Rambler's Top100
Лениградская Правда
17 ДЕКАБРЯ 2017, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
На территории Петербурга существуют 13 подземных бункеров
12.04.2004

МЧС недавно поделилось с населением прогнозом о том, что количество техногенных катастроф в ближайшие годы может значительно увеличиться, а к неблагоприятным регионам относится и Петербург. Впрочем, по словам руководителей регионального подразделения МЧС, «город располагает 100-процентными возможностями для спасения всех жителей в случае катастрофы». Мы решили разобраться, что эти 100-процентные возможности означают на практике.

Убежище, но не бомбо-

Впрочем, найти в Петербургском управлении по делам ГО и ЧС специалиста, который бы досконально знал про эти возможности, долго не получалось. Выяснилось только, что среди убежищ и тех, кто за ними следит, регулярно проводятся смотры-конкурсы. А победителем являются убежища Центрального района Петербурга. Туда мы и отправились.

Инженер отдела по делам ГО и ЧС при районном жилищном агентстве Анатолий Гриценко повел нас на объект - бомбоубежище находилось примерно в 200 метрах от здания районной администрации, во дворе-колодце Старо-Невского проспекта (точный адрес просили не указывать).

Кстати, когда специалисты слышат слово «бомбоубежище», они обижаются и тут же поправляют: «Правильно говорить - защитное сооружение. Ведь они строились в те годы, когда мы уже готовились к войне с применением средств массового поражения. Поэтому сооружения защищают не только от артобстрела, но и от различных видов излучения и отравляющих веществ».

Объект располагался за входной дверью в обычный подъезд. Лестница, ведущая в подвал, была перегорожена еще одной стальной дверью. За ней-то и скрывались несколько смежных помещений, предназначенных под убежище.

«Это сооружение 2-го класса, а чем выше класс, тем оно прочнее и тем большей вместимостью оно обладает. У этого коэффициент защиты 3000, - рассказывает Анатолий Гриценко. - Это означает, что если наверху будет уровень радиации 3000 рентген, то здесь за счет толщи бетона только 1 рентген. А по ударной волне конструкции способны выдерживать нагрузку 3 килограмма на квадратный сантиметр».

По словам инженера, в этом сооружении могут одновременно укрыться до 260 человек. В резервуарах запасено 2000 литров воды, а фильтро-вентиляционная система способна очищать до 8 кубометров воздуха на человека в час. Такие возможности обеспечивают пребывание здесь людей в течение двух суток. Этот срок, как объяснили специалисты, взят не с потолка, а научно обоснован. Считается, что за это время уровень радиационного загрязнения значительно снизится, и людей эвакуируют в какое-нибудь безопасное место.

Интерьер убежища не предполагает комфортных условий размещения. Санузлы по своей конструкции похожи на армейские, под посадочные места предназначены дешевые скамьи, а во время экскурсии не раз приходится нагибать головы: так низко свисают вентиляционные трубы. Мрачноватую обстановку дополняют настенные плакаты с перечнем правил пребывания. Один из пунктов гласит: «Запрещается громко разговаривать, ходить по защитному сооружению без особой надобности».

Сколько всего таких сооружений на территории Центрального района, инженер Гриценко раскрывать не стал, коротко пояснив: «При краткосрочной угрозе мест хватит на всех».

По селам и подвалам

В Управлении по делам ГО и ЧС существует несколько планов действий в зависимости от характера предполагаемой чрезвычайной ситуации. Подержать столь важные документы в руках нам, конечно, не дали, но суть передали на словах.

Итак, неработающее население при угрозе боевых действий подлежит эвакуации в течение 12 часов. Под это мероприятие сверстано специальное расписание поездов и электричек. Дети, учащиеся, пенсионеры должны быть вывезены в ближайшие к Петербургу области - Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую. Один из сотрудников МЧС доверительно сообщил, что в прежние годы он ежегодно выезжал в сельскую местность, чтобы сверять списки жильцов. То есть каждый горожанин приписан к определенному дому в сельской местности. Изучались даже чердаки и погреба, на случай, если сельским жителям придется сильно уплотняться.

Рабочее население Петербурга на время военного положения предполагается укрывать в убежищах на территории города. Защитными сооружениями 2-го и 3-го класса в советские годы оборудовалось любое более-менее крупное предприятие. Сотрудники учреждений в центре города (скажем, Гостиного двора или Публичной библиотеки), в которых невозможно организовать защитное сооружение, приписаны к убежищам 1-го класса, находящимся в метрополитене. Что они собой представляют - выяснить не удалось, так как из-за режимности метро о них знают только те, кому это положено знать.

Сложнее со служащими многочисленных офисов, появившихся в последнее время. По идее при заключении договора аренды руководство фирмы должно согласовать в Управлении по делам ГО и ЧС варианты эвакуации своих сотрудников. По нормативам убежище должно находиться в радиусе 500 метров от офиса. Но сегодня директора многих фирм обычно не обращают внимания на этот пункт договора аренды и мало что знают о мерах по защите своего персонала.

Другая проблема, о которой твердят специалисты по чрезвычайным ситуациям, - сокращение числа убежищ для работающего населения. За последние годы сеть убежищ сократилась примерно наполовину - где-то из-за бедности предприятий, а где-то из-за скепсиса руководства к их надобности. Естественно, не обошлось без скандалов. Так, в одном из бывших убежищ фабрики «Большевичка» теперь базируется ночной клуб «Грибоедов». Когда об этом узнали в Управлении по делам ГО и ЧС, убежище попытались вернуть, но безрезультатно - документы арендаторов были составлены верно.

«Мы не против того, чтобы такие помещения сдавались в аренду. Но при условии, если оно находится у нас на учете как защитное сооружение, - говорит Анатолий Гриценко. - Существуют ограничения: то оборудование, которое там есть, ни в коем случае нельзя демонтировать. Также запрещено проводить работы по перепланировке. Кроме того, в договоре аренды указано, что в случае чрезвычайной ситуации в течение 12 часов арендаторы должны освободить занимаемую площадь».

Впрочем, контролировать выполнение всех этих требований крайне трудно. Хотя бы потому, что в центральных районах практически каждый подвал относится к сооружениям 4-го и 5-го класса, и с немногочисленным штатом сотрудников районных служб ГО и ЧС за всем не уследишь.

«С другой стороны, мы все же заинтересованы в том, чтобы подвальные помещения сдавались в аренду. Это гарантия того, что там будет сухо и чисто, а не поселятся бомжи», - говорит Анатолий Гриценко.

При нештатных ситуациях мирного времени (крупной аварии на производстве) все население вне зависимости от социального статуса из зоны поражения предполагается укрывать в убежищах и подвалах. Сигнал тревоги будет транслироваться по сети уличных громкоговорителей, гудками заводов и сиренами автомобилей оперативных служб. Ближайшие места укрытия будут обозначаться стрелками с надписью «убежище».

Кстати, выяснилось, что на время ЧС в комитете по содержанию жилищного фонда начинает действовать параллельная структура - Служба убежищ и укрытий. Это означает, что сантехник Вася идет не ремонтировать очередной прохудившийся кран, а бежит в убежище, к которому он прикомандирован, и до прибытия людей подключает все системы водоснабжения.

Где спрячутся чиновники

На территории города существуют 13 подземных бункеров. На языке специалистов, они именуются запасными пунктами управления (ЗПУ). На этих пунктах в любое время дня и ночи все готово для работы районных оперативных служб.

«Хотели построить в каждом районе, но не успели. С началом перестройки финансирование стало сокращаться, - рассказывает начальник 7-го участка ГП «Ленремтехприбор» Виктор Урванов. - Появилась эйфория, мол, на нас никто нападать не собирается. Поэтому то, что не достроили, просто бросили».

Именно «Ленремтехприбор» отвечает за боеготовность запасных пунктов управления. Предприятие было организовано в 1976 году секретным постановлением Ленгорисполкома и до недавнего времени считалось режимным. Сейчас оно, как многие другие прежде стратегически важные учреждения, переживает не лучшие времена.

Будни «комендантов подземелья» нам разрешили изучить на ЗПУ Адмиралтейского района. Оно было построено одним из последних - в 1989 году. Кстати, тогда еще на стадии проектирования каждый объект в целях конспирации сопровождали легендой: одно проходило по документам как овощехранилище, другое как учебная подстанция и т. д.

Начальника ЗПУ мы застали за подсчетом перегоревших лампочек. «Наша задача состоит в том, чтобы поддерживать технологическое оборудование: вентиляцию, герметизацию, электродизель и радиостанции в рабочем состоянии. Но я вам скажу, что с 1995 года мы по сути на эксплуатацию ни копейки не получили, - рассказывает начальник ЗПУ Адмиралтейского района Альберт Акимов. - Вот, видите, я вроде начальник, а сидим мы в полумраке. Перегорели лампочки. Не хватает ламп мощностью 100 Вт - 23 штуки, 50 Вт - 5 штук».

По планировке ЗПУ напоминает огромную коммунальную квартиру: из длинного коридора попадаешь отдельные помещения. Есть радиопост с раритетными армейскими рациями Р-105, комната для телефонисток, медпункт с запасом самых ходовых лекарств, зал для оперативной работы и много чего еще (кабинет для работы сотрудников ФСБ узнается сразу - на нем таблички нет). Бедность, как и в коммуналке, чувствуется во всем.

«Электродизель по инструкции положено заводить раз в десять дней, мы же ради экономии включаем его только раз в месяц, - рассказывает Альберт Акимов. - Доходит до того, что наше начальство иногда находит какого-нибудь тракториста и «договаривается», чтобы он поделился соляркой».

- Раньше мы чувствовали свою надобность государству, - добавляет Виктор Урванов. - У нас было сформировано 16 ремонтных бригад, которые обслуживали объекты на территории города и области. Никогда не возникало ни проблем с запчастями, ни с транспортом. Сейчас же на ремонтном участке остался всего один человек.

Изначально ЗПУ обслуживало 4 человека - инженер 1-й категории (он же начальник), инженер-энергетик и два техника. Когда финансирование стало сокращаться, решили оставить двоих. Поэтому сейчас начальник Акимов несет дежурство поочередно со своим сменщиком. Оба из кадровых офицеров, но давно на пенсии.

Альберт Акимов говорит, что старается творчески подходить к работе - это скрашивает монотонность подземной службы. Каждый новый день начинается с размышлений о том, что бы еще сделать на вверенном участке. «Недавно провели сюда телевизионную антенну, теперь можно смотреть телевизор, - рассказывает Альберт Акимов. - А вот главное наше ноу-хау - придумали, как значительно повысить емкость местной телефонной станции. С помощью этих тумблеров 30 телефонных линий, которые в данный момент используются районной администрацией, переключаются на наше убежище».

Еще Альберт Акимов переживает, что ему не присылают учеников - неопытным сотрудникам в случае ЧП будет не разобраться в рукописных схемах коммутации оборудования.

- А вы верите в то, что война может случиться? - спросил я, не удержавшись.

- Сейчас, пожалуй, нет. Но мы-то все равно нужны - всякое может произойти. Вон когда на юбилее Петербурга у нас тут гостили десятки президентов, мы с сотрудниками управления сутками несли дежурство под землей. А куда бы еще спрятали высоких гостей, случись чего.

Справка

В Петербурге действует около 70 химически опасных объектов, более 100 взрыво- и пожароопасных предприятий и 2 реактора (какого типа и их местонахождение МЧС не уточняет). Кроме того, к потенциально опасным объектам относится ЛАЭС.

Кстати

Уже больше года часть работников ГП «Ленремтехприбор» - прежде всего персонал запасных пунктов управления, не получает зарплату (со всеми надбавками выходит около 3 тысяч рублей в месяц на человека). Все эти месяцы обделенные работники пишут обращения в различные инстанции, а им отвечают, что уставные документы ГП не прошли регистрации в КУГИ, и как поставщик услуг предприятие не прошло конкурсной процедуры.

Хотя по законодательству задержка зарплаты более чем на 15 дней дает работнику право не выходить на работу, все эти месяцы сотрудники ЗПУ прилежно несут службу. Их средний возраст - около 70 лет. Один из старожилов в сердцах сказал: «Все это хозяйство держится на совести старых офицеров». Среди них бытует мнение, что кому-то выгодно развалить годами отлаженную систему, а на ее месте организовать новую фирму по обслуживанию убежищ, благо бюджетные средство на это выделяются.

Город, 12.04.2004


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru