Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 ДЕКАБРЯ 2017, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Воскрешение Лазаря
7.09.2001
Лазарь Хидекель. Энергетический взрыв 1957 годНовый скандал на рынке русского авангарда.
Западные аферисты пытаются обесценить коллекции Санкт-Петербургских музеев.


Злоба фарисеев и начальников иудейских дошла до крайности; окаменели сердца их от зависти, властолюбия и других пороков; и они не хотели принять кроткое и милосердное учение Христа.
Евангелие от Иоанна


Вряд ли найдется в мировой истории искусства что-либо сопоставимое по скандальности с русским авангардом. И дело здесь даже не в художественном революционном методе, не в особенностях биографий его колоритных основоположников. Огромные деньги и откровенный криминал превратили искусствоведческие изыскания в этой области в детективные романы, тихих исследователей - в интеллектуальных гангстеров, музейных работников - в контрабандистов, а музеи Санкт-Петербурга, в которых хранится значительная часть наследия мастеров авангарда, в место нескончаемых афер.

Невиданный всплеск интереса на Западе в конце 60-х годов к творчеству Малевича, Филонова, Татлина, Лисицина, Ларионова, Гончаровой, Матюшина, Розановой и многих других вызвал и рост спроса на их произведения. Русский авангард быстро стал не только модой, но и крайне выгодным вложением средств. Соответственно появился и весьма прибыльный вид бизнеса. К сожалению иным, как откровенно уголовным, он быть и не мог.

В самом начале новохудожественного бума выяснилось, что на Западе в свободном хождении находится не так уж и много произведений мастеров русского авангарда. Основная их часть исторически оказалась погребена по ту сторону "железного занавеса" в Советском Союзе в запасниках музеев и частных коллекциях.

В СССР того времени авангард не признавали и не выставляли, но и к вывозу под страхом уголовной ответственности запрещали, парадоксально признавая за ним художественную ценность.

Тем не менее для предприимчивых галерейщиков, специалистов по современному искусству с авантюрной жилкой такое положение открывало невероятные горизонты. В Союз полетели эмиссары, контрабандисты с художественным чутьем и умением сходится с людьми.

Вначале потрошились частные коллекции. Благо их хозяева, в силу определенной специфики, в СССР находились чуть ли не на диссидентском положении и легко поддавались сочувствующим им иностранцам, которые при этом давали немного долларов и марок и плюс туманно намекали на помощь в возможной эмиграции. Впрочем иные просто становились жертвами ограблений. С определенного момента "охотники за авангардом" добрались и до музейных запасников, где бесценные картины элементарно похищались, или заменялись копиями.

Вывозилась бесценная добыча исключительно контрабандой. Другого способа не существовало в принципе. Процветала подобная вакханалия вплоть до середины 90-х годов. И надо признать, что сегодня на Западе и в России нет ни одного галерейщика, специализирующегося на русском авангарде, который в той или иной степени не был бы причастен к ряду криминальных ситуаций. Хаттон, Шиклер, Лахман, Адлер, Фридман, Шлегель - люди практически монополизировавшие весь русско-авангардный бизнес - реально оперировали нелегально вывезенными из Советской России произведениями. Несколько особняком в этом списке стоит галерея "Гмуржинская", созданная Антониной Гмуржинской и принадлежащая ее дочери Кристине. Но здесь упор всегда делался скорее на пропаганду русского авангарда, просветительскую и благотворительную деятельность, чем на чистую коммерцию.

90-е годы, большая открытость России, казалось расставили все по своим местам и создали все условия для нормального развития этого специфического бизнеса. Хотя и не решило главную проблему - возможность легального вывоза законно приобретенных произведений.

И на в галереи и на художественные аукционы хлынул вал поддельного авангарда. Сегодня создаются не только фальшивые произведения, пишется фальшивая история.

Тогда Иисус Христос сказал им прямо. "Лазарь умер, и Я радуюсь за вас, что Меня там не было, (это для того), чтобы вы уверовали. Но пойдем к нему".
Евангелие от Иоанна


Не так давно в Санкт-Петербурге в Мраморном дворце прошла замечательная выставка "В круге Малевича. Соратники. Ученики. Последователи в России 1920-1950-х".Потом она гастролировала в Москве и снова вернулась обратною Более пятисот работ вошли в экспозицию: Лисицын, Чашник, Суетин, Юдина, Стерлигов, Хидекель.

На последнем художнике необходимо остановиться особо. Несмотря на то, что Лазарь Хидекель был учеником и другом Малевича (его диплом об окончании Витебского Художественно-практического института подписал Председатель совета профессоров Казимир Малевич), идеологом Уновиса и одним из основных разработчиков супрематизма в архитектуре, его имя, как художника, сегодня мало известно в России. Зато за ее приделами художественное творчество Хидекеля котируется весьма высоко. В том числе и в вульгарном денежном выражении - десятки и сотни тысяч долларов за одно творение мастера. Другой вопрос, что картин Хидекеля дошло до нас необыкновенно мало. Так по крайней мере считалось до недавнего времени, когда на рынок внезапно оказались вброшены сотни его произведений.

Чтобы понять события сегодняшнего дня, необходимо небольшое отступление к прошлому.

В отличии от большинства классиков русского авангарда Лазарь Хидекель прожил долгую и в общем безбедную жизнь и умер в возрасте восьмидесяти двух лет в Ленинграде в 1986-м году.

Не остановившись на двусмысленном дипломе свободного художника Витебского вуза, он в 1929-м году успешно закончил в Петрограде архитектурный факультет института Гражданских инженеров и поступил там же на работу, занявшись практической архитектурной деятельностью и обучением студентов.

Минула авангардная молодость, прошли страшные годы репрессий, не пощадившие практически никого из друзей Хидекеля по экспериментам в живописи. И уже в 60-е, 70-е никто не ассоциировал успешного советского архитектора, преподавателя Лазаря Хидекеля с бунтарем от искусства, учеником Малевича, другом многих классиков авангарда. Так однофамильцы, разделенные эпохой.

О том, что происходило в душе художника, мы можем только догадываться. Хотя по косвенным признакам, можно предположить незаживающую рану - закономерный результат несбывшихся надежд.

Может быть поэтому он сохранял небольшую часть собственного художественного наследия. Эти произведения в свое время удалось увидеть искусствоведу Алле Повилихиной - ученице Хидекеля. Коллекция была показана еще одной женщине - жене поэта Константина Симонова Ларисе Жадовой, которая их в последствии подробно описала все входящее в нее в своей книге "Поиск и эксперимент".

И покойная Лариса Жадова и, слава Богу, здравствующая до ныне Алла Повилихина, отмечают крайне небольшое количество сохранившихся у Лазаря Хидекеля собственных произведений. И обе вспоминают его жалобы на то, как он был ленив в своем живописном труде, как мало создал и еще меньше уберег.

Художник еще не догадывался, что посмертно он самым неожиданным образом станет необыкновенно плодовит.

Говорят Ему: "Господи! пойди и посмотри".
Иисус Христос прослезился.
Евангелие от Иоанна


Впрочем, все началось незадолго до смерти Лазаря Хидекеля, когда известные коллекционеры Клод и Рене Буле приобрели у своего постоянного поставщика некоего "Володи" 176 работ художника за один миллион 750 тысяч франков. Потом в 1991-м они же приобрели на аукционе "Сотбис" картину Хидекеля "Желтый крест", составив тем самым крупнейшее собрание этого мастера русского авангарда за рубежом.

Но не будем забегать вперед. В 1988-м году разразился один из крупнейших скандалов связанных с фальшивым авангардом. Порядка ста произведений Ларионова, находившихся в культурно-финансовом обороте, были признаны поддельными.

Опасаясь за свою коллекцию Буле обратились за экспертной оценкой к сыну Лазаря Хидекеля, тоже архитектору и художнику Марку. Благо тот в составе советской делегации архитекторов находился в Париже. Марк согласился и полностью подтвердил подлинность предоставленных ему произведений отца. В 1989-м Марк вновь приезжает в Париж и продолжает осмотр коллекции Буле. Ни одно из произведений Хидекеля не вызывает у его сына сомнений в подлинности. На следующий год по приглашению Буле коллекцию осматривает жена Марка Регина и тоже остается довольной предоставленными работами.

Посетили Марк и Регина семью Буле в Париже и в 1991-м году. Марк предложил за 40 тысяч франков заверить своей подписью 16 особенно ценных произведений Лазаря Хидекеля. Что по обоюдному согласию и было сделано в июне 1991-го года.

Теперь уже у Буле никаких сомнений не оставалось и уже летом в музее "Джолиет" в Канаде была открыта выставка их коллекции Хидекеля. В каталоге Марку Хидекелю выражалась горячая благодарность за помощь в ее организации.

После коллекция Буле выставлялась еще дважды: в 1993-м году в Шато-да-Танлей во Франции и на Франкфуртской ярмарке современного искусства в 1995-м.

Никто не подозревал, что идиллия закончится громким скандалом. А между тем, все к тому и шло.

Весной 1992-го года на выставке русского авангарда "Великая утопия" в музее Гугенхайма в Нью-Йорке Марк Хидекель познакомился с Ингрид Хаттон совладелицей галлереи "Хаттон", специализирующейся на русском авангарде. Интерес Хаттон к сыну художника такой же, как и Буле. В ее галлерее тоже есть произведения Лазаря Хидекеля, подлинность которых надо подтвердить. Галерейщица и Марк довольно быстро находят общий язык в1992-93-х годах они неоднократно встречаются в Нью-Йорке. А в 1993-м Марк и Регина Хидекели перезжают в США насовсем.

Марфа сказала Ему: "Господи! уже смердит (т. е. запах разложения), потому что четыре дня, как он во гробе".
Евангелие от Иоанна


Два года после переезда в Америку семейство Хидекелей никак не напоминает о себе. Но в 1995-м году Марк заключает с Хаттон соглашение о выставке-продаже в ее галерее 70-ти работ Лазаря Хидекеля, которые он якобы привез с собой из России. Выручка распределяется следующим образом: 60 процентов Марку, 40 - Хаттон. В предисловии к каталогу заявляется, что это первая выставка подлинных произведений Лазаря Хидекеля вообще. То есть заочно коллекция Буле относится к разряду липовых.

Но самое интересное, Марк объявляет, что привез с собой порядка четырехсот работ своего отца.

Дальше мы можем идти исключительно по пути предположений, основанных тем не менее на вполне конкретных фактах.

Ни уже упоминавшиеся Лариса Жадова, ни Алла Повилихина, единственные люди со стороны допущенные к личному собранию Лазаря Хидекеля еще при его жизни, не видели у него такого огромного количества картин и рисунков. Наоборот, и ту и другую поразило ничтожное количество сохраненного. Да как мы помним сам художник жаловался, что был слишком ленив в молодые годы и в свое время не очень пытался уберечь собственное художественное наследие.

Следом возникает вполне закономерный вопрос о вывозе за пределы России такого огромного количества произведений мастера авангарда. В министерстве культуры не нашли никаких следов того, что Марк Хидекель обращался с просьбой дать ему возможность вывезти насовсем в США "400 единиц культурных ценностей". Более того, обратись он даже туда, то в ответ получил бы категорический отказ. По закону вывезти через границу, что-либо из произведений папы-классика он не может.

Тогда можно предположить, что Марк Хидекель совершил уголовное преступление именуемое "контрабандой художественных ценностей в особо крупных размерах" и в настоящее время разыскивается Интерполом. Верится правда в это с трудом.

Очень сомнительно, что выезжающий на постоянное место жительства в США Марк Хидекель с женой Региной мог беспроблемно миновать российскую таможню с контейнером, в котором находилось бы 400 (!) произведений искусства. Еще сомнительнее, что у мелкого питерского архитектора могли оказаться серьезные связи в преступном мире, которые помогли бы ему вывезти коллекцию за рубеж.

Обращения в Государственный таможенный комитет и федеральную службу безопасности России ясности тоже не внесли. Ни в одном из этих ведомств о нелегальном вывозе такого огромного количества произведений Лазаря Хидекеля через границу ничего не известно. А ведь с появлением информации о чем-то подобном, уголовное дело должно возбуждаться немедленно со всеми вытекающими последствиями. Дела, связанные с контрабандным вывозом , нескольких хидекелевских картин, но к Марку это не имеет никакого отношения.

Само собой напрашивается вывод. А может почти ничего и не вывозилось. А чудесным образом родилось в те два года в США, когда Марк Хидекель никак не давал о себе знать.

Если принять эту версию, то становятся понятны и последующие события связанные с атакой на Буле.

Иисус Христос сказал им: "развяжите его, пусть идет".
Евангелие от Иоанна


Надо сразу сказать, что вопрос о подлинности произведений Лазаря Хидекеля в коллекции Буле в этой статье не ставится. Пусть это будет темой отдельного исследование.

Важно другое. Появление четырехсот работ мастера якобы привезенных контрабандой его сыном из России в корне меняли ситуацию на рынке авангарда. Понятно, что избыток предложения коренным образом сбивает цены. Но есть и еще одна вещь.

Хидекеля становилось неправдоподобно много.

400 работ Марка, Хидекель принадлежащий его компаньонке Хаттон, произведения из музейных и частных собраний России, коллекция Буле, отдельные работы в других зарубежных коллекциях. "Ленивый", по собственному утверждению, Лазарь Хидекель просто не мог физически столько написать. Тем более, что художественный период в его продолжительной жизни был весьма краток.

Требовалась срочная зачистка. И одной из первых жертв ее стали несчастные Буле.

Началось все в 1996-м году. В журнале " АРТ ньюз" Марк и Регина Хидекели и Ингрит Хаттон объявили, что вся коллекция Буле состоит из подделок. Более того Марк объявил, что и все свидетельства о подлинности им подписанные, тоже поддельны. Затем были аналогичные статьи в канадской "Газетте".

Спустя годы вспомнили и о выставке "Джолиет". Хидекели и Хаттон направили в почти три десятка музеев, выставляющих русский авангард . официальный письменный протест против каталога этой выставки с утверждениями, что коллекция Буле состоит из подделок.

К настоящему моменту 167 произведений Лазаря Хидекеля из коллекции Буле, оценваемые ранее в четыре миллиона долларов практически обесценились. Буле подали в суд на Хидекелей и Хаттон.

Чем окончится эта тяжба неизвестно, да и не очень важно.

Понятно, что следом за Буле придет очередь других собраний располагающими произведениями Лазаря Хидекеля. Ведь судя по заявлениям Ингрид Хаттон подлинные работы это классика русского авангарда есть только в ее галерее. Что готовы подтвердить Марк и Регина Хидекели. Соответственно и картины Лазаря Хидекеля, выставленные в Санкт-Петербурге получается уже заочно обвиняются этой компанией в фальшивости.

А итог всех этих разбирательств легко предсказуем. Продолжение скандала приведет к тому, что произведения Лазаря Хидекеля исчезнут с аукционов, из музейных и частных коллекций, пропадут из каталогов. Ведь подлинность ни одного из них не будет гарантирована. И мы станем свидетелями новоевангельского сюжета, как алчность сына погубит память о его отце (продолжение следует)

Обсудить материал в форуме
Владимир Эскен , искусствовед, 7.09.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru