Rambler's Top100
Лениградская Правда
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПОНЕДЕЛЬНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Бриллианты – лучшие друзья девушек
23.10.2007
Председатель петербургского Союза журналистов не должен воспевать уголовников
Александр ЗАПЕСОЦКИЙ, профессор, доктор культурологии
    

От редакции

Этот материал, бесспорно, обречен на конфликт. Слишком острые слова говорит в нем профессор Александр Запесоцкий, слишком жесткие обвинения выдвигает в адрес известного журналиста. Признаем откровенно, мы колебались: публиковать этот текст в газете или нет. И все-таки решились. Потому что поставленные в статье проблемы остры и требуют решения. Тем более что речь идет о современном состоянии отечественной журналистики, частью которой мы также являемся.

Отметим, что автор не претендует на знание истины в последней инстанции. Он высказывает свою личную точку зрения – мнение ученого, болеющего за судьбы отечественной культуры.


В журналистских кругах – скандал. Известный «авторитетный предприниматель» недавно прислал в подарок председателю Союза журналистов Санкт-Петербурга дорогущие часы – чуть ли не за 40.000 долларов. Теперь слышны возмущенные голоса. Якобы и сам председатель, и принадлежащие ему структуры – некое Агентство журналистских расследований, газета «Ваш тайный советник» и сайт «Фонтанка.ру» – являются частью «империи» авторитета, находятся у него на содержании и обслуживают его интересы.

Мне это возмущение непонятно. По-моему, просто завидуют. Им такие же часы хочется. Состояние дарителя оценивают от полумиллиарда до миллиарда долларов. Этот человек может десяток газет и тысячу журналистов содержать. Но он не всех одаривает, а выбирает – кого именно. Журналистов, кстати, в нашем городском союзе около 2500 человек. А председатель – один. И его тоже выбирают. Если у журналистов и авторитета мнение совпало, значит, у них одинаковые критерии?

Или журналисты просто не ведали, кого выбирали? Но председатель господин Баконин-Константинов особенно ничего и не скрывал. К примеру, рассказывал, как несколько лет назад подарил ему ручку другой «авторитет» – ныне покойный Константин Яковлев (Костя Могила). Председатель Союза журналистов пишет ручкой Кости Могилы? Ну это нормально. Нормально, когда на съемки фильма по сценарию главы журналистского сообщества съезжаются вместо актеров десятки бандитов – «для удешевления производства». Этакие деятели искусства на общественных началах. Нормально, что главный журналист рассказывает, как «выручает некоторых издателей, у которых проблемы с братвой». А что тут особенного, если люди будут считать, что братва для него – свои ребята?

Даритель часов мотивов своего поведения не раскрывает: «Часов мне дарят много. Вот я их и раздариваю. Также раздариваю дорогие ручки, зажигалки с бриллиантами. Я так хочу». Понятно – человек этот щедрый. Но как выбирается объект щедрот, по какому признаку? Ответа нет.

Теперь в журналистском сообществе обсуждается вопрос: какой же тип отношений установился между «авторитетом» и пишущим гражданином, если оказался уместен такой презент – часы стоимостью в тысячи долларов. Поклонник и талант? Но в таких случаях даже народным артисткам России дарят всего лишь цветы, посылают шампанское и конфеты. Золотые часы, зажигалки с бриллиантами – это скорее для содержанок. Бриллианты ведь, как известно, – лучшие друзья девушек. Любовники? Данный вариант отпадает сразу. В кругу «братвы» это неприемлемо. Друзья? Но дружба предполагает общие духовные интересы. В Филармонии эти господа, кажется, вместе не замечены. Деловые партнеры? Слишком разные бизнес-категории. Остаются лишь иные типы деловых контактов: заказчик и исполнитель или начальник и подчиненный. Тогда подарок – это то, что в армии именуется «командирские часы».

Не хочу обидеть господина Баконина-Константинова, но я до последнего времени с его творчеством был совершенно не знаком. Книг его не читал, сериалов не смотрел, газету «Ваш тайный советник» в руки не брал. Но вот за каких-то два месяца эта газета трижды упомянула мою персону. Попутно я получил два письма: «Тайный советник» предлагал мне прокомментировать его труды. Такая настойчивость заставила обратить внимание на газету и ее хозяина. Пришлось составить личное мнение о Баконине и его достижениях.

Итак, комментарий мой таков.

Во-первых, писания этого господина и всего его «литобъединения» имеют отношение к литературе и журналистике не большее, чем милицейский протокол, переписанный троечником. С той разницей, что, с моей точки зрения, настоящая милицейская продукция содержит в себе правду значительно чаще.

Во-вторых, по-моему, от деятельности баконинского «концерна» просто дурно пахнет: сомнительная «информация» черпается сомнительными методами из сомнительных источников и преподносится массовой аудитории в более чем сомнительных целях. С Агентством журналистских расследований и вовсе беда. По моим данным, люди сведущие относятся к этой конторе с брезгливостью, считают ее чуть ли не полуофициальным представительством, своего рода пресс-службой петербургского криминалитета. Полагают, что там предостаточно персонажей мутного свойства: снуют между бандитами и милиционерами, собирая информацию якобы в интересах широкой общественности. На самом же деле просто получают сведения у некоторых сотрудников правоохранительных структур и «сливают» криминалитету? А потом по заказу преступников стряпают дезинформацию и контрпропаганду?

К работе агентства привлечена чуть ли не сотня человек, существенная часть – бывшие работники правоохранительных органов. Содержать такую братию (или теперь братву?) – дело недешевое. По карману ли оно данному предприятию? И, по всей видимости, не случайно обвинения в существовании на деньги воровского мира звучат в адрес данной структуры все чаще.

Лично мне это все отвратительно. И это третья часть комментария. Для меня любой, даже самый плохой, прокурор заведомо лучше самого хорошего бандита. Для господина Баконина и его сподвижников, похоже, все наоборот – это видно из того, что они пишут. Но, думается, журналист, тексты которого построены на принципе «бандит милее прокурора», – не журналист, а бандитский сообщник.

Сегодня в России остается все меньше людей, относящихся к журналистам с доверием и уважением. Уже давно понятно, что существенная часть сотрудников СМИ «за долю малую» в состоянии оболгать кого угодно, что свобода слова в нашей стране многими понимается как свобода лжи. В этой связи журналистика начинает восприниматься как аморальная профессия, занятие для бессовестных людей. Может быть, петербургским деятелям пера и микрофона стоит задуматься и над тем, почему их организация, о «корочках» которой совсем недавно мечтали действительно талантливые и достойные личности, сегодня не обладает в городе должным авторитетом?

...И все же я «Тайному советнику» благодарен – за то, что открыл для меня господина Баконина как феномен массовой культуры. Вопрос – как выпускник Ленинградского университета может пройти путь от офицера воздушно-десантной дивизии до певца уголовного мира, – я оставлю в стороне. Но, оказывается, перед нами – автор книг, разошедшихся по стране тиражом свыше 10 миллионов экземпляров, создатель сценариев телесериалов, несколько лет не сходящих с экранов федеральных каналов, причем в лучшее время, «прайм-тайм». Здесь уже можно говорить об определенном явлении, но какого свойства?

Пафос новоявленной массовой культуры заключается в следующем: сутью Петербурга, его душой являются не Эрмитаж и Мариинский театр, не Растрелли и Воронихин, не Пушкин и Достоевский и не какая-то там интеллигенция, а местные уголовники. Достойное имя нашему городу – «Бандитский Петербург».

Читая откровения господина Баконина, не знаешь, смеяться или плакать. Согласно его «учению», воплощающемуся в творчестве и рекламируемому на специальном сайте, преступность в России не стоит считать отклонением от нормы. Российские бандиты – совсем «не бандиты, а нормальные люди. Просто их судьба сложилась несчастливо. Мы живем в неприятном мире, и люди должны об этом помнить. Все разговоры о том, что, мол, давайте не будем об ужасах, лучше о балете с Эрмитажем, – натуральное ханжество. Россия – каторжная страна, весь XX век подданные нашего государства либо воевали, либо сидели в тюрьмах». (Обратите внимание: получается, что для Баконина воевать и сидеть в тюрьме – явления одного ряда.)

А раз так, то «тема «преступление и наказание» нам особенно близка». Ближе, чем любому другому народу на свете. По такой логике вся история российской культуры может быть переосмыслена. Кто-то думает, что Пушкин – великий русский поэт? Ерунда. Это криминальный репортер, прославившийся описаниями подвигов крутого пацана Емельки Пугачева. Про Достоевского слышали? Он вообще как будто специально для братвы писал, как один мужик старушку топором тюкнул... У этого Достоевского что ни книжонка – то «криминальные истории».

Вы еще не поняли, что Баконин – продолжатель традиций Пушкина и Достоевского, закономерно заблиставший именно в Петербурге, трехвековом центре мировой преступности? Так знайте, что подобное литературно-журналистское явление просто не могло родиться в каком-нибудь Туруханском крае, Магадане или Тамбове. И уж тем более – в Нью-Йорке или в Бразилии. Только у нас! И теперь Баконин просвещает темные массы. Дескать, это ханжи утверждают, что наша подлинная суть воплощается в великой культуре. На самом же деле отличие жителей Санкт-Петербурга в исконно преступной натуре.

Может быть, для кого-то Санкт-Петербург – светлый, любимый город. Но для господина Баконина, его издателей и продюсеров это «не более чем декорация». Обнаружив «золотую жилу», новоявленные идеологи разрабатывают ее изо всех сил: «Бандитский Петербург», «Коррумпированный Петербург», «Коррумпированный Петербург-2», «Мошеннический Петербург» и т. д. Баконин утверждает, что «Бандитский Петербург» – отличное название. Он хвастает, что ему в голову еще придет немало таких же. И действительно, оригинальные названия сыплются как из рога изобилия: «Преступный мир России», «Русские мафиози», «Бандитская Россия»...

Боюсь, многим читателям и телезрителям теперь даже трудно представить, что при жизни нашего поколения Санкт-Петербург по преступности никогда не входил не то что в число лидеров среди регионов страны, но даже в первую половину российского списка. А всей стране ежедневно вдалбливается, что наш город – олицетворение бандитского беспредела. И что все зло идет от Смольного, от городских чиновников и сотрудников правоохранительных органов. Если верить произведениям господина Баконина – они здесь бездарны и продажны, как нигде.

Есть в его сочинениях и положительные персонажи. Прежде всего сам Баконин, легко и просто переходящий из повседневной жизни в свои произведения в роли «матерого волка – журналиста». Положительны, разумеется, и уголовники. Часто автора спрашивают: «А почему вы воспеваете бандитов?». Он отвечает, что иначе «нельзя сделать честное кино». Многие считают, что это обществу вредит. Но идеолог разъясняет, что «общество должно знать все и нечего с ним играть в кошки-мышки», а бандиты – это «умные, толковые люди, которые ищут свои пути в бизнесе».

Ну а почему в его творениях работники правоохранительных органов так часто выглядят либо идиотами, либо подлецами? И на это есть объяснение: «Один мой знакомый сочиняет полицейские истории. Его герой, капитан милиции, удивительно зануден: никогда не изменит ни служебному долгу, ни жене». Видите ли, не быть изменником, преступником – это занудно. Но здесь господин Баконин не оригинален – он просто воспроизводит банальную «философию» уголовного мира, в рамках которого воровать и убивать романтично, а жить в соответствии с законом – скучно. Впрочем, автор дает и еще одно объяснение, вполне земное и далекое от романтики: «Все дело в том, для кого ты пишешь».

В 1996 году небезызвестный Борис Березовский «раскрутил» в своих политических целях имидж «Бандитский Петербург» на всю планету. В течение нескольких месяцев только в США более ста крупнейших СМИ опубликовали статьи с вариациями этого словосочетания. По туризму и инвестициям в городское хозяйство был нанесен тяжелый удар. Очистка репутации нашего города от лжи стоила бы, по оценкам экспертов, около двух миллиардов долларов. Таких денег, естественно, не нашлось.

Проблема не решилась до конца даже усилиями президента России – проведением празднования 300-летия Санкт-Петербурга, саммита «восьмерки», экономических форумов. Это Владимиру Путину нужен привлекательный образ города, в котором легко и безопасно живется, это губернатор Валентина Матвиенко убеждает дипломатов и бизнесменов: приходите к нам, мы создали для вас условия, только честно платите налоги и делайте полезную горожанам работу.

По-моему, не любить власть – исконное право любого гражданина. Но от нелюбви к власти до предательства общего дела – дистанция огромного размера. Из баконинских же произведений следует: не верьте власти в том, что Петербург – великий город; власть здесь глупа, бессильна и продажна, а обстановку на самом деле контролируют «ночные губернаторы». Приходя к нам, будьте готовы играть по правилам уголовного мира. Что это, как не удар в спину?

Увы, там, где Петербургу убыток, Баконину – прибыль. Воспевание уголовщины лезет в наши дома через СМИ, кажется, из всех щелей. Любителям детективного жанра навязывается гнилой товар, в лице Баконина превозносится своего рода Ксюша Собчак российской словесности: порочные идеи приносят не меньшую прибыль, чем паленая водка или поддельные лекарства. Ну что тут скажешь? Глупость и бесстыдство стали в России удивительно выгодным товаром и не запрещены законом. И это позор.

Кому-то сказанное покажется преувеличением: один субъект не может уничтожить образ великого города. Но не надо страдать амнезией. В начале блокады пара наводчиков с фонариками помогла фашистской авиации уничтожить Бадаевские склады. Город остался без запасов продовольствия. Триста тысяч человек погибли от голода всего за несколько месяцев в первую же блокадную зиму.

Сейчас, конечно, от голода не умрем. А от позора не умирают...

Вместо послесловия: недавно господин Баконин избран секретарем Союза журналистов России. Его деятельность не только признана успешной, но и будет теперь тиражироваться российским союзом в других регионах страны. Может быть, там в отличие от Петербурга СМИ недостаточно поддерживают «теневых губернаторов»? Так теперь наконец-то все функционеры журналистского союза будут иметь и хорошие ручки, и золотые часы, и зажигалки с бриллиантами. Перед нашей страной открываются поистине блестящие перспективы...

Андрей Константинов: "Запесоцкий, пройдемте в суд!"


Известному шоумену и по совместительству ректору Гуманитарного университета профсоюзов Александру Запесоцкому, похоже, плохо. Ведь о нем обычно вспоминают только в связи со всевозможными скандалами. Отсюда нехитрая идея по привлечению внимания – статья за его подписью в "Санкт-Петербургских ведомостях" в жанре политического доноса. Для усиления эффекта в тот же день администрация заведения Запесоцкого разослала по СМИ пресс-релиз о том, что университет обстреляли. Пуля, пробившая окно в одном из помещений, была выпущена за несколько часов до подписания в печать газеты, вышедшей 18 октября. Помещение, кстати, как сообщили в самом университете, малообитаемо. Но уже через час некоторые радиостанции города прервали эфир ради экстренного выпуска новостей с сообщением об обстреле кабинета ректора. Заказчики пиар-акции, похоже, себя выдали – ведь о выходе статьи знали те, кто ее размещал, да сотрудники редакции. И еще те, с кем мог советоваться Запесоцкий, когда готовил свой "message".
Дешево. Не надо быть сыщиком, чтобы догадаться, кому это позарез важно.
Статья в "Ведомостях" посвящена мне – Андрею Константинову, как директору АЖУРа и председателю Союза журналистов. Пока еще. Потому что слишком долго общество и власти не замечали очевидного – моей продажной, пособничающей бандюгам, сути. А теперь профессор всем наконец-то открыл глаза.
Так вот: как пока еще председатель Союза журналистов отмечу, что меня радует возрождение подзабытых в нашей печати жанров. В последние годы формат политического доноса не так часто появлялся на страницах "Ведомостей" - "Ленинградской правды". А это неправильно, потому что у нас общество демократическое и жанры в печати должны быть представлены разные. Тем более если мы претендуем на то, чтобы общество было открытым и чтобы всякая тварь (в смысле - Божья) могла изложить свою позицию и жизненное кредо, в том числе и такое, как у Запесоцкого.
Он обвиняет меня в том, что я являюсь сообщником бандитов и создавал Агентство журналистских расследований специально для реализации своих коварных замыслов, и декларирует собственную систему ценностей. В частности, программным выглядит заявление г-на Запесоцкого о том, что для него "самый плохой прокурор заведомо лучше самого хорошего бандита". Я бы не был столь смелым в объявлении своей тотальной любви к правоохранительным органам, вернее, к ее отдельным представителям. Для меня, действительно, прокурор-мародер, или педофил, или, скажем, тот, который берет от бандитов деньги, намного омерзительнее самого бандита. Для меня оборотни смраднее.
Бесстрашный борец с мафией и ее пособниками приписывает мне честь авторства прилепленного к городу на рубеже веков ярлыка "Бандитский Петербург". Очевидно, благодаря мне возникли в городе группировки, благодаря мне они стали такими сильными, что стали целым явлением. Это я, а не наша власть, допустил то, что в городе все 90-е годы криминал чувствовал себя полным хозяином. А гражданская позиция нормального журналиста в те годы по логике профессора должна была заключаться в том, чтобы не замечать этого, дабы не позорить имя города, и именно это было бы настоящим патриотизмом, а вовсе не попытка рассказать обществу об этих омерзительных явлениях.
Со слов Запесоцкого, я и примкнувший ко мне Березовский раскрутили "Бандитский Петербург", нанеся городу ущерб на два миллиарда долларов (это, профессор, примерно сумма всего городского бюджета в ценах 2002 года). Вот тут отважный ученый-культуролог слепо путает два "ярлыка" - "Бандитский Петербург" и "Петербург – криминальная столица". Второй бренд, действительно, раскручивался серьезно – в том числе и силами государственных федеральных каналов и других СМИ, и более того – озвучивали этот ярлык и непосредственно столь любимые Запесоцким высокопоставленные представители правоохранительной системы. (И даже, извините, прокуратуры!) А я-то как раз и в многочисленных интервью, и на страницах, как это ни странно, "Бандитского Петербурга" пытался доказать несостоятельность этого бренда и его заказную сущность. Впрочем, профессор, как настоящий ученый, не утруждает себя чтением того, о чем составляет яростное и бескомпромиссное мнение. Это хорошо. В нашей стране уже был период, когда интуиция заменяла информацию многим видным деятелям культуры, выступавшим в печати с гневными осуждениями и разоблачениями. Вообще, в публицистике надо руководствоваться классовым чутьем – как Жванецкий в свое время призывал: "Давайте спорить на тему "Взлет и падение Голливуда", не посмотрев ни одного фильма!"
Слава Богу, что такой многолетний подрывной труд на мафию не остался незамеченным. Радует также смелость и гражданская позиция автора. Во-первых, он не испугался мафии, на которую работает Баконин и Агентство журналистских расследований. Мафия же черт-те что может сделать, а вот профессор Запесоцкий этого не боится. Удивляет лишь то, что его смелость появилась после ареста известного предпринимателя Барсукова, в преступной связи с которым мне брошено обвинение. А все предыдущее время, когда я помогал бандитам, у него, видимо копилось чувство протеста. Последней каплей, как пишет автор, стало то, что Агентство журналистских расследований коснулось личности самого профессора Запесоцкого. Правда, если быть точным, не его личности, которая мало кому интересна, а скандалов, преследующих подведомственную ему штаб-квартиру профсоюзной культурологи. К слову, ректор врет, когда говорит, что незнаком ни с творчеством Константинова, ни с газетой "Ваш тайный советник", издаваемой АЖУРом. Несколько раз бывал у нас в гостях и очень хотел, чтобы в газете появились нужные ему публикации. Не вышло.
Впрочем, шутки в сторону. Это серьезно, потому что о каком-то Константинове рассуждает человек с кристальнейшей репутацией, известной всему городу. И рассуждает со страниц официального публикатора администрации города, являющейся соучредителем газеты.
Я сожалею, что газета "Санкт-Петербургские ведомости" пошла на поводу у господина Запесоцкого, возжелавшего опубликовать это "мнение". В статье много говорится о репутации. Так вот, есть поступки, после которых о репутации в журналистском сообществе очень трудно разговаривать. Что касается репутации моей и того, должен ли я возглавлять Союз журналистов, то на съезде я был избран единогласно, но если коллеги были не в курсе моего звериного лика, то нет препятствий сейчас к тому, чтобы провести референдум о доверии.
И все же я рад, что Запесоцкий опубликовал обо мне не хвалебную статью. Похвала от него была бы гораздо большим оскорблением, чем то, что он позволил себе в этой статье, сравнивая меня с наводчиками, которые в начале блокады помогали фашистской авиации уничтожить Бадаевские склады.
Так как в статье пытались оскорбить не только меня, но и опорочить репутацию Агентства журналистских расследований, как выясняется, создававшегося для того, чтобы информировать криминалитет (а вовсе не горожан), я лично и АЖУР как организация вынуждены обратиться в суд.
P. S. Выясняется, что не в первый раз Запесоцкий попадает под пули. Во время избирательной кампании в сентябре 1994 года, в которой участвовал наш герой, ему якобы "посоветовали поменьше болтать в прессе", а затем прозвучал выстрел, произведенный, по данным следствия, прицельно "в батарею центрального отопления". Он оценивал это происшествие как последнее предупреждение в свой адрес. Похоже, посещать СПбГУП становится опасно.
P. P. S. А что касается часов и авторучек, которые мне дарили виднейшие представители организованной преступности Санкт-Петербурга – этому в своей статье культуролог Запесоцкий уделяет особо много места и яростного пафоса, – то…
Может быть, и пришла наконец пора мне сознаться кое в чем пострашнее. Чего там, все равно скоро разоблачат.
ТАК ВОТ! А ЕЩЕ КУМАРИН ПОДАРИЛ НАМ ПУЛЕМЕТ! И Я БЫ НА МЕСТЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПРОВЕРИЛ, НЕ ИЗ НЕГО ЛИ СТРЕЛЯЛИ ПО ЗАПЕСОЦКОМУ!!!
А что? Чем не версия?..
Санкт-Петербургские Ведомости, Фо, 23.10.2007

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru