чечне. Имея в виду и полноценное руководство МВД, которое было создано в республике. Это крайне важно для того, чтобы сам чеченский народ в полном объеме взял в свои руки эту силовую составляющую жизни в республике. Я уже не говорю о необходимости подъема экономики, создания новых рабочих мест и т.д. и т.п. Что касается поддержки конкретных людей, то я это говорил и тем людям, которые пользуются уважением населения Чечни, которые не занимают формально никакого положения в каких-то органах власти управления. Я говорил об этом сегодняшнему руководителю в республике, я говорил это депутатам бывшего парламента. И могу вам повторить: меня лично, федеральную власть, устроит тот человек, который будет пользоваться поддержкой народа республики. Потому что без этой поддержки он не сможет эффективно проводить соответствующую политику в Чечне. А для нас это является самым важным, самым главным и принципиальным вопросом. Поэтому - кого чеченцы изберут, тот и будет руководителем, того мы признаем, и с тем будем работать. Вопрос: Агентство ИТАР-ТАСС. Судя по всему, разногласия с США по Ираку остались в прошлом, но не видите ли Вы угрозы повторения иракского сценария в Иране и Северной Корее. И существует ли на Ваш взгляд в мире механизм, который бы позволил предотвратить подобные развития событий. Спасибо. В. Путин: Действительно, ситуация, связанная с Ираком и вокруг него, была серьезным испытанием для российско-американских отношений. И я с вами согласен, мы вышли из этой ситуации с наименьшими потерями. При этом, на мой взгляд, мы пошли на компромиссные решения в рамках СБ ООН, имея в виду последнюю резолюцию по Ираку. Возвращение значительной части этой проблематики на площадку ООН. Мы подробно обсуждали эту тему с президентом так же, как и ситуацию вокруг Ирана и вокруг Северной Кореи, вокруг некоторых других проблемных и горячих точек в мире. Если говорить о механизме разрешения таких сложных вопросов, то наша позиция известна, такой механизм существует и другого механизма, универсального механизма подобного рода в мире нет, это ООН и ее Совбез. Убежден, что только там можно решать проблемы подобного рода, набравшись терпения, действуя согласованно, с учетом интересов друг друга и на основе международного права.
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru