Rambler's Top100
Лениградская Правда
22 ОКТЯБРЯ 2017, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Провал операции "Преемник"
4.06.2002
4 июня была официально подтверждена отставка очередного питерского вице-губернатора - начальника канцелярии губернатора Юрия Антонова. Этого зама Владимира Яковлева "уходили" из Смольного чаще, чем любого другого. Слухи о его отставке публиковали питерские и центральные СМИ с завидной регулярностью. Что должно было случится, то и случилось. Заявление об уходе Антонов написал более месяца назад, но некое компромиссное соглашение с губернатором не давало ему права покинуть Смольный до определенного срока. Теперь у него перед шефом вроде бы больше нет никаких обязательств, хотя еще год назад Антонов считался наиболее реальным преемником Яковлева на посту губернатора Петербурга. Почему же он им не стал?

Антонов как инвестиционный проект

В 1996 году появление Юрия Антонова - в прошлом военного моряка, инженера-радиотехника и директора научно-исследовательского института точной механики, - в команде только что победившего на губернаторских выборах Владимира Яковлева не было случайным. По слухам, именно Антонов сделал предвыборному штабу Яковлева солидный "подарок" со многими нулями наличными. Эти деньги были собраны тамбовской братвой со всех автопарков города в качестве взноса в копилку политической победы нового губернатора. Без четких гарантий будущих преференций прежде всего на топливном рынке Петербурга сделка бы не состоялась. Антонов взял на себя функции парламентера от "тамбовцев", ему предстояло и контролировать выполнение обязательств со стороны Яковлева в Смольном. Так и появился на свет новый вице-губернатор - плод неких договоренностей Владимира Яковлева с лидерами тамбовского бизнес-сообщества.
Специально для Юрия Антнова даже должность придумали, которой раньше не существовало в администрации города - "вице-губернатор по инвестициям", что звучало как "специалист по неясным вопросам".
Инвестиционного прорыва в Санкт-Петербурге с приходом в Смольный Антонова не случилось. А сколько было идей! Намечалось пустить в городе скоростной трамвай, многократно увеличить автобусный парк, переоборудовать по мировым стандартам все питерские котельные с помощью датских специалистов...
В целях "смягчения сурового инвестиционного климата" в Северной Пальмире и "продвижения имиджа города на Запад" под предводительством Антонова был даже создан целый "Совет по содействию иностранным инвестициям", в который вошли многие отцы Города на Неве. Но рабочие группы этого Совета работали как-то вяло (более двух лет разрабатывался проект Закона "Об инвестиционной деятельности в Петербурге", еще дольше велась работа над положением о "Комиссии по разрешению инвестиционных споров"), и наплыва богатеньких буржуев на берега Невы и Фонтанки горожане не дождались. Так и ездят жители "колыбели революции" по сей день в старых дребезжащих трамваях и чадящих солярой "Икарусах".
А могло ли быть иначе? Вся досмольнинская бизнес-деятельность Антонова говорит сама за себя - нет.

"Ноу-хау" Юрия Антонова

Свою карьеру Юрий Антонов в 1984 году начинал на НПО "Импульс", некогда занимавшемся разработкой систем управления для ракетных войск стратегического назначения. От простого инженера-конструктора дорос до замначальника планово-экономического отдела. В конце 80-х грянула конверсия, и "Импульсу" срочно пришлось с баллистических ракет перестраиваться на СВЧ-печи. В начале 90-х руководство "Импульса", наладив выпуск небольшого количества дефицитных в то время печек "Эмита", вступило в долгие и нудные переговоры с японскими корпорациями Sanyo и Mitsuo о покупке оборудования для производства микроволновой бытовой техники в промышленных масштабах. В конце концов японский же Eximbank выделил товарный кредит, и на сумму 46,8 млн долларов было закуплено оборудование, которое больше года ржавело на таможенных складах, поскольку таможенники требовали пошлину в размере 4 млн долларов. Кстати, эксперты потом установили, что японское чудо-оборудование на момент покупки уже устарело, но тем не менее было приобретено по крайне завышенной цене. Кроме этого, "Импульс" переуступил права на оборудование странной фирме "Импульс-Элбит", контрольный пакет акций которой принадлежал не менее странному "Научному центру творческих идей". В итоге выпуск СВЧ-печей "Невоимпульс" налажен так и не был, коллектив НПО "Импульс", просидев около года без зарплаты, забастовал. А японцы просто предъявили претензии Внешэкономбанку, которому и пришлось расплачиваться по обязательствам "Импульс-Элбит" бюджетными деньгами.
За столь талантливую "планово-экономическую" деятельность наверняка кто-то получил солидные "откаты". Был ли это Антонов - история умалчивает, но без него вряд ли обошлось.
Наш герой прямого участия в реализации этого японского проекта уже не принимал (довольствуясь ролью идейного вдохновителя), уйдя в 1991 году на повышение в КБ "Радуга", а затем став замом по финансовой части директора НПО "Красная Заря" (старейшего российского предприятия по производству АТС). Судя по всему, карьерному росту Антонова на данном этапе способствовал директор "Импульса" Б. Михайлов, поскольку все эти высокотехнологичные по российским меркам предприятия были одного поля ягоды, интегрированы в одну систему. Кстати, не так давно их и объединили в один холдинг. Лишнее тому подтверждение: уже будучи вице-губернатором Антонов всячески ограждал своего бывшего патрона Михайлова от "посягательств" отделения Пенсионного фонда по Санкт-Петербургу, которому НПО "Импульс" задолжало 21 млн рублей. Впрочем, Антонов, судя по всему, не столько о дружбе думал, сколько о себе беспокоился, так как глава питерского филиала Пенсионного фонда Андреев пытался возбудить процедуру банкротства и ввести на "Импульсе" внешнее управление, которое могло вскрыть все темные делишки прошлых лет... А их накопилось немало. Взять, к примеру, Северный торговый банк (СТБ).
В 1992 году СТБ с 10% уставного капитала выступил соучредителем АОЗТ "Механика" и с 20% - "БМН - Механика". Обе фирмы были учреждены при участии НИИ Точной механики и имели прямое отношение к Юрию Антонову. Кроме того, рублевые и валютные счета в СТБ были открыты АОЗТ "Институт альтернативной медицины", созданным в августе 1994 года также при участии Антонова.
Северный торговый банк был зарегистрирован 17 июня 1991 года с уставным капиталом 2,7 млрд. рублей. Учредителями и пайщиками банка выступили 38 различных организаций (банков, промпредприятий, коммерческих фирм и т.д.)
Северный торговый банк по количеству средств частных вкладчиков занимал третье место в Петербурге после Сбербанка и Петроагропромбанка. В банке находилось 170 млрд. неденоминированных рублей, а количество вкладчиков превышало 100 тысяч человек. Он считался самым "народным" коммерческим банком города.
В конце 1994 года положение СТБ стало ухудшаться, а в июле 1995 года банк приостановил выплаты по вкладам населения. В начале августа банк возобновил работу, у нескольких отделений образовались огромные очереди вкладчиков, желающих изъять свои сбережения. Только в главном офисе список таких людей насчитывал 10 тысяч человек.
В связи с тем, что СТБ оказался не в состоянии платить по своим обязательствам, приказом Центробанка была назначена временная администрация, полномочия банка были приостановлены. Совокупный долг банка составил 360 млрд. старых рублей.
В конце 1996 года Северный торговый банк признается банкротом и после 25-прцентных выплат прекращает рассчитываться с вкладчиками. В 1998 году СТБ был окончательно ликвидирован. И сколько в этом банке пропало денег подконтрольных Антонову коммерческих структур, кроме него не знает никто. Да и пропало ли?
Хроническая убыточность, вечные долги по зарплате, производственная безысходность на вверенных предприятиях не помешали Антонову расти дальше и возглавить НИИ точной механики (НИИ ТМ). Это научное учреждение, некогда прославившееся разработкой системы управления для первых советских спутников, при Антонове пробавлялось заказами на внедрение автоматизированных систем управления в метрополитенах (специалисты НИИ ТМ по дешевке мужественно налаживали метро в Индии и других третьих странах). Да еще НИИ ТМ стал инициатором проведения в Санкт-Петербурге в течение трех лет водной "Формулы-1". В первый год на организацию этих престижных и дорогостоящих соревнований НИИ ТМ потратил 170 тыс. долларов, затем бюджет водно-моторных гонок был засекречен, благо былая принадлежность к ВПК позволяла это сделать с легкостью. Если верить "Российской газете", директору НИИ ТМ хватило средств и на приобретение мощного глиссера, на котором он затем рассекал воды Ладожского озера на пару с авторитетным питерским бизнесменом Владимиром Барсуковым. Впрочем, это мог быть и "подарок" фирмы "Меркурий", которая на базе НИИ ТМ организовала свой сервисный центр и наладила торговлю весьма недешевыми лодочными моторами (от 4 тыс. долларов до 16 тыс. долларов за штуку). Во всяком случае в питерском филиале ГИМС никаких маломерных судов на фамилию Антонов на сегодняшний день не зарегистрировано.
Через пять лет правления в НИИ ТМ и гоночных забав Юрий Антонов въехал в Смольный, что называется, на белом катере, вступив в должность вице-губернатора в 1997 году. Многие гадали, почему именно Антонову доверили столь ответственный фронт работ. Но разгадка не заставила себя долго ждать.
Сколько инвестиционных потоков прошло через руки Юрия Антонова, пока его в 1998 году не перебросили курировать транспорт, связь и энергетику, точно никто не знал. Скандал разразился только в 1999 году. Тревогу забил Внешэкономбанк.
Выяснилось, что десять петербургских предприятий пользовались средствами, полученными под гарантии Российской Федерации, и общая сумма кредитов, по сообщению газеты "Деловой Петербург", составила 450 млн долларов (!).
Но возвращать полученные под гарантии государства кредиты в Петербурге, судя по всему, никто и не собирался. По словам заместителя председателя Внешэкономбанка Вадима Левина, из кредитов, выданных перербургским предприятиям, нормально обслуживался лишь один - кредит "Водоканалу". С остальными кредитополучателями банк вынужден был начать судебные разбирательства. Среди неаккуратных дебиторов - АО "Ижорские заводы", АО "Балтийское морское пароходство" (БМП), АО "Оптика". Но процедура взыскания долгов через суд в целом оказалась неэффективной. Например, с БМП и с "Оптикой" дело движется к банкротству. Однако в случае банкротства должника с государственными кредитами внешние управляющие обычно рассчитываются не раньше чем в пятую очередь. Другими словами - никогда. Кроме того, стоимость поставленного по связанному кредиту оборудования обычно завышалась: иностранный поставщик в этом был заинтересован, а российский получатель почему-то не возражал.
Словом, сотни миллионов долларов инвестиций в Петербурге расходовались по "японскому сценарию", который был опробован еще в НПО "Импульс", словно этот процесс управлялся из единого мозгового центра. Уж не был ли этим "мозговым центром" сам вице-губернатор Антонов, курируя инвестиционные потоки в губернаторской администрации? Впрочем, для этого Антонову достаточно было не контролировать ситуацию, то есть просто ничего не делать.

Тамбовский лоббист

Как бы там ни было, после бездарной (для города) инвестиционной деятельности Антонова "бросили" на нефтянку и транспорт. Как и предполагалось изначально.
Его рыжую шевелюру частенько стали видеть на банкетах по случаю открытия какой-нибудь новой АЗС или в президиуме некоего новоиспеченного Союза нефтетрейдеров Юрий Васильевич полюбил резко и сенсационно высказываться по тем или иным проблемам питерского ТЭКа и транспорта, которые он официально или негласно курировал все последние годы в Смольном. А вся его кипучая деятельность на вице-губернаторском посту проходила под одним девизом: "Все, что хорошо для "Петербургской топливной компании" (ПТК) - хорошо и для города".
С появлением на властном горизонте Антонова в Санкт-Петербурге закрыл свое представительство "Сургутнефтегаз", бесперебойно и в достатке снабжавший Северо-Западный регион дешевой нефтью и бензином много лет. Главным и эксклюзивным нефтетрейдером в Питере при Антонове стала "Петербургская топливная компания", в совет директоров которой он и был единогласно посажен от Смольного. Все автобусы стали заправляться только на бензоколонках ПТК, затем 70% всего муниципального транспорта Санкт-Петербург было переведено на обслуживание ПТК, да ценовую политику питерского ТЭКа также стали диктовать люди из этой компании. Хотя значительного увеличения поступлений в бюджет не было и нет, т. к. город владеет всего-то 14, 5 % акций ПТК. А цены на бензин в Питере, благодаря деятельности ПТК и пекущихся о ее благосостоянии чиновников, стали гораздо выше, чем во многих других российских городах.
Нет, нефть от "Сургутнефтегаза" в Санкт-Петербург поступать не перестала, но бурный ее поток как-то внезапно "усох". И за несколько последних лет питерцы пережили уже три жутких бензиновых кризиса. Один из них разразился, к примеру, весной 1999 года, по результатам которого арбитражный суд обвинил местных нефтетрейдеров (в том числе и ПТК) в ценовом сговоре и оштрафовал их на 10 млн. рублей. А что же Антонов? Ему все сошло с рук, поскольку процветание ПТК всегда гарантировало надежную "крышу".
Компания эта была создана в 1994 году, и ее история наполнена громкими криминальными событиями. До 1998 года в совет директоров ПТК входил скандально известный Юрий Шутов (находится сейчас под следствием по обвинению в ряде заказных убийств). Незаивдная судьба постигла и Дмитрия Филиппова, который в 1994-96 гг. был председателем совета директоров ПТК. Спустя два года после ухода из компании он был взорван в подъезде собственного дома. А в 1998 году в совет директоров ПТК официально вошел известный питерский авторитетный бизнесмен Владимир Барсуков (Кумарин).
Стараниями в том числе и вице-губернатора Антонова ПТК воцарилась на питерском бензиновом рынке окнчательно и, судя по всему, надолго. Даже такие монстры, как "Лукойл" и "Юкос" так и не смогли за последние годы наладить в Питере собственные полноценные сбытовые сети. И Алекперову, и Ходорковскому приходилось считаться с микроскопической (по их олигархическим меркам) ПТК.
К примеру, крупнейший российский производитель бензина "Юкос" совместно с питерским нефтетрейдером "Балтийской финансово-промышленной группой" (БФПГ) не так давно попытались увеличить контроль до 30% городского топливного рынка (только 700-тысячная армия автолюбителей Санкт-Петербурга ежегодно приобретает через розничную сеть нефтепродуктов на сумму более $250 млн.) и самостоятельно продать ококло 50 тыс. тонн бензина разных марок. Эта экспансия закончилась тем, что руководителя БФПГ Павла Капыша застрелили, и амбициозным планам "Юкоса" не суждено было сбыться.
Сейчас на топливном рынке Северо-Запада появился еще один мощный игрок - "Славнефть". Но бизнес этой компании в Петербурге двигается как-то очень медленно, постоянно наталкиваясь на мощное сопротивление местных нефтетрейдеров. Выходит, даже некогда влиятельный Гуцериев оказался не в силах обойти ПТК и одолеть ее лоббистов из числа питерских чиновников.

Полукриминальное окружение

В Петербурге бытует мнение, что Антонов - мужик не плохой, но вот друзья у него какие-то левые.Одним из них является Игорь Минаков.
Игорь Адольфович Минаков считается в Питере "крестным отцом" охранного бизнеса. Уйдя со службы в органах внутренних дел в начале 90-х (работал в системе УБХСС-УБЭП), он создал мощную ассоциацию "Защита", в которую входили несколько ЧОПов. Поссорившись с партнером по бизнесу Минаков учреждает одноименный концерн, в штате которого в лучшие годы работало более 2000 бывших работников милиции. И милицейское прошлое не мешало подчиненным Минакова использовать "чисто конкретные" методы выбивания долгов и обеспечения безопасности многочисленных коммерсантов.
В 1997 году Минакову удалось занять место руководителя службы безопасности "Ленэнерго" и подмять под себя почти весь рынок взаимозачетов, который в то время составлял примерно 30% оборота этой энергокомпании.
С приходом в РАО "ЕЭС России" Чубайса (РАО "ЕЭС" является крупным акционером "Ленэнерго"), сомнительный бизнес Минакова стал все меньше устраивать руководство, ориентируемое из Москвы на ликвидацию бартерных сделок и "черного нала". В итоге не без участия представителей службы безопасности РАО "ЕЭС" глава концерна "Защита" был лишен доступа к электрической "кормушки", да и сама она была ликвидирована новой командой менеджеров "Ленэнерго".
Но Минакова в беде и бедности не оставил вице-губернатор Антонов и пристроил на теплое во всех смыслах место - обеспечивать безопасность ГП "ТЭК СПб".
В окружении Антонова был заметен некий Николай Усиченко - бывший работник КГБ. Являлся руководителем фирмы "GLORY ALLIANSE S.R.O." (Чехия, Praha 3 Karlovo namesti 15 и Санкт-Петербург, пр. Непокоренных, 47), а также внештатным советником вице-губернатора Антонова Ю.В. Усиченко обладал контактами в многих странах бывшего соцлагеря и имел коммерческие интересы в развитии городского пассажирского транспорта Петербурга. Он даже защитил по этому поводу кандидатскую диссертацию.
В течение лета-осени 1997 года Николай Усиченко активно лоббировал интересы итальянской фирмы "Бреда", намеревавшейся заключить выгодный контракт по производству автобусов на базе "Северного завода" в Санкт-Петербурге.
С этой целью Усиченко организовал черную PR-кампанию в СМИ города, оплачивая услуги журналистов наличными долларами. Кампания, во многом благодаря его усилиям и деньгам, завершилась успешно. Тендер на покупку автобусов для города с участием фирм "Вольво", "Икарус", "Ивеко", "Хундай" и других выиграла итальянская "Бреда".
В середине февраля 1998 года губернатор Яковлев, руководство Северного завода и итальянская фирма "Breda Construzioni Ferroviarie S.p.A. подписали контракт о создании производства автобусов в Петербурге. Всего в проект планировалось вложить порядка 250 миллионов долларов.
В конце марта губернатор Петербурга подписал распоряжение о создании совместного российско-итальянского предприятия по производству автобусов. Были поданы документы на регистрацию ЗАО "Северный автобус", параллельно шла регистрация ОАО с уставным капиталом 13 миллионов долларов. Доли в ЗАО и ОАО распределились следующим образом: "Северный завод" и ГП "Пассажиравтотранс" - 45%, "Бреда" - 35%, БалтОНЭКСИМ Банк - 20%. Но после дефолта 1998 года данный проект впал в коматозное состоянии, и ему так и не суждено было осуществиться. С тех пор об Усиченко, которого еще называли "кошельком" вице-губернатора Антонова, ничего не слышно.
За несколько дней до нового 2001 года в Петербурге был расстрелян некий Туласов, президент компании "СТЭК". Аббревиатура ТЭК в ее названии расшифровывается как "топливно-энергетическая компания", хотя одним из главных видов бизнеса "СТЭКа" являлся охранный. "Крыша" у СТЭКа, самого, в общем-то, являвшегося "крышей" для многих коммерческих структур (Туласов, в частности, полностью контролировал питерский рынок "Юнона") была милицейская. Туласов и уцелевший при расстреле его помощник Семенов - бывшие офицеры правоохранительных органов. Туласов быстро захватил ключевые позиции в Красносельском районе города, пользуясь поддержкой главы Красносельского ТУ Вячеслава Фролова, за которым, в свою очередь, стоял Юрий Антонов. Некоторое время назад сын Фролова угодил в тюрьму по бандитской статье, и из тюрьмы его вытаскивал депутат ЗакСа, бывший начальник училища МВД Станислав Зыбин - также человек Антонова. Всю компанию неоднократно вместе видели в заведении под названием "Охотничий домик", расположенном в Сосновой Поляне.
Туласов активно участвовал в избирательной кампании в Законодательное Собрание второго созыва (1998 г.). По оценкам, он потратил на эти выборы 300-400 тысяч долларов. Но неудачно. По имеющейся информации, он уже начал готовиться к новой избирательной кампании, окучивая школы и детские сады. В задачу Антонова входило полное подминание под себя Юго-Запада Санкт-Петербурга. В частности, в ЗакСе. Зыбин и так был с ним, Туласов выбрался бы в соседний округ. Иванова, выигравшая кампанию в Думу по 208-му округу (Юго-Запад СПб) - их человек. Ее кампанию официально финансировала "СТЭК".
Юго-Запад откровенно готовился под Антонова, как кандидата в губернаторы. Туласов был "тараном". В день его гибели на Антонова было страшно смотреть. На заседании правительства на следующий день он был абсолютно зеленый. Некоторые считают, что убийство Туласова - это было прямое предупреждение Антонову.

Под статьей

Существует и еще одно расхожее клише в общественном мнении относительно Антонова - на этого вице-губернатора нет и не может быть компромата. Вот и в отставку он ушел добровольно, а не под давлением правоохранительных органов, как другие замы Яковлева - Валерий Малышев (ныне покойный), Александр Потехин, Анатолий Каган. На самом деле биография Антонова не так уж чиста.
Вот уже несколько последних лет безраздельной вотчиной вице-губернатора Антонова является государственное унитарное Предприятие "ТЭК Санкт-Петербург" - основной розничный поставщик теплоэнергии в северной столице, а также почти монопольный владелец городских теплосетей (85%). В ведении ГП "ТЭК СПб" находится и около 700 котельных. В настоящее время износ технологического оборудования этого теплотрейдера составляет от 20% до 50 %. И ежегодно на ремонтные работы "ТЭК СПб" получает из городского бюджета сотни и сотни миллионов рублей. А вот целесообразность их расходования проверить не так-то просто. Именно это в значительной мере и делает ТЭК лакомым куском, привлекая внимание грамотных грабителей бюджетных денег. На этом, собственно, (приписки, завышение цен на новое оборудование и проч.) и сколачивают себе миллионные состояния руководители данной конторы и чиновники, курирующие ее деятельность в Смольном. Да еще ощутимые доходы приносил "непредвзятый" выбор поставщиков мазута, угля и газа для котельных, которые, кстати, постоянно переоборудуются с неподдающимися никакому учету бюджетными затратами.
Словом, тепловой Клондайк.
В 1998 году Антонов поставил руководить ТЭКом своего человека - бывшего своего зама в НИИ Точной механики Константина Дубова. Крепкая получилась связка: Антонов деньги из бюджета для ТЭКа выбивает, Дубов их осваивает, прибыль пополам. Чтобы обезопасить свой бизнес этот тандем решил делиться неучтенными доходами с губернаторской Семьей. И в непыльный бизнес был втянут сын губернатора Яковлева Игорь.
4 апреля 1998 года была учреждена неприметная фирмочка с громким названием "Лентеплоснаб". И вот уже более трех лет "Лентеплоснаб" (читай Яковлев-младший с подельниками) на коммерческой основе снабжает теплом жителей Колпинского, Пушкинского и Павловского районов Санкт-Петербурга, используя трубы и котельные, ранее принадлежавшие ГП "ТЭК СПб", переданные данной структуре безвозмездно, без всяких там тендеров. Похоже, такая же схема приватизации в интересах "Лентеплоснаба" вскоре будет применена к еще одному филиалу ГП "ТЭК СПб" - Петроградскому ТЭК. Далее - везде? (подробнее см. материал "Тамбовский" мальчик)
Так и продолжался бы этот теплый симбиоз до того момента, пока ТЭК не был бы полностью развален и продан по дешевке западным ивесторам со всеми потрохами. Но вот незадача - 19 марта этого года Управление Генпрокуратуры Рф по Северо-Западу возбудило уголовное дело в отношении должностных лиц ГУП "ТЭК СПб" по заявлению генподрядчика ГУП "ТЭК СПб" по ремонту теплосетей ЗАО "Межрегиональный промышленно-коммерческий концерн" во главе с генеральным директором Ильгаром Ахундовым, в котором, в частности, указывалось:
"Прошу Вас возбудить уголовное дело по ст. 290 ч. 4 пп.а, б, в, г УК РФ в отношении должностных лиц ГУП "ТЭК СПб": генерального директора Дубова К. С., первого заместителя по экономике и финансам Кузьмина А. В., начальника контрольно-экспертного управления Пазухина С. В. и лиц, входящих в созданную организованную преступную группировку Соколовского и Котляровского под руководством сына губернатора города Яковлева с целью вымогательства взяток в крупных размерах.
Примерно с лета 2001 года Кузьмин стал предлагать мне войти в указанную преступную группировку с целью хищения бюджетных средств путем приписок в актах выполненных работ по капитальному ремонту и реконструкции объектов ГУП "ТЭК СПб". После моего отказа мне стали угрожать сотрудниками ОБЭПа и РУБОПа, которые находятся на содержании у Яковлева, а также физической расправой вплоть до убийства. В результате появился более сговорчивый подрядчик "Росэнерго", который в настоящее время является монопольным подрядчиком ГУП " ТЭК СПб" на все виды работ.
По непосредственному указанию Кузьмина моей организации прекратили выплачивать деньги за выполненную работу на общую сумму 80 млн. 239 тыс. руб.
В начале декабря 2001 года начальник контрольно-экспертного управления ГУП "ТЭК СПб" по приказу Кузьмина потребовал от меня 250 тыс. руб. за то, что он "не потеряет" акты выполненных работ. Таким образом, моей организации в результате намеренного неисполнения обязательств руководством ГУП "ТЭК СПб" был причинен крупный ущерб и дальнейшая деятельность моего предприятия была поставлена под угрозу..."
Расследование по этому уголовному делу сегодня идет полным ходом, активно ведутся допросы. Вскоре его фигурантом вполне может стать и Юрий Антонов. Возможно, именно это обстоятельства и ускорило его "добровольный" уход из Смольного. Впрочем, отставку Антонова можно еще трактовать и как "своевременное предательство" губернатора Яковлева, а также интересов тамбовского бизнес-сообщества.

Своя игра

Шесть лет назад, в начале июня 1996 года губернатором Санкт-Петербурга неожиданно для многих стал Владимир Яковлев, опередив на выборах (всего на 2%) своего шефа - мэра Анатолия Собчака. Тогдашнюю победу никому неизвестного хозяйственника и "бесцветного политика" до сих пор в российских политических кругах называют "феноменом Яковлева" и не перестают ему удивляться. Как ни странно, но сегодняшняя политическая ситуация в северной столице очень напоминает пятилетней давности расклад. Феноменальный успех градоначальника Яковлева вполне может повторить его нынешний первый зам - вице-губернатор Юрий Антонов, руководствуясь извечным политическим принципом: "Вовремя предать - это означает не предать, а предвидеть".
Начав раскручивать свой имидж "крепкого хозяйственника" в 1996 году, Владимир Яковлев, судя по всему, не может остановиться по сей день. Напомним, два убойных аргумента претендента: плачевное состояние дорог и застывшая в ожидании федеральных проплат питерская промышленность. Яковлев грамотно, с точки зрения политического успеха на выборах, обещал прорыв на дорожном фронте и заметный оживляж на индустриальном. Но этого так и не случилось.
Город действительно устал от бурной деятельности губернатора по созданию множества структур с чрезвычайными функциями, штабов, оперативных и рабочих групп. У большей части петербургской интеллигенции авторитарный стиль поведения Яковлева давно вызывает раздражение. Люди сетуют на обкомовские порядки - с жесткой дисциплиной, основанной на безусловной преданности начальнику, с показухой, постоянными напоминаниями о неутомимой работе, заботе об интересах населения, о решении проблем, наведении порядка.... И все это создает питательную среду для слухов и домыслов о грядущих в скором времени досрочных перевыборах губернатора.
А в последнее время устойчивым стало мнение, что победителями этих досрочных губернаторских выборов станут спецслужбы. И произойдут они без лишних демократических процедур - путем тихого дворцового переворота в Смольном. При этом Яковлев может даже остаться на своем губернаторском посту. Но реально управлять городским хозяйством будут совершенно иные люди. Кто они?
Да взять хотя бы, учитывая известный сценарий пятилетней давности выдворения из Смольного Собчака, первого зама Яковлева - вице-губернатора Юрия Антонова. Ни у кого, кроме него, из питерской властной элиты нет таких тесных связей в правоохранительных органах.
Скорее всего, эти связи в питерских ГУВД и УФСБ уже помогли Антонову устранить из Смольного своего основного оппонента - вице-губернатора Алексашина. По слухам из ближайшего окружения губернатора, причиной внезапной отставки руководителя Комитета по экономической политике и промышленности стала некая папка с компроматом, который собрали на Алексашина друзья Антонова - бывшие сотрудники спецслужб.
Что стоит друзьям Антонова из "действующего резерва" спецслужб собрать компромат о "семейном" бизнесе Яковлева и предъявить его в нужный момент? И если на губернатора компрометирующие материалы не произведут должного воздействия, то в Кремле ими не преминут воспользоваться. Прохладные отношения Яковлева с "питерскими чекистами" в окружении Путина - уже давно не секрет.
Как бы там ни было, но Яковлев сегодня вполне может наступить на те же грабли, которые в свое время он приготовил Собчаку. Доверие в политике - вещь опасная. И жалеть губернатора после рывка из-за спины к вершине власти в Петербурге его более прагматичного на вид заместителя, предлагать какие-то высокие должности - никто не будет. Бывшие друзья отвернутся, телефон замолчит, правоохранители, почуяв легкую добычу, набросятся со всех сторон. Останется только мемуары писать да лекции читать вдалеке от берегов Невы.
И первые серьезные предпосылки к тому уже есть. Юрию Антонову руководство "Сургутнефтегаза" давно предлагало отойти от политики и стать полномочным представителем этой нефтяной компании в Петербурге. Вице-губернатор от почетной должности "свадебного генерала" отказался, судя по всему, окончательно. Сегодня он - идейный вдохновитель и финансист "Единой России" - новой фракции в питерском парламенте. Не исключено, что после состоявшейся отставки Антонов и возглавит это политическое формирование на выборах в ЗАКС в декабре 2002 года. И это будет его генеральной репетицией перед губернаторскими выборами в Петербурге, которые уже не за горами.

Обсудить материал в форуме
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru