Rambler's Top100
Лениградская Правда
16 ДЕКАБРЯ 2017, СУББОТА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Перекормили
29.09.2003
Губернаторские выборы в Петербурге преподнесли серьезный политический урок федеральному центру. При беспрецедентно низкой для Питера явке избирателей (29%) полпред Президента Валентина Матвиенко - «главный кандидат» - получила лишь 49,04% голосов (причем «против всех» проголосовало 11,04% избирателей) и, вопреки ожиданиям Кремля, не смогла одержать победу в первом же туре. Фактически ставленник Президента, причем в его родном городе, несмотря на задействованный колоссальный административный и финансовый ресурс, был поддержан менее чем 15% петербургских избирателей. Подобный бойкот, продемонстрированный в преддверии думских и особенно президентских выборов, - тревожный знак для Путина и его окружения.

Петербургское протестное голосование, посягнувшее на веру в безотказность технологий «управляемой демократии», должно заставить президентскую команду более трезво оценивать политическую реальность и свое место в ней. Не в последнюю очередь федеральной власти следует задуматься о том, насколько адекватна она интересам экономически активного населения, «среднего класса», который и должен быть ее опорой. Власти необходимо научиться мобилизовывать на выборах соответствующий электорат, используя принятые в гражданском обществе инструменты. Ситуация же с провалом Матвиенко в первом туре - в значительной мере следствие ставки на те слои населения, которые составляли опору экс-губернатора Яковлева и требовали от власти в первую очередь социальной демагогии. «Эксперт С-З» неоднократно писал о том, что Матвиенко, будучи, в принципе, политиком того же социокультурного типа, что и Яковлев (вне зависимости от желания менять что-то к лучшему в деятельности администрации), рискует оказаться заложником симпатий электората, отнюдь не ориентированного на проведение системных реформ, без которых экономический прорыв в Петербурге невозможен.

Тяжелый случай

Сценарий выборов в Петербурге был предопределен очевидным желанием Президента видеть во главе Петербурга руководителя, пользующегося его доверием. Чтобы избиратели встретили это с пониманием, требовалось как минимум учесть традиционную специфику политической психологии, менталитета петербуржцев. Но главное - городу нужна была личность харизматическая, обладающая авторитетом, которая не воспринималась бы как «засланный» сверху варяг. Именно в этом фигура Матвиенко оказалась уязвимой.

Найти объяснение, почему «сошелся клином белый свет» именно на Матвиенко, нелегко. До последнего момента даже разбирающиеся в политике представители элиты не верили, что выбор будет сделан в пользу человека, деятельность которого в Питере связана в основном с работой на комсомольско-партийном фронте.

Примечательно, что Матвиенко до недавних пор не ассоциировалась ни с сообществом «московских петербуржцев», ни с «командой Путина», под которой обычно подразумеваются чиновники, силовики и политики, связанные с ним еще со времен работы в Петербурге. Публично обосновать выбор Матвиенко кадровым голодом в верхних эшелонах власти и нежеланием более перспективных «московских петербуржцев» менять обустроенную столичную жизнь на хлопотное губернаторское место также не представлялось возможным. Для позиционирования Матвиенко не годилось и распространенное среди экспертов мнение, что она стала своего рода компромиссной фигурой, устраивающей в целом и старую кремлевскую «семью» (прежде всего Александра Волошина), и часть питерского окружения Путина.

Понимая сложность задачи - обеспечить избрание такого кандидата, кремлевские политтехнологи (из Фонда эффективной политики Глеба Павловского) вынуждены были сделать ставку на проведение агрессивной рекламной кампании, подкрепленной значительным административным ресурсом. Вместо поиска политтехнологических ноу-хау они попытались «запрограммировать» сам ход кампании. Трехмесячная работа Матвиенко полпредом, причем под знаком 300-летия, была превращена в сплошной пиар, призванный создать у горожан иллюзию ее «погруженности» в городские проблемы, способности управлять городом вместо губернатора.

Благодаря своевременному назначению Яковлева вице-премьером, агитационный период кампании пришелся на неблагоприятный летний период, что затруднило раскрутку альтернативных кандидатов. На некоторых претендентов оказывалось давление, в частности «отсекались» источники финансирования. В сжатые сроки в Петербурге были заменены руководители силовых и правоохранительных структур, назначен новый председатель Горизбиркома. По мере же приближения выборов во имя поддержки Матвиенко один за другим следовали визиты Волошина, Шойгу, Грызлова, Примакова. Более того, пришлось пойти на рискованный шаг, разрекламировав встречу Путина с находящимся в отпуске северо-западным полпредом, во время которой Президент не только пообещал направить в Петербург колоссальные средства, но и невозмутимо пожелал успеха Матвиенко на выборах.

Дорогие ошибки

Несомненно, и низкая явка избирателей (29% вместо 47,7% в 2000 году), и то, что победа не была достигнута уже в первом туре, шокировало штаб Матвиенко. В значительной мере этому способствовало отторжение массированной рекламной кампании, свидетельствующей о неограниченных финансовых ресурсах кандидата. (Наблюдатели отмечают, что явный перекос в сторону наружной рекламы и рекламы в СМИ мог быть связан с особой заинтересованностью московских политтехнологов в размещении как можно более крупных заказов, на «полевые» же работы, то есть на агитацию на улицах и по квартирам, которой занимались местные специалисты, выделялся минимум средств.)

Медвежью услугу «кандидату №1» оказала и попытка внушить избирателям не только предопределенность исхода выборов, но и то, что они могут завершиться уже в первом туре. В ход была пущена примитивная демагогия - мол, незачем тратить деньги на дальнейшие выборы, пора формировать новую власть, заниматься подготовкой к зиме и т.п. Начальник штаба Матвиенко ректор Горного института Владимир Литвиненко (он же возглавлял штаб Путина в 2000 году) в своих заявлениях был близок к тому, чтобы провозгласить бессмысленность каких-либо выборов и то, что от избирателей ничего не зависит. Как резюмировал позднее спикер ЗакСа Вадим Тюльпанов, «избиратели решили, что выборы могут пройти и без них!».

«Еще в начале августа я отмечал, что занимающиеся кампанией Матвиенко московские политтехнологи не учитывают питерскую специфику, - говорит руководитель лаборатории социально-политических технологий «АМП СПб» Алексей Шустов. - Я предупреждал, что все может закончиться вторым туром. Ошибка команды состоит в том, что она так подошла к ведению кампании, что не смогла противостоять питерским реалиям в виде менталитета петербуржцев и работающих в Петербурге команд политтехнологов. В результате явка на выборах упала из-за того, что сторонникам Матвиенко было ясно, что ее все равно изберут, а противникам - что ситуация предрешенная. К тому же те, кто работал против Матвиенко, выпуская неэтичные и незаконные материалы, вызвали у части избирателей отвращение к происходящему. Кстати, по оценкам социологов, именно при низкой явке шансы Матвиенко на победу повышались. Но этого не произошло, потому что самые активные сторонники Матвиенко - люди старшего возраста не пошли на выборы, в том числе из-за возможности в хорошую погоду поехать на дачу».

Как стратегический просчет команды Матвиенко квалифицируют специалисты и ставку преимущественно на электорат Яковлева, на людей социально незащищенных, традиционно участвующих в выборах и голосующих «за власть» (не случайно еще в июне лобби полпреда в ЗакСе установило самую низкую планку участия в выборах - 20%, рассчитывая прежде всего на эту, весьма дисциплинированную, категорию избирателей). Отсюда и стилистика кампании Матвиенко, в рекламных материалах которой превозносилось ее комсомольско-партийное прошлое (что, очевидно, должно было вызывать у людей ностальгию по славным доперестроечным временам). Соответственно, «народная» версия программы Матвиенко изобиловала популистскими обещаниями в духе «усилить и углубить». Что же касается растущего петербургского среднего класса, то он не имел возможности обнаружить связь между своими интересами и провозглашавшимися предвыборными установками Матвиенко. Впрочем, борьба за этот сегмент электората, который вполне прагматично требует особой мотивации для посещения избирательных участков, оказалась не по силам и другим претендентам.

Старые песни

Идеология основных конкурентов Матвиенко не отличалась разнообразием. Главным, универсальным мотивом было утверждение о недопустимости навязывания фигуры губернатора «сверху» - попытки сыграть на «петербургском патриотизме».

Анна Маркова, вышедшая во второй тур с 15,94% голосов, строила кампанию на противостоянии «экспансии Москвы». Предполагалось, что избирателей удастся мобилизовать «страшилками» о нашествии московского капитала, скупающего питерские предприятия, переключающего на себя их финансовые потоки, что обернется потерями для бюджета Петербурга, ударит по социально незащищенным категориям населения и т.д. Особую протекционистскую защиту Маркова обещала местным строительным компаниям, что неудивительно, если верить слухам о поддержке ее фигуры представителями крупного строительного бизнеса.

Судя по всему, Маркова, объявившая о своих губернаторских амбициях еще до отставки питерского градоначальника, рассчитывала стать полноценным преемником Яковлева. Но ей пришлось довольствоваться напоминаниями о своей работе в его команде. Впрочем, информированные наблюдатели считают маловероятным, что Маркова сейчас пользуется поддержкой структур, имеющих отношение к «бизнесу губернаторской семьи». Похоже, Яковлев после назначения вице-премьером выполняет обещание не вмешиваться в петербургскую политику, более того, ему даже пришлось публично поддержать Матвиенко.

По сути, на том же идеологическом поле попытался играть Сергей Беляев, подчеркивавший, что он работал в Петербурге вице-мэром вместе с Путиным и Яковлевым (к тому же он - тоже бывший вице-премьер). Даже переход от Марковой к Беляеву команды политтехнологов во главе с Владимиром Большаковым (с 1996 года работавших на выборах с Яковлевым) был представлен как знак «преемственности».

Вялый старт кампании Беляева давал основания предположить, что он выступает как кандидат - сателлит Матвиенко. Но говорят, что за три недели до выборов у Беляева вдруг появились значительные ресурсы и он начал масштабную раскрутку, позиционируясь как единственный «реальный» соперник Матвиенко. Циркулировали слухи, что за ним стоит «семья» первого Президента России: финансирует его кампанию Валентин Юмашев, а Татьяна Дьяченко якобы участвовала в решении проблем Беляева по линии Горизбиркома и правоохранительных органов. Впрочем, высказывалась и другая версия: якобы с подачи Кремля и «питерских чекистов» Беляева двигают на второе место, чтобы в случае второго тура в финале оказался именно он, а не Маркова. Какая из этих версий ближе к истине, станет понятно по тому, как занявший третье место (8,13%) Беляев распорядится электоральной добычей.

Время задуматься

Результат борьбы во втором туре между Матвиенко и Марковой предопределен. Но это не мешает силам, стоящим за кандидатами, попытаться вступить с Матвиенко в торг, как по дальнейшим кадровым решениям, так и по деловым интересам в городе. По некоторым сведениям, влиятельные столичные силовики, негласно поддерживавшие альтернативных Матвиенко кандидатов, добивались второго тура (в частности, для того, чтобы свалить вину на курирующих «выборную тему» Волошина и Владислава Суркова и ослабить их позиции в преддверии череды региональных выборов и раздела финансовых ресурсов).

Вряд ли вокруг фигуры Марковой сформируется полноценная коалиция, как это было с Яковлевым в 1996 году. Тем не менее, 5 октября, при наличии четкой альтернативы «Матвиенко или Маркова», может быть мобилизован «протестный» (против полпреда) электорат. Команда Марковой стремится привлечь на свою сторону молодежь, людей среднего возраста, в то время как штаб Матвиенко, напротив, склонен «играть на понижение» активности горожан.

Специалисты осторожны в прогнозах. «При нынешнем раскладе, если не будет каких-то экстраординарных событий, информационного взрыва и т.д., Маркова может удвоить в процентах уровень поддержки, получив 30-35%, - полагает Алексей Шустов. - У Матвиенко дополнительной мобилизации электората не будет, и она получит примерно такой же процент голосов, но при этом я не сомневаюсь в ее победе. Многое зависит от того, насколько грамотно Маркова будет работать. Что же касается явки избирателей, то она может даже снизиться - примерно до 20%, как за счет сторонников кандидатов, не вышедших в финал, так и за счет тех, кто считает невозможным нахождение на посту губернатора женщины и в первом туре принципиально голосовал за мужчин».

При трехкратном разрыве между кандидатами Матвиенко вряд ли предпримет какие-то шаги по поиску новых политических союзников. Говорят, ею и так выдано слишком много обещаний представителям бизнес-сообществ и властных группировок в связи с формированием будущего правительства. Тем не менее выявившийся 21 сентября вакуум вокруг фигуры «кандидата №1» заставляет задуматься о легитимности будущего губернатора, о том, как расширить поле поддержки, а заодно сделать работу администрации более гласной, ответственной и эффективной. На наш взгляд, в этом контексте вполне востребованной могла бы оказаться идея реформы системы власти в Петербурге, подразумевающая введение поста председателя правительства: «премьер» утверждается ЗакСом и несет перед ним ответственность за работу своей команды.

Впрочем, пока управленческая мысль идет совсем в ином направлении. По предложению и.о. губернатора Александра Беглова (безусловно, по инициативе полпредства) в первом чтении принята примечательная поправка к Уставу города. Предусматривается, что депутаты ЗакСа смогут согласовывать лишь кандидатуры вице-губернаторов, остальные же члены правительства будут назначаться по усмотрению губернатора и действовать в еще более «теневых» условиях, чем во времена Яковлева. Ожидается, что вступление в силу подобного законопроекта станет своего рода «подарком» к инаугурации губернатора. Однако в действительности градоначальнику опять навязывают не самый удачный дебютный ход - подобная реформа вряд ли будет способствовать тому, что в Петербурге наконец-то будет проводиться внятная, рациональная, прозрачная экономическая, социальная и культурная политика, за которую с удовольствием и проголосовал бы «пассивный» пока электорат.
Эксперт-Северо-Запад, 29.09.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru