Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 ОКТЯБРЯ 2017, СУББОТА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Матвиенко выбивает решения в Кремле слезами
4.02.2005

В России только два города имеют статус субъекта Федерации. Один из них – Санкт-Петербург – возглавляет Валентина Матвиенко, единственная женщина среди почти девяти десятков губернаторов. О проблемах «большого города», о месте женщины в политике и многом другом Валентина Матвиенко рассказывает корреспонденту «НГ».

-Валентина Ивановна, позвольте начать с вопроса, который породила монетизация льгот. Как город справляется с этой проблемой? Почему Петербург оказался в числе первых регионов, в которых Счетная палата начала проверять исполнение закона № 122?

– После выхода федерального закона № 122 исполнительная и законодательная власти Петербурга приняли все меры по обеспечению его реализации. Был принят городской закон, в соответствии с которым введены доплаты региональным бюджетникам, отработаны технические и организационные вопросы – по начислению пособий, по перерасчету пенсий. Но из-за масштабов этой работы (в Петербурге 1 миллион 350 тысяч льготников) и сжатых сроков, конечно, были сбои. Пока в переходный период их не избежать, но мы оперативно исправляем ситуацию. Острая проблема возникла с транспортом, мы это знали, прогнозировали и готовили льготные проездные карточки по сумме минимальной выплаты. Но мы не могли ввести карточки для региональных льготников, а 800 тысячам федеральных – не дать льготного проезда. Все это время мы вели переговоры с федеральным Центром о сумме компенсаций. Без этого транспортным организациям был бы нанесен серьезный экономический ущерб. Только после подтверждения, что Петербургу выделяют средства на компенсацию проезда федеральных льготников, мы смогли принять решение и ввести льготные карточки по 230 рублей. Мы были первым регионом, который это сделал. Кроме того, мы дали право студентам, а также курсантам военных училищ, о которых все забыли, также приобретать эти льготные проездные билеты.

Главное, что у людей появилось право выбора. Вместо декларируемого льготного проезда мы выдали деньги на руки. Каждый сам решает – оставить эту сумму себе или купить карточку. Таким образом, мы сохранили льготный проезд, но в монетизированной форме. Это позволит вести точный учет, сколько человек пользуются правом на льготный проезд, сделать прозрачной экономику транспортных организаций и определять реальные объемы субсидий для покрытия разницы между себестоимостью проезда и льготной ценой.

Почему в Петербург приезжает с проверкой Счетная палата? Во-первых, потому что в городе самое большое количество льготников. Во-вторых, срез этого закона можно посмотреть на примере всех категорий – это и блокадники, и милиция, и военные, и инвалиды. В-третьих, город заинтересован в том, чтобы Счетная палата изучила все составляющие этого закона, так как у Петербурга остается много претензий именно к федеральному закону. Мы хотим, чтобы это была не только наша точка зрения, но ее поддержала бы и Счетная палата, которая может расставить акценты по механизму реализации закона.

– Вернемся к началу вашей губернаторской деятельности. Считается, что пост вице-премьера выше должности градоначальника. Получается, вы пошли на понижение?

– Для меня существует иная шкала ценностей, нежели примитивная карьерная лестница. Считаю, что главный критерий – получаешь ли ты удовлетворение от того, чем занимаешься. Петербург – это город моей судьбы, он занимает особое место в моей жизни. Быть губернатором Северной столицы, самого европейского мегаполиса России – это огромная честь, я говорю искренне, более благодарной работы нельзя и представить.

– Чтобы оседлать Смольный, специальность человека не имеет значения? Например, Киров был механиком, Романов – кораблестроителем, Собчак – юристом, а вы по образованию фармацевт.

– Главное, думаю, это опыт практической организационной, хозяйственной, политической работы. Что касается фармацевтического образования, то замечу, что Маргарет Тэтчер тоже окончила университет по специальности фармацевт. Она начинала общественную деятельность с молодежной организации своей партии, я же – с работы в комсомоле. Это просто совпадение, не стоит проводить никаких параллелей.

– Семь из восьми вице-губернаторов – уроженцы Бишкека, Ставрополя, Хабаровска, Иркутской, Минской, Московской областей и Ямало-Ненецкого национального округа. Смольный заняли «лимитчики». Что, всех достойных петербуржцев забрал в Москву Владимир Путин?

– Петербург и Москва во все времена отбирали лучшие кадры. В эти города поступали абитуриенты со всей страны – медалисты, отличники, те, кто мог себе позволить испытать свои силы в больших конкурсах. Тогда было распределение, и по окончании вузов лучших выпускников оставляли здесь работать. Считать себя петербуржцем и быть им по-настоящему можно не только по рождению. Это люди, которые давно живут в Петербурге, получили здесь образование, впитали его культуру. Команда, которая пришла со мной после выборов, это достойные люди, имеющие опыт работы в рыночной экономике. Ни одного человека я не заменила и не собираюсь менять. Мы успешно реализуем ту программу и те цели, которые для себя наметили.

– Вы работаете в кабинете Ленина. С вашим приходом сюда как изменилась обстановка в главном помещении города? Вождь пролетариата вам не снится по ночам?

– Смольный – это часть истории нашей страны, у нас были героические страницы, трагические, мы не можем и не должны ничего вычеркивать. Что касается кабинета, то я никогда не исповедовала такой стиль, когда приходит новый начальник, начинает замену мебели, ремонт. У меня есть что в городе ремонтировать, чем заниматься. Я ничего не меняла в кабинете кроме тех вещей, которые создают уют, приятную обстановку – любимые фотографии, цветы. Для меня это важно, ведь я провожу в кабинете 16 часов в сутки. Что касается снов, то я так мало сплю, настолько устаю, что только успеваю прикоснуться головой к подушке – засыпаю. Поэтому ни Ленин, ни кто-то другой мне не снятся.

– «Я ни разу не пообещала того, чего не сделала». Это ваши слова. А как насчет обещания, когда вступали в Коммунистическую партию? Партбилет уничтожили или храните в сейфе? Сколько вы еще будете думать, вступать или нет в «Единую Россию»?

– Все, что я обещаю, я делаю, и это правда. Что касается Компартии, то я не сжигала свой партбилет и не выходила из партии в отличие от тех, кто расставался с прошлым в жанре экзальтированного шоу. Для многих это было скорее данью моде, выглядело неискренне, конъюнктурно. Когда партия перестала существовать, я, естественно, перестала быть ее членом. Что касается моего партбилета, то, когда я уезжала послом на Мальту, билет остался в парторганизации Министерства иностранных дел и, очевидно, там хранится в архиве.

Что касается «Единой России», я уже говорила, что поддерживаю ее центристскую программу в части укрепления государственности, экономического развития. У меня нет политических амбиций, и я не принимаю решений из соображений карьерной выгоды. С точки зрения интересов города правильно ли то, что губернатор Петербурга будет членом одной партии, учитывая, что у нас город многопартийный? Я размышляю в этом ключе и пока не приняла решения.

– До губернаторских выборов и после вы ратовали за перевод части столичных функций в Санкт-Петербург. Но на эту тему давно не было разговоров. Президент передумал «разгружать» Москву?

– Нет, эта тема прорабатывается, мы занимаемся ей в практическом русле. Когда президент примет окончательное решение и сочтет возможным обнародовать, это будет сделано.

Я считаю, что Петербург – город особый, он создавался как имперская столица. Для возрождения этого духа, конечно, некоторые федеральные функции должны быть у города. Это прежде всего вопрос общественной атмосферы в городе. Но не только в переводе неких властных структур мы видим возрождение Петербурга. Необходимо, чтобы был востребован уникальный потенциал города, без развития экономики никакие формальные «федеральные функции» нам не помогут. В 2004 году сделано как никогда много для привлечения крупных российских и зарубежных компаний, оживления экономической жизни. Мы действительно очень продвинулись в этом.

– Уже сообщалось, что в город переезжает головной офис Внешторгбанка, свои филиалы собираются здесь открывать другие известные компании. Наблюдатели отмечают, что перенос крупных налоговых платежей из одной столицы в другую был бы невозможен без указания самого президента.

– Еще летом прошлого года я обратилась с открытым письмом к российскому бизнес-сообществу с призывом участвовать в возрождении Петербурга. Со своей стороны мы гарантировали создание комфортных условий для развития бизнеса этих компаний в нашем городе. Мы приняли закон о налоговых льготах для стратегических инвесторов, гарантировали прозрачность правил игры, низкий уровень административных барьеров. Город взял на себя вопросы создания инженерной инфраструктуры для новых производств. Те, кто приходит к нам, получают гарантии эффективности, стабильности, безопасности бизнеса.

В результате Внешторгбанк принял решение о переезде в Санкт-Петербург, компания «Транснефтепродукт» переводит к нам свой головной офис, «Газпромнефть» (новое юридическое лицо, образованное «Газпромом» с «Роснефтью») также зарегистрировано в Санкт-Петербурге. «Совкомфлотом» принял решение о поэтапном переводе сначала бизнеса, а потом и головного офиса в наш город. Подписан договор на 2005 год с ОАО «Газпром», компания выделяет средства на замену энергетического хозяйства Петроградского района и газификацию пригородов Петербурга. Создан совместный фонд с Тюменской нефтяной компанией, в который ТНК перечисляет средства для реставрации петербургских памятников.

Глава государства хорошо понимает значение Петербурга для страны, знает о состоянии города, который еще с советских времен держали на голодном пайке. Петербург всегда работал на Россию, он больше отдавал, чем получал. За последние десятилетия серьезное недофинансирование города привело к тому, что в ветхом, а часто аварийном состоянии находятся инженерная инфраструктура, жилой фонд. Памятники архитектуры разрушаются на глазах. И это не может быть только городской проблемой, ведь наше архитектурное наследие – национальное достояние страны. Президент все это учитывает и действительно оказывает помощь Петербургу. Разумеется, это не снимает ответственности с города, губернатора, но при этом очень важно ощущать понимание президентом глубины и масштаба накопившихся проблем.

– В рейтинге лучших лоббистов России, обойдя Юрия Лужкова, вы вышли на первое место. Причем спустя всего шесть месяцев со дня вступления в должность...

– И я, как губернатор, и моя команда, поверьте, выкладывались на все сто, потому что нам нужно было за первый год создать основу, запустить этот маховик, чтобы он начал раскручиваться, работать. Мы выстроили приоритеты, определили болевые точки, по каждой проблеме отработали механизмы и пути решения, активно работали и с федеральным Центром, что очень непросто, и с инвесторами, и с компаниями. За минувший год удалось избавить Петербург от синдрома экономической провинции. По итогам 2004 года рост объемов производства у нас составил 114%, что в 2 с лишним раза выше, чем в среднем по России. Объем иностранных инвестиций вырос на 30%.

– Валентина Ивановна, вы не заметили в Юрии Лужкове обиду на то, что вы подвинули назад «пожизненного» лидера рейтинга лоббистов?

– Ну, во-первых, его никто не подвинул. Юрий Михайлович Лужков – признанный лидер среди губернаторского корпуса. Ему удалось столько сделать для Москвы, по-моему, он выжимает максимум возможного. У нас очень хорошие личные отношения со времен, когда я еще работала в правительстве. Встречаемся семьями, но, к сожалению, в последнее время очень редко.

– Говорят, чтобы добиться нужного вам решения в Кремле и Белом доме, вы нередко пользуетесь своими женскими чарами, при необходимости готовы пустить слезу. Это правда?

– Так действительно было, но лишь один раз, в критической ситуации. Осенью 1998 года, когда казна была абсолютно пуста, долги по детским пособиям, пенсиям, военным составляли десятки миллиардов рублей, я пришла к Примакову и сказала, что мы должны перед Новым годом выплатить людям пенсии. Я предложила ему вариант, как именно мы можем это сделать, объяснив, что другого пути я просто не вижу. Евгений Михайлович сказал, что это решение не совсем законно и что он с этим не согласится. На самом деле, естественно, ничего плохого в предложенном мной варианте не было, через три месяца мы бы все вернули в казну. И тогда я села и сказала, что не уйду, пока он не подпишет этот документ. Это был единственный случай, когда я не выдержала и расплакалась. Не знаю, то ли слеза, то ли моя настойчивость его сломала, но он сказал: «Ну ладно, я подпишу». А спустя время Евгений Михайлович признал: «Ты тогда была права».

– А каким вы приемом пользовались, когда недавно у одного из банков взяли в кредит 161 миллион долларов, а возвращать будете 100 миллионов. Остальные за вас вернет Белый дом. Вы гипнотизируете их?

– Я не гипнотизирую. У федерального правительства очень трудно получать какие-то ресурсы, но мы никогда не требуем ничего эксклюзивного, я попросту стараюсь находить аргументацию и предлагать пути решения. Этот проект прорабатывался в течение года, в итоге было принято постановление о займе у Мирового банка 161 миллиона долларов. Из них 61 миллион – это средства на восстановление исторического центра Петербурга, а 100 миллионов город взял на выгодных условиях на социально-экономическое развитие.

– Почти с первого дня губернаторства вы регулярно совершаете рейды в районы, проверяя подъезды, дворы, улицы. Обычно их состояние вы называете «ужасающим», выставляете главам районов «неуд». Но жизнь к лучшему меняется медленно...

– Будем реалистами. По линии ЖКХ годами продолжалось недофинансирование, в итоге в ужасном состоянии оказались подъезды, кровли, дворы, подвалы. Через три-четыре года процессы обветшания и разрушения жилья стали бы необратимыми. Мы поняли, что если останемся в той же системе координат, даже резко увеличив финансирование, результат будет нулевой. Поэтому мы и начали коммунальную реформу, ликвидировали жилищно-эксплуатационные службы и создали в каждом районе акционерные общества пока со стопроцентным городским капиталом. Необходимо, чтобы в ЖКХ пришел частный бизнес. Ведь без конкуренции, без борьбы за потребителя реальных улучшений не будет. В феврале мы объявим конкурс, лоты по каждому району уже определены, в конце марта будут известны победители. Схема оказания коммунальных услуг меняется, благодаря чему в этом секторе можно работать с прибылью, даже при нынешних тарифах. С 2006 года по федеральному законодательству жильцы начнут оплачивать 100% стоимости коммунальных услуг. Постепенно мы должны будем выйти на этот показатель, но без шоковой терапии – тарифы не будут резко повышаться. При этом мы сохраняем все установленные ранее льготы по оплате жилищных услуг. Малообеспеченные петербуржцы защищены государством, они не могут платить больше 22% семейного дохода.

Еще одна принципиально важная деталь – у дома должен быть хозяин. Пока не будут образованы товарищества собственников жилья, пока люди не начнут сами участвовать в управлении своим домом, пока они не получат возможности распоряжаться теми средствами, которые они платят за оказание коммунальных услуг, никакие усилия власти не дадут эффекта.

– Когда едешь по улицам и проспектам нашей культурной столицы, бросаются в глаза рекламные щиты с надписями типа «Беру в рот и легко и эффективно чищу между зубами», «Пыль сосу за копейки», «Все дело в яйцах». Как вам все это нравится?

– Ну эта реклама висела буквально пару дней. Мы очень внимательно за этим следим, но, к сожалению, полномочия правительства города здесь ограничены, регулирование рекламного рынка – это функция антимонопольного управления. Но как только появились рекламные плакаты непристойного свойства, в Смольный были приглашены руководители рекламных компаний. Договорились, что в условиях цивилизованных, открытых и прозрачных отношений власти и рекламного сообщества Петербурга ключевую роль играет саморегуляция рынка. Когда сами представители рекламного сообщества отторгают сомнительную рекламу. Желание заработать лишний доллар уступает желанию оставаться в рядах респектабельного и социально ответственного бизнеса. После этого обсуждения рекламисты сами эти плакаты сняли.

– Недавно полпред президента Илья Клебанов заявил, что «объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области нецелесообразно». Похоже, и вы так считаете, иначе не стали бы тратить время на демаркацию границы города и области.

– Для того чтобы корректно высказываться на этот счет, нужно провести исследования экономические и социальные, сделать расчеты, будет ли от этого лучше жителям города и области. А какой-то самоцели – объявили кампанию укрупнения, и Петербург с областью бросились объединяться – ставить не стоит. Я этот вопрос не закрываю, считаю, что надо продолжать размышлять. Честно говоря, мне бы в Петербурге сделать все, что задумано и спланировано, мне бы и этого было достаточно.

– А как вы представляете идеальное административное деление России? Считаете ли нужным сохранить национальные республики?

– Я думаю, это вопрос риторический. Такой уникальной федерации, как российская, где бы были в составе отдельные национальные республики, в мире нет. На мой взгляд, сегодня опасно будоражить эту тему. Возможно, что где-то нужно изменять территориальные устройства, но нельзя делать никаких резких движений. Наша страна многонациональная, многоконфессиональная, многоязычная, и национальная политика это настолько тонкая материя, что здесь любое неосторожное решение, некорректное высказывание может создать в стране серьезное напряжение.

– Говорят, что вам завидуют многие женщины, потому что рассматривают вас как соперницу.

– Неправда. Если бы меня не поддерживали женщины, мне бы не удалось победить на выборах. Более того, когда один из моих оппонентов завесил город лозунгами «Губернатор – мужская работа», вы не представляете, какой это вызвало протест в городе со стороны не только женщин, но и мужчин. Я зависти не чувствую, может быть, потому, что я сама в жизни никому никогда не завидовала.

– Валентина Ивановна, а кто из великих женщин мира вам импонирует и почему?

– Я уже вспоминала Маргарет Тэтчер, я с ней лично знакома, считаю ее выдающимся политическим деятелем не только Великобритании. Вклад Тэтчер в политическую историю XX века неоспорим. При этом Маргарет Тэтчер представила миру совершенно новый женский тип. Это очень сильная, волевая, решительная фигура, которая мне очень импонирует.

– Петербуржцы часто ходят хмурыми, редко встретишь на улице представительниц прекрасного пола со жгучими и страстными взглядами. Вы же всегда энергичная и жизнерадостная. Говорят, что вы принимаете некие омолаживающие таблетки, которые за большие деньги вам привозят из Тибета. Если нет, то в чем секрет вашей бодрости?

– Я человек активный, небезразличный, неравнодушный, энергетика у меня позитивная, и это от природы. Я вдохновляюсь делом, работой. Даже когда есть повод для грусти, для плохого настроения, никто никогда этого не увидит.

Что касается таблеток, то все это выдумки. Я никогда не пью лекарств, даже если болею. В редких случаях при температуре принимаю аспирин. Но никаких таблеток, в том числе для похудания. Всегда отговаривала от этого своих подруг, считая, что это чрезвычайно опасно для здоровья.

Что меня держит? Я выработала жесткую систему самоорганизации, с детских лет занимаюсь спортом, и это дает мне возможность восстанавливаться. Обязательно утром зарядка, даже если всего 15 минут, холодный и горячий душ, в субботу три-четыре часа занятий в спортивном зале, в воскресенье два-три часа играю в теннис, в январе на неделю уезжаю кататься на горных лыжах, летом 10 дней провожу на море.

Но главное, что сохраняет молодость и здоровье, – это простое правило: не завидуй и не будь злопамятным. Завистливые раньше старятся и больше болеют. Я никогда зла ни на кого не держу – это помогает мне жить в гармонии с собой.

НГ, 4.02.2005

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Россия, Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 55. Этот адрес в Приморском районе города давно стал именем нарицательным. Около трех лет назад в четырехэтажное здание на ул. Савушкина переехали несколько сотен человек, основная задача которых — пропаганда патриотических ценностей. Работа сотрудников «фабрики троллей», предположительно созданной и спонсируемой петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, сводилась к написанию нон-стоп-комментариев под вымышленными именами в блогах и соцсетях в Рунете. В январе 2017-го вместе с телеканалом RT «Агентство интернет-исследований», одно из первых предположительных юрлиц «фабрики троллей», упоминались в докладе американских спецслужб о вмешательстве России в выборы президента США. А вскоре после избрания Дональда Трампа было создано несколько комиссий в конгрессе и Сенате, которые ведут расследования этого инцидента.
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru