Rambler's Top100
Лениградская Правда
20 ОКТЯБРЯ 2017, ПЯТНИЦА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Quo Vadis?
31.08.2003
До выборов губернатора Петербурга, которые пройдут 21 сентября, осталось чуть меньше месяца. По всем опросам избирателей, с большим отрывом лидирует Валентина Матвиенко. Однако исход выборов лишь на первый взгляд представляется однозначным. О том, что интрига сохраняется, свидетельствует сам ход предвыборной борьбы. По всей видимости, в штабе Матвиенко нет абсолютной уверенности в победе "за явным преимуществом" - ни один из рейтингов не дает ей больше 50% голосов избирателей. На момент сдачи номера продолжается судебная эпопея со снятием с предвыборной дистанции основного (судя по данным опросов) конкурента Матвиенко - Анны Марковой, что, возможно, отражает обеспокоенность конкуренцией с ее стороны. Да и оценка социологами электоральных перспектив лидера рейтингов не так однозначна. Разговоры о неизбежности победы Матвиенко, вне зависимости от их эмоциональной окраски, не только отражают действительную предвыборную ситуацию, но и формируют ее. Иногда создается впечатление, что даже некоторые прямые конкуренты лидера в глубине души уверены в ее победе и на самом деле уже отказались от борьбы за первое место. Главным для них стала не по-беда, а участие, которое одним позволит "раскрутиться" перед декабрьскими выборами в Госдуму, другим - увеличить свой политический капитал в расчете на последующий торг с избранным губернатором. Между тем одно из основных качеств "политика по призванию" - не только умение находить компромиссы и мириться с положением вещей, но и стремление идти до конца в реализации поставленных целей. Преждевременная "капитуляция" многих петербургских политиков перед "неизбежным" в очередной раз красноречиво свидетельствует о слабости и дезориентации большей части городской элиты. Цифры и трактовки По данным опроса, проведенного 16-17 августа Агентством социальной информации (которое, по мнению многих наблюдателей, сотрудничает на этих выборах со штабом фаворита), за Матвиенко готовы проголосовать 39,9% избирателей. На втором месте - Анна Маркова (6,5%), за ней - Михаил Амосов (4,2%) и Сергей Беляев (2,4%). Остальные кандидаты набирают не более 1% голосов, "против всех" собираются проголосовать 8,1% избирателей, а 30,3% затруднились ответить на вопрос социологов. Среди электорально активного населения (тех, кто твердо решил пойти на выборы) рейтинг Матвиенко выше - 48,6%. Погрешность выборки составляет 3,2%. Опрос, проведенный в конце июля Центром изучения и прогнозирования социальных процессов (ЦИПСП), дает несколько другие (впрочем, не кардинально отличающиеся) цифры. За Матвиенко решили проголосовать 24,3% всех избирателей, за Амосова - 5,9%, за Маркову - 4,7%. При этом 14,7% избирателей твердо решили не участвовать в выборах, 5,2% заявили о своем намерении голосовать "против всех", а 30,5% затруднились сделать выбор. Среди тех, кто точно решил участвовать в выборах, за Матвиенко собираются проголосовать 40,2%. Результат Амосова в этой группе - 8,9%, Марковой - 7,7%, кандидата "против всех" - 3,8%. Лидерство Матвиенко, по данным обоих опросов, не может вызывать сомнений. Основная проблема, однако, заключается в том, удастся ли ей победить в первом туре. Сентябрь покажет, есть ли ресурсы для дальнейшего роста потенциального электората лидера. В том случае, если рост рейтинга остановится, второй тур станет вполне возможен. Вероятность этого действительно невелика, но полностью игнорировать ее было бы преждевременным. Во втором же туре, если таковой состоится, против Матвиенко будет мобилизована большая часть электората ее оппонентов. По данным ЦИПСП, приведенным в статье его руководителя Леонида Кессельмана в еженедельнике "Дело", "антирейтинг" Матвиенко (то есть число людей, выступающих против ее избрания) составляет 13,4% всех петербургских избирателей, а это около полумиллиона человек. Федеральный разрез В петербургских выборах интересна не только их оценка с точки зрения электоральных перспектив кандидатов и непосредственной политической конъюнктуры, но и анализ их роли в динамике развития отношений между федеральным центром и регионами в целом. Несмотря на декларации о выстраивании "вертикали власти" и завершении эпохи региональной вольницы, центр за последние три года не так уж часто вмешивался в ход выборов глав субъектов Федерации. В большинстве случаев либо действующий глава уверенно побеждал за счет собственных политических ресурсов (как это совсем недавно было в Белгородской области и Мордовии, где соответственно губернаторы Евгений Савченко и Николай Меркушкин легко одолели своих конкурентов), либо борьба на выборах была обусловлена внутренними противоречиями внутри элиты (в случаях Карачаево-Черкесии и Красноярского края). Непосредственное резкое вмешательство центра в предвыборную кампанию до Петербурга было отмечено лишь в Калининградской области, Приморском крае и Ингушетии. В Калининграде адмирал Владимир Егоров в 2000 году одолел во втором туре "харизматичного" и неуправляемого Леонида Горбенко. В Приморском крае и Ингушетии Кремль предпочел заранее освободить предвыборное поле от действующих глав региона: с Евгением Наздратенко и Русланом Аушевым удалось договориться о добровольной отставке. Упомянутые регионы, по отношению к которым Кремль применил силовой сценарий, обладают рядом общих признаков. Во всех случаях речь идет о приграничных территориях, имеющих военно-стратегическое значение (Ингушетия граничит с Чечней, Калининград и Владивосток являются базами ВМФ). Во главе всех регионов стояли руководители, лояльность и управляемость которых была под сомнением. Их самостоятельность во многом была обусловлена объективными экономическими факторами (граница, транзит, природные ресурсы). Петербург по некоторым признакам попадает в этот ряд. И сценарий, реализуемый Кремлем на этих выборах, имеет много общих черт с ингушским или приморским. Так же как и Руслан Аушев, Владимир Яковлев был вынужден под давлением сверху покинуть Смольный - и не так важно, что формально он был "повышен", как и Евгений Наздратенко. В Ингушетии два наиболее реальных соперника кандидата Кремля Мурата Зязикова были сняты с выборов. Если петербургский суд все-таки примет решение о снятии Анны Марковой, сравнение станет полным даже в деталях. Кризис жанра На первый взгляд, активное участие Кремля на выборах в ряде регионов вполне укладывается в русло логики укрепления "вертикали власти", заявленной в самом начале президентского срока Владимира Путина. На деле общего тут немного. Путинский лозунг выстраивания "вертикали власти" был понят многими наблюдателями как декларация о намерении установить четкие правила игры в отношениях центра с регионами, навести порядок в федеративных отношениях. "Порядка", однако, как не было, так и нет. Строительство "вертикали власти" обернулось не мерами по налаживанию регулярного государства, подчиняющегося четкому набору формальных правил, а всего лишь грозным окриком в сторону непокорных губернаторов. Отношение центра (при всей неопределенности этого понятия и наличии в самом центре множества противоборствующих групп) к регионам по-прежнему строится на основе неформальных связей. Лояльным губернаторам, входящим в нужный федеральный клан, гарантируется относительное не-вмешательство в их внутренние дела и поддержка (или, по крайней мере, нейтралитет) на выборах. Нелояльным, или просто "чужим", не находится места в "вертикали". При этом лояльность региональных руководителей к центру, само собой, не фиксируется ни в каких формальных договоренностях. Действительно, в случае избрания Матвиенко никакие формальные институты не могут помешать ей, обеспечив себя поддержкой местной элиты, занять независимую позицию. Гарантией от этого является лишь ее принадлежность к определенному клану, обязательства по отношению к которому она не может нарушить. Таким образом, в известном смысле Кремлю действительно удалось выстроить "вертикаль власти", ориентированную, однако, лишь на ныне правящую федеральную власть. И если - возьмем теоретически допустимый вариант - нынешняя власть сменится, новой придется начинать все сначала. Двусмысленность региональной политики Кремля, ориентированной на укрепление системы неофеодального вассалитета, хорошо видна на примере нынешнего состояния полпредств. После того как с региональными "баронами" было покончено, в чем полпреды сыграли немалую роль, их, полпредов, законодательно никак не закрепленные функции стали тем более невнятными. Где-то полпреды занялись экономикой, где-то по-прежнему выступают в роли надсмотрщиков над губернаторами. Вероятный переход Матвиенко из полпредов в губернаторы грозит системе кризисом иерархии. "Случай Матвиенко" неизбежно продемонстрирует, что губернатор, пусть даже значимого региона, по своему неформальному статусу находится выше полпреда, что может стать прецедентом для других регионов. Северо-Западное полпредство же после избрания Матвиенко окажется в совсем непонятном положении. Если на ее место будет назначен человек, обладающий собственным политическим весом, то в городе со временем неизбежно будет воспроизведена ситуация двоевластия. Если же полпредом станет один из нынешних заместителей Матвиенко, то полпредство парадоксальным образом превратится в филиал правительства Петербурга по работе с регионами Северо-Запада. Робкая элита При всем сходстве выборов в Петербурге, Ингушетии и Приморском крае между ними есть и серьезные отличия. Ингушская и владивостокская элиты оказались достаточно сильны и консолидированы, для того чтобы оказать эффективное сопротивление федеральному центру. В случае Ингушетии это вынудило Кремль пойти на жесткие меры, позволившие его ставленнику выиграть второй тур. В Приморском крае кандидат местной элиты Сергей Дарькин нашел компромисс с федеральным центром и стал губернатором. В Петербурге региональная элита оказалась слаба. На протяжении последних лет ее большая часть группировалась вокруг губернатора Яковлева. Исчезновение корабля-флагмана дезориентировало весь флот. Яковлевская элита распалась на части: одна ее часть старается оказать сопротивление федеральному давлению, другая вышла из игры, третья не отказалась бы присоединиться к потенциальному победителю. Мифическими на поверку оказались и городские партийные структуры. Ни одна из основных партий, за исключением "Яблока", не сумела даже выдвинуть собственного кандидата на выборах. Матвиенко позиционирует себя как внепартийного кандидата, ее сторонники, судя по опросам, на думских выборах в декабре будут голосовать за самые разные партии, в том числе - находящиеся на разных краях политического спектра. Не случайно одной из наиболее заметных организаций, оппозиционных лидеру предвыборных рейтингов, стал внепартийный клуб "Петербургская линия", организованный группой петербургских журналистов, недовольных брутальной манерой, в которой Кремль проводит предвыборную кампанию своего кандидата. Выборы оказались "неожиданностью" и для лидеров петербургского бизнеса. С начала года пользующиеся наибольшим влиянием в городе бизнесмены, такие как Андрей Лихачев или Юрий Рыдник, часто назывались в числе наиболее реальных претендентов на пост губернатора. Однако в результате ни того, ни другого в предвыборных списках нет. Дольше всех сомневался уже было заявивший о своих губернаторских амбициях Лихачев, который в конце концов благоразумно решил поддержать Матвиенко. Так же поступили и подавляющее большинство других руководителей крупнейших предприятий. Впрочем, неготовность большей части петербургской элиты к самостоятельной позиции на выборах не означает того, что новый губернатор сможет действовать, не считаясь с ее мнением. Декларацию поддержки Матвиенко со стороны многих бизнесменов следует воспринимать скорее как аванс, рассчитанный на достижение послевыборных договоренностей. Матвиенко, если ее изберут, будет сложно радикально нарушить существовавший в городе статус-кво. Уровень ее поддержки велик, но нестабилен. После выборов ей придется устанавливать действительно прочные отношения с представителями местной элиты. Если же ей не удастся этого сделать, центры влияния неизбежно будут формироваться за пределами Смольного.
Эксперт-Северо-Запад, 31.08.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Россия, Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 55. Этот адрес в Приморском районе города давно стал именем нарицательным. Около трех лет назад в четырехэтажное здание на ул. Савушкина переехали несколько сотен человек, основная задача которых — пропаганда патриотических ценностей. Работа сотрудников «фабрики троллей», предположительно созданной и спонсируемой петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, сводилась к написанию нон-стоп-комментариев под вымышленными именами в блогах и соцсетях в Рунете. В январе 2017-го вместе с телеканалом RT «Агентство интернет-исследований», одно из первых предположительных юрлиц «фабрики троллей», упоминались в докладе американских спецслужб о вмешательстве России в выборы президента США. А вскоре после избрания Дональда Трампа было создано несколько комиссий в конгрессе и Сенате, которые ведут расследования этого инцидента.
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru