Rambler's Top100
Лениградская Правда
20 ОКТЯБРЯ 2017, ПЯТНИЦА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Темная троянская лошадка
7.12.2001
Сергей МироновТретьим лицом в государстве Российском – спикером Совета Федерации, - нежданно-негаданно стал петербуржец Сергей Миронов. Таким образом, верхняя палата парламента из оппозиционного блиндажа губернаторов в одночасье превратилась в мощный властный рычаг для питерской команды Владимира Путина в Кремле.
Но в задачи нового спикера будет входить не только быстрая госприемка многочисленных законов из пакетов предложений президента РФ, что явно ускорит либеральные реформы в стране. Сверхзадача Миронова: всевозможными парламентскими способами лишить губернатора Петербурга Владимира Яковлева возможности решать социально-финансовые вопросы северной столицы через СФ, зарабатывая на этом политические дивиденды. Другими словами, новый спикер СФ призван снизить до нуля влиятельность градоначальника Петербурга, которого в Кремле многие, мягко говоря, недолюбливают, то есть стать его могильщиком и добиться досрочного ухода Яковлева с занимаемого поста.
Если кто-то в этом еще сомневается – напрасно. Показная дружба между питерским губернатором и новым назначенцем Кремля – ой как обманчива. Ведь если проанализировать всю парламентскую деятельность Сергея Миронова в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга (ЗС) с 1995 года, то квинтэссенция ее заключается как раз в том, чтобы ограничить властные полномочия Яковлева в городе на Неве. В свою очередь Яковлев приложил поистине титанические усилия, чтобы не дать в свое время Миронову занять пост председателя ЗС. Непростые отношения между двумя этими политическими деятелями представляют собой длинную цепь скандалов, конфликтов и ссор. Это целая детективная история с заказными убийствами и уголовными делами. И почти всегда в этом давнем противостоянии верх одерживал питерский губернатор. Но теперь у Миронова есть хорошие шансы поквитаться за старые обиды. На это, собственно и рассчитывают те, кто рекомендовал Владимиру Путину кандидатуру опытного питерского парламентария на пост спикера СФ.

Ты помнишь, как все начиналось

Сергей Миронов серьезно увлекся политикой в 1994 году, сменив хорошо оплачиваемый пост менеджера среднего звена в строительной компании «Возрождение» на депутатское кресло в питерском парламенте. Законотворческая активность Миронова в Мариинском дворце оказалась столь высока, что уже в 1995 году он был избран первым вице-спикером Законодательного собрания Петербурга (ЗС), и ему поручили курировать в парламенте весь блок экономических вопросов. Хотя до избрания депутатом опыта деятельности в органах представительной власти Сергей Михайлович не имел никакого.
Возвышению Миронова поспособствовала его законодательная инициатива о резервном фонде для депутатов ЗС. Именно с его подачи в руках питерских парламентариев оказались миллионы бюджетных долларов из городской казны, которые по своему усмотрению они могли тратить на решение социальных нужд избирателей. За счет этих денег были заткнуты многие "дыры" в социальной сфере, в области здравоохранения, образования и благоустройства, до которых никогда бы не дошли руки у исполнительной власти Петербурга. Эта практика питерского парламента – беспрецедентна. Такого в России нигде больше не было и нет. И с ней, кстати, до сих пор тщетно борется Смольный в высших судебных инстанциях, не желая так легко расставаться даже с малой долей бюджетных средств.
Первое серьезное столкновение Миронова с Яковлевым произошло в 1996 году в ходе предвыборной борьбы за пост губернатора Петербурга. И именно предвыборная кампания Анатолия Собчака близко познакомила Сергея Миронова и с будущим Президентом РФ, а в то время заместителем мэра Владимиром Путиным.
Администрация мэра настаивала на том, чтобы выборы состоялись не 19 мая, а в марте. Таким образом, окружение Собчака пыталось сократить время раскрутки кандидатов-конкурентов на губернаторское кресло, прежде всего Владимира Яковлева. Кстати, в России это уже общепринятый политический прием, который первым опробовал Путин, будучи руководителем предвыборного штаба Собчака. Однако исполнительной власти тогда никак не удавалось собрать кворум и склонить депутатов ЗС к переносу выборов.
Внезапно на одном из заседаний вице-спикер Сергей Миронов заявил, что он видит в зале 34 человека и кворум есть. По подсчетам других депутатов, в зале находился всего 31 законодатель, и кворума не было. Невзирая на расхождение в цифрах и благодаря инициативе тогдашнего заместителя председателя ЗС срок губернаторских выборов был перенесен, что тем не менее не помогло действующему градоначальнику переизбраться на новый срок. Собчак в 96-м, как известно, проиграл Яковлеву. А Миронову новоиспеченный губернатор принялся вставлять палки в колеса и препятствовать его политическому росту с энергией, достойной лучшего применения. С этого, собственно, и началось противостояние опального парламентария и Смольного, длившееся без малого шесть лет.

Битва за Устав

Следующий виток конфликта между исполнительной и законодательной ветвями власти Санкт-Петербурга пришелся на начало 1998 года.
Принятый ЗС 23 января 1998 года Устав Петербурга очень не понравился губернатору Владимиру Яковлеву. Он посчитал, что ему несправедливо запретили издавать нормативные акты в обход депутатов ЗС. Наибольшее раздражение губернатора вызывали положения городской конституции, запрещающие градоначальнику заниматься нормотворчеством, запрещающие депутатам ЗакСа работать на непостоянной основе, а также устанавливающие выборы губернаторов и депутатов ЗакСа обязательно в два тура. И Смольный нринулся в атаку на Мариинский дворец, точнее на тогдашнего спикера ЗС Юрия Кравцова.
Как ни странно, отстранить Юрия Кравцова от занимаемой должности потребовала фракция «Коммунисты Ленинграда». Таким образом, Яковлев попытался завуалировать свое участие в этой склоке, хотя всем было известно, что губернатор и зюгановцы были не разлей вода еще с выборов 1996 года. Депутаты поначалу обвинили спикера в неправильном расходовании средств Законодательного собрания. Специальная комиссия по проверке сметы расходов ЗС эти подозрения коммунистов не подтвердила. И тогда «красные» просто выразили председателю недоверие.
Но Кравцов занял жесткую позицию: Устав принят, его надо исполнять. Миронов безоговорочно поддержал Кравцова. Тогда губернатор решил наказать спикера. В ход пошло все: по словам депутатов, их и запугивали, и предлагали квартиры. Кравцову, например, откровенно дали понять, что недавно закрытое в суде уголовное дело о 350-миллионном ремонте его квартиры может быть открыто вновь. Кравцов, кстати, по сей день судится, чтобы снять с себя все обвинения.
Сторонники спикера не сдавались до последнего. В питерской прессе было опубликовано открытое письмо семи депутатов к Кравцову, в котором они призвали его не поддаваться эмоциям и в отставку не уходить. Вице-спикер Сергей Миронов открыто заявил, что акция по отставке Кравцова была бы в принципе невозможна без режиссуры Смольного. "К сожалению, - отметил Миронов, - многие депутаты очень сильно завязаны на администрацию. Взять тех же банкиров или руководителей предприятий: ну как они могут жить без Яковлева?"
Полтора месяца группа депутатов во главе с Мироновым держала осаду - им удавалось срывать заседания ЗС, искусственно создавая отсутствие кворума. Тем самым они стремились не допустить принятия решения, по которому Юрий Кравцов был бы отстранен от должности председателя городского парламента.
Вопрос об отставке Кравцова обсуждался на плановых и внеплановых заседаниях ЗС более 10 раз.
И только 1 апреля 1998 года большинством голосов был принят специальный закон "О порядке досрочного прекращения полномочий председателя законодательного собрания Санкт-Петербурга", в соответствии с которым достаточно было собраться на заседание 26 депутатам (при списочном составе 50) и тайно, а не открыто проголосовать за смещение спикера со своего поста. Ранее нужен был кворум в две трети от общего числа депутатов. Любопытно, что этот закон, упростивший процедуру досрочного прекращения полномочий председателя ЗС и поставивший крест на политической карьере Кравцова, подписал не Яковлев, а вице-губернатор Вячеслав Щербаков (ввиду отсутствия губернатора).
В итоге больше половины законодателей (29 из 50) подписались под заявлением об отставке Кравцова. В его защиту выступили лишь девять депутатов, в том числе и Миронов. При голосовании бюллетенями 26 депутатов высказались за уход Кравцова. Для полной победы им не хватило самой малости - одного голоса для кворума. Этот голос имелся только в виде факса, присланного из Греции одним из депутатов, но его решили не учитывать, сославшись на необходимость соблюдения процедуры. Тем не менее, сам спикер, запуганный угрозами прокуратуры, признал, что, хотя голосование считать законным и нельзя, фактически против него выступило большинство. На прощание Кравцов заявил в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС, что он "обеспокоен нездоровой и опасной ситуацией, сложившейся в Санкт-Петербурге, когда губернатор Владимир Яковлев намерен стать единоличным руководителем авторитарного типа".
И еще один любопытный нюанс. Почетным гостем "исторического заседания" ЗС, на котором низложили Кравцова, был, между прочим, сам Александр Коржаков, объяснивший журналистам свое появление загадочной фразой: "Меня пригласили". Это был второй приезд генерала в Питер, первый раз Коржаков, будучи еще шефом президентской охраны, приезжал в город накануне губернаторских выборов поддержать кандидатуру Владимира Яковлева.
По новому закону полномочия председателя городского парламента до очередных выборов перешли к его первому заместителю. В данном случае это был 45-летний Сергей Миронов.
Таким образом, питерский парламент лишился легитимного председателя почти на два года, и его работа фактически была заморожена.
На тот же период времени опустело и сенаторское кресло главы законодательного собрания Петербурга в Совете Федерации РФ. На Большой Дмитровке в роли сенатора Яковлев остался один, что усилило его политическую влиятельность в городе на Неве и на федеральном уровне.
Чтобы закрепить это выгодное Смольному положение дел, подконтрольный губернатору городской суд Петербурга вынес судебное определение, запрещающее "Законодательному собранию и иным лицам от его имени проводить действия, вытекающие из полномочий председателя ЗС". Этот документ ограничил функции и. о. председателя Законодательного собрания Миронова рамками должностных обязанностей первого заместителя. То есть ему было запрещено представлять город на Неве в верхней палате российского парламента (для этого нужно быть не "и. о.", а именно спикером), подписывать нормативные акты и созывать внеочередные заседания.
Вместе с тем Санкт-Петербургский городской федеральный суд признал принятый при Кравцове Устав города незаконным, губернатор внес в него свои поправки, и принятие питерской конституции отложили на неопределенное время. Но вскоре битва за Устав, точнее за ограничение властных полномочий губернатора Яковлева вспыхнула вновь под руководством Сергея Миронова.

PR-атака

Впрочем, чтобы продолжить дело Кравцова, его заму необходимо теперь было пройти через горнило новых выборов в ЗС, которые были назначены на декабрь 1998 года. А затем преодолеть сопротивление прогубернаторских фракций и стать спикером ЗС. Смольный бросил в бой все свои лучшие пиаровские ресурсы, чтобы остановить Миронова на подступах к Мариинскому дворцу.
И в Петербурге начали твориться дикие вещи. Как только началось выдвижение кандидатов в депутаты городского парламента, в разных концах города стали регистрироваться однофамильцы известных местных политиков. К примеру, баллотирующийся в ЗС нынешний его депутат Олег Сергеев был немало удивлен, когда обнаружил, что рядом с его фамилией в списках горизбиркома фигурируют еще два Олега Сергеева. Оба «конкурента» были совершенно случайными, никому не известными людьми. Один - безработный, а второй - пенсионер. При этом ни тот, ни другой не проживали в избирательном округе. В тот же день удивление постигло и баллотирующегося в новый состав Законодательного собрания Сергея Миронова - второй Сергей Миронов уже числился в списках. Особый цинизм политтехнологов заключался в том, что один из «двойников» Миронова был… негром.
Чем могла обернуться такая чехарда для известных в городе политиков, гадать не приходилось: вконец запутавшиеся избиратели могли и не разобраться, кто есть кто. Еще сложнее было разобраться электорату, кто именно из Сергеев Мироновых публиковал в посланиях к избирателям ту или иную глупость.
Изобретателей нового приема предвыборной борьбы искали, но не нашли. Удалось узнать лишь то, что «двойники» баллотировались в ЗС сознательно и за небольшие деньги. Позже выяснилось, что автором этого пиаровкого ноу-хау был штатный имиджмейкер губернаторской «семьи» Алексей Кошмаров. И задумана вся эта вкханалия была только с одной целью – не пустить в ЗС Сергея Миронова, - самого опасного оппонента Владимира Яковлева. Все остальные кандидаты в депутаты, думается, попали под «горячую руку» Кошмарова за компанию или для отвода глаз.
Кстати, Миронов не остался в долгу, опубликовав в «Независимой газете» нашумевшую статью о губернаторе Яковлеве с крайне обидным заголовком «Завхоз культурной столицы», ставшей тут же бестселлером в Петербурге. Эта публикация нашла отклик у многих петербуржцев, стройными рядами двинувшихся голосовать за Миронова, надеясь, что это именно тот человек, который и возглавит антигубернаторскую оппозицию в городе.
Вопреки прогнозам Смольного в декабре 1998 года к урнам для голосования в Санкт-Петербурге пришли более 40 процентов избирателей. Этот показатель стал самым высоким на региональных выборах в России за последние четыре года. Вместе с тем на результатах выборов все-таки сказалась скандальная атмосфера, в которой они готовились и проходили: 12 процентов голосовавших вычеркнули всех претендентов, а по отдельным округам эта цифра доходила до 26 процентов. И только в 6 из 50 округов депутаты были избраны с первой попытки. Все они сохранили мандаты законодательного собрания предыдущего созыва. А бывший и. о. председателя ЗС Сергей Миронов, против которого в его округе была организована беспрецедентная pr-атака, собрал рекордное число голосов - 69, 3 процента.

Прокурорское давление

Вновь оказавшись в ЗС, Сергей Миронов, естественно, стал одним из основных кандидатов на пост спикера питерского парламента. Конкуренцию ему могли составить разве что второй вице-спикер Виктор Новоселов да бывший начальник ГУВД Петербурга Аркадий Крамарев. Губернаторская «семья» хотела видеть на этом высоком посту своего ставленника – Сергея Тарасова. (подробнее см. материал «Выйдет спикер из тумана?).И в игру против Миронова на сей раз включились не только Яковлев и его окружение, но и прокуратура города, а также питерские авторитетные бизнесмены.
Первым ударом по репутации Миронова стало заказное убийство его коллеги по ЗС Виктора Новоселова, дружеских отношений с которым Сергей Михайлович не скрывал. А пресса не скрывала тесных связей Новоселова с представителями бандитских кругов Петербурга – накануне трагической гибели парламентария (его взорвали в собственной машине, взрывом оторвало голову) все подконтрольные губернатору СМИ только и трубили об этом. Кстати, депутат ЗС Сергей Андреев, не стесняясь, по сути, обвинил в убийстве Новоселова губернатора Яковлева. А верные градоначальнику СМИ строили догадки о том, что мог искать Сергей Миронов в сейфе своего коллеги сразу после взрыва, и делали ничем не обоснованный вывод: «компромат на себя». Таким образом, читателя просто подталкивали к мысли, что это именно Миронов устранил конкурента буквально день в день выборов спикера ЗС. Но некоторые СМИ объективно подмечали, что «произошла обычная воровская зачистка территории, чтобы создать для губернатора Петербурга Владимира Яковлева послушный законодательный орган власти». Другими словами, квалифицировали беспрецедентно-жестокую ликвидацию Новоселова, как угрозу и предупреждение прежде всего Миронову. Типа, будешь рыпаться, тебя рядом положим. Эта версия вполне в духе нынешнего бандитского Петербурга без ковычек. Кстати, каждый раз, когда в городе происходило громкое убийство, например Михаила Маневича, губернатор в городе, как правило, отсутствовал, он уезжал за рубеж. Так случилось и на этот раз.
Параллельно против Сергея Миронова было возбуждено уголовное дело. Сценарий с Кравцовым тупо решили повторить. Правоохранительные органы явно по заказу Смольного вытащили на свет историю 1997 года о якобы самовольном выделении Мироновым от имени ЗС многомиллионного беспроцентного займа из городской казны для питерской газеты «Смена». В ходе следствия было установлено, что на одном из финансовых документов стояла подпись С. Миронова. Ущерб от его действий следствие оценило в 100 миллионов рублей (в ценах 1997 года) и предъявило обвинение по статье 171 части 1 УК РСФСР (превышение власти или служебных полномочий).
Это дело, не имеющее судебной перспективы, тянулось ровно до того момента, когда спикером ЗС с большим напрягом все-таки избрали «верного яковлевца» Сергея Тарасова, и сразу после этого оно в одночасье было закрыто «за отсутствием в действиях Миронова признаков состава преступления».
А Миронов и не думал становиться “покорной овечкой”. Именно ему, к примеру, приписывают активное участие в процессе пересмотра сроков выборов губернатора Петербурга в 1999-2000 годах. Выборы питерского градоначальника в декабре 1999 года были невыгодны федеральному центру, который в этом случае не успевал достойно представить в городе своих ставленников. В итоге выборы состоялись в мае 2000 года и, хотя здесь решающую роль сыграла не работа Сергея Миронова, а позиция Верховного суда РФ, негативный вклад депутата в предвыборную кампанию Яковлева был заметен.

Роковой просчет

В итоге в Смольном решено было выдворить смутьяна из Петербурга навсегда. У Миронова в ЗС отобрали право финансовой подписи, которое он имел как вице-спикер, а затем ярого оппозиционера просто отправили подальше от Мариинского дворца и берегов Невы – в Москву, в Совет Федерации.
Вот что по этому поводу заявил на днях ставленник губернаторской «семьи» и нынешний спикер ЗС Сергей Тарасов: «Мы были заклятыми врагами с ним: боролись за первый пост в парламенте Петербурга, и он сумел сделать незаурядный поступок. Он сумел отступить ради достижения стабильности в Законодательном собрании, сумел уступить это место фактически мне. Я это не скрываю, я сделал все, чтобы стать председателем и сделать его своим заместителем. Уже ходили такие разговоры, что Сергей Миронов вечно второй - он 6 лет пробыл в должности заместителя председателя… Я был уверен, что у него не будет успеха в СФ. Потому что московские политики не дадут занять ему один из важных постов в СФ. О председателе СФ я даже не думал. Он опроверг все мои самые даже большие мысли. Я так предполагал, что он, может быть, займет пост зампредседателя, а он сумел сделать гораздо больше, еще раз доказав, что он чрезвычайно упорен в достижении своих целей…»
И сегодня петербургская политэлита пребывает в шоке после внезапного назначения Миронова на третий по значимости государственный пост в политической иерархии России, хотя губернатор Яковлев и заявляет, что ему все равно, что он, мол, половину Петербурга отправил бы в Москву – ничего от этого в северной столице не изменится. Ой, ли?
На самом деле все ждут мести со стороны Миронова за годы унижений, которые он незаслуженно терпел от Яковлева и его ближайшего окружения. И все знают, что эта месть в том или ином виде не заставит себя долго ждать.

Обсудить материал в форуме
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru