Rambler's Top100
Лениградская Правда
16 ДЕКАБРЯ 2017, СУББОТА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Константин Сухенко:"Давайте не врать"
18.03.2003
Беседой с Константином Сухенко редакция "Эксперта С-З" продолжает серию "Протагонисты", начатую в №7 от 24 февраля этого года с интервью Юрия Антонова. Нехитрый наш замысел состоит в том, чтобы познакомить читателей с влиятельными, осведомленными и, что очень существенно, перспективными представителями политической элиты Петербурга в тот момент городской истории, когда все пришло в движение, когда ранее незыблемые позиции пересматриваются, когда одни политические игроки вот-вот покинут поле, а другие займут их место.

Собственно говоря, почему бы и не попытаться заглянуть в будущее?


Константин Сухенко - фигура довольно новая в политической элите Петербурга. Но в последнее время о нем говорится много, и в основном - хорошее. Например, что Сухенко - в прошлом журналист и "медиа-магнат" местного масштаба, возглавлявший в 90-е годы издательский дом "Шанс", - восходящая звезда питерской политики. Сегодня, являясь в ЗакСе координатором "правящей" фракции "Единая Россия" (ЕР) и фактическим лидером оппозиционного Смольному парламентского большинства, Сухенко играет одну из наиболее заметных ролей.

Его называют среди самых близких Вадиму Тюльпанову соратников, более того, с политическим усердием Константина Эдуардовича связывают в значительной мере успех "спецоперации" по избранию нового спикера. Судя по всему, в ближайшей перспективе он займет весомую позицию и в партийных структурах "Единой России". Сможет ли Сухенко придать городскому филиалу "партии власти" признаки организации с "человеческим лицом" и тем более инициировать ее реформирование - неизвестно. Но сама попытка заслуживает уважения (в конце концов, "безумству храбрых..."). И еще - даже оппоненты Сухенко признают, что он отличается умением весьма тонко анализировать происходящее в политике и вообще самостоятельно думать.

Всем этим и решил воспользоваться обозреватель "Эксперта С-З", обратившись к Сухенко с рядом серьезных (и не очень) вопросов.

На войне как на войне

- О вас говорят как о человеке компромиссном. А насколько нормальна, с точки зрения демократических принципов, нынешняя ситуация в ЗакСе, когда установившее полный контроль над парламентом большинство отсекает от всех руководящих постов меньшинство, в том числе и вполне профессиональных людей?

- Начнем с того, что я, в отличие от некоторых коллег, не уверен, что в подобном состоянии мы сможем продержать меньшинство в течение четырех лет - в лучшем случае эта ситуация сохранится до следующих губернаторских выборов. Я не драматизирую происходящее, просто очевидно, что люди, которые, испытывая унижения и дискомфорт, сохраняют преданность Владимиру Яковлеву, будут столь же стойкими сторонниками любого нового губернатора.

Конечно, в наш адрес звучат упреки со стороны конкретных депутатов. Например, Сергей Анденко - с ним мы знакомы целую вечность, и за него, кстати, я сам голосовал - возмущается, что в комиссию по здравоохранению не вошли ни он, ни депутат Тимофеев. А мне хочется сказать: "Сергей, вспомни, а разве у тебя в комиссии были Александр Редько или Олег Сергеев? Может, к тебе возвратилось то, что ты сам посеял?!" Сергея Никешина я по-прежнему считаю одним из лучших специалистов по бюджету. Но почему он удивляется, что не стал вновь председателем бюджетно-финансового комитета? Были же случаи, когда Сергей Николаевич раздувал свою депутатскую поправку до 320% - то есть все могли распределять 1 млн долларов, а он - 3,2 млн.

И это помимо того, что он имел в самом теле бюджета... Хорошие отношения были у меня и с Сергеем Тарасовым - до тех пор, пока однажды он не стал в моем присутствии отчитывать депутата нашей фракции за то, что тот голосовал не так, как обещал. Сергей Борисович никак не хотел понимать, что могут быть и решения о солидарном фракционном голосовании...

- Вы хотите сказать, что возникшая в ЗакСе ситуация - это прежде всего следствие накопившихся ранее личностных противоречий?

- Просто у депутатов появилась возможность изменить положение. Кто-то, упрекая меня в наивности, говорит: подумаешь, на смену одной группировке пришла другая. А в моем представлении происшедшее имеет более глубокий смысл, речь идет об изменении правил игры в городе. И я буду добиваться, чтобы смена группировок означала и смену правил игры. Естественно, при выборах спикера подразумевался и вопрос о третьем губернаторском сроке. Но ошибка меньшинства заключалась в том, что оно перенесло этот раскол и на все остальные вопросы - вместо того чтобы поставить точку, сесть и обсудить: из-за чего мы будем бороться дальше? В итоге получилось, что меньшинство и далее намерено отстаивать многие привычные для него принципы.

Либо доучится, либо переизберут..."

- А насколько устойчиво большинство поддерживавших Тюльпанова? Ведь это очень пестрый альянс - от СПС до КПРФ.

- Этот союз может просуществовать долго, хотя и не является союзом единомышленников в вопросах о том, куда дальше нужно идти. Не случайно, что все пять фракций - партийные (даже фракция Дениса Волчека "Спортивная Россия" названа в расчете на создание одноименной партии). Это союз тех, кто понимает: сегодня вся политическая инфраструктура будет строиться по партийному принципу, и мы будем все в большей степени жить в обществе, структурированном по политическому признаку.

Депутаты протюльпановского большинства согласны с такой реальностью. Разумеется, речь не идет о каких-то договоренностях с коммунистами о едином курсе, но мы все договорились о создании механизма консультаций для снятия противоречий. И в этом смысле большинство также является объединением людей, принимающих новые правила. Конечно, мы прекрасно понимаем слабость всех идеологий - и СПС, и "Яблока", и ЕР, и коммунистов. Но у губернатора еще хуже с идеологией, и в этом кроется обреченность меньшинства. Миновало время, когда люди могли считать, что какие-то личные обязательства перед Яковлевым - выше партийных. Мы входим в иную реальность, в которой губернатор уже не может быть просто "хозяйственником".

- Но не окажется ли, что, получив обещанные Тюльпановым посты, отдельные депутатские группы начнут "менять ориентацию"?

- Я не питаю иллюзий, большинство в 30 человек - это отнюдь не те люди, которые будут слепо поддерживать Тюльпанова, чтобы он ни делал. Начав принимать законы, мы можем стать оппонентами. Именно поэтому одна из задач Тюльпанова - найти опору и среди депутатов меньшинства. Не секрет, что уже выстраиваются комбинации, связанные с перевыборами председателя ЗакСа. Естественно, мы будем стремиться не усугублять противостояние с прогубернаторским меньшинством. Кому-то будем объяснять, что изменились правила, кого-то будем убеждать приходить в комиссии и работать.

В течение двух лет после своего избрания я работал в комиссии по промышленности и собственности под началом Виктора Евтухова, и добивался принятия всех решений, которые предлагал. Для тех, кто хочет работать, должности не обязательны! В то же время в политике нет ничего замершего.

Возможно, через некоторое время кому-то из ныне избранных председателей комиссий станет неинтересно и они захотят уйти - и тогда кого-то из "губернаторских" можно будет привлечь на более активные позиции.

- В чем все-таки феномен Тюльпанова, который, на взгляд многих наблюдателей, ранее не слишком раскрылся в качестве депутата и вице-спикера? Или он был выбран полпредством как наиболее управляемая и послушная фигура?

- Начну издалека. Меня познакомили с Тюльпановым как координатором фракции "Единство" в 2000 году, когда я участвовал в выборах и хотел идти в ЗакС от "Единства". Вадим Альбертович казался мне, начинающему политику, какой-то снежной вершиной, но каково же было мое удивление, когда, впервые встретившись, он проговорил со мной два часа. Тюльпанов поверил в меня, я ощущал поддержку на выборах. Когда я вступил в его фракцию, он помогал моему росту; этот крупный и, казалось бы, с виду неприступный человек оказался очень верным другом. Уже на следующий день после выборов, 9 декабря, посмотрев, кто попал в ЗакС, я понял, что Тюльпанов из всех возможных претендентов на пост председателя - лучший, он имеет опыт руководства фракцией и профильной комиссией ЗакСа, работы вице-спикером, ведения заседаний парламента. И действительно, не сажать же в председательское кресло Рыдника или Волчека, никогда не занимавшихся этой работой!

Это не значит, что у Тюльпанова нет недостатков. Тем не менее всем очевидно, что он учится, развивается, что, несмотря на должностной рост, он сохраняет свои человеческие качества. Избрание спикером - это огромный кредит доверия, и сам Тюльпанов понимает, что он либо дотянется, станет лучше говорить, держаться на публике и т.д., либо через год депутаты соберутся и переизберут его. Сейчас нами пройден важный рубеж - мы никого не обманули, выполнили обязательства при распределении постов. Когда Тюльпанова избрали, я предложил разбить от имени фракции все его обязательства, взяв на себя огонь критики. Но он отверг это. Между тем сама ЕР, опираясь на полпредство, могла получить в ЗакСе больше должностей, мы могли иметь во фракции не девять человек, а пятнадцать, но мы не подличали, не отбирали людей у других фракций.

Партия нужна бизнесу

- Вы говорите об опыте вице-спикера, руководителя фракции и комиссии, но разве всем этим не обладает Константин Серов, которого после декабрьских выборов куда-то задвинули и в ЗакСе, и в ЕР? Не случайно в день выборов спикера "старейшина" Владимир Гольман заявлял, что Серов лучше работал и стоит, скорее, его выдвигать...

- Это отдельный и крайне болезненный сюжет. Серов, безусловно, отвечает за то, что после объединения "Единства", "Отечества" и "Всей России" в городской организации ЕР оказалось менее 800 человек. Как такое могло случиться, если только в "Единстве" состояло 3,5 тысячи членов, причем отнюдь не "мертвых душ"! Зато и в политсовете, и в районных организациях ЕР оказались в основном люди Серова. Сегодня могу сказать, что эта задача была поставлена Серову, это не его собственная инициатива. Но, когда мне предложили возглавить фракцию ЕР, я говорил: для меня в партии одна проблема - Серов, другая - Беспалов.

Перед тем как я вступил в партию и стал координатором фракции, меня вместе с другими депутатами приглашали в Москву. После недолгого общения с Беспаловым был в шоке - от того, как он держится, что говорит, насколько резкие формулировки он допускает в отношении людей. Тогда я сразу сказал: если мы хотим строить нормальную партию, то Беспалов должен уйти...

Сейчас у нас с Константином Николаевичем полное взаимопонимание и прекрасные человеческие отношения - это сильный, грамотный и корректный человек. Он осознает, что меняются правила игры, и поэтому снял почти все свои амбиции. Серову надо выдержать, постараться не метаться...

- Выборы в ЗакС показали дефицит ярких лидеров у ЕР, да и может ли ЕР как "партия власти" быть популярной и понятной людям?

- Проблемы лидеров - это следствие того, как мы подходим в целом к партийному строительству. К сожалению, опять создаем некую государственную правящую партию, ориентируясь лишь на опыт КПСС и имея соответствующие человеческие ресурсы. Отсюда ментальная ошибка - мол, создаем партию Президента, в которой состоят министры и прочие уважаемые люди, скоро из Москвы польются в регионы партийные деньги, а за членство в партии будут продвигать на должности. Но мы опять все переворачиваем с ног на голову! Сейчас, говорят, в партию начинают загонять чуть ли не через милицию, "серпом и молотом".

А если директор какого-то завода знает, что политик от ЕР Иванов сделал что-то полезное, добился принятия закона, облегчающего жизнь предприятию, то он расскажет об этом работникам и они сами ринутся в партию. Никакая партия, в том числе правящая, не может создаваться без опоры на определенные структуры. Для партии нет ничего унизительного, чтобы помогать бизнесу, промышленникам в решении их проблем: чтобы государство не мешало работать, чтобы у рабочих были хорошие зарплаты и они не уходили на соседние предприятия. Тогда за то, что партия защищает интересы и промышленников, и трудящихся, можно будет брать деньги в легальные партийные фонды.

И партия будет строиться по-другому. Появится совет сторонников партии - первых лиц бизнесов, оказывающих ей открытую поддержку. Политсовет должен состоять из людей, в хорошем смысле "социально озабоченных", которым "за державу обидно", способных квалифицированно спорить о путях развития города. Исполком должен формироваться из наемных менеджеров. Наконец, основу районных организаций должны составлять избирательные штабы действующих партийных депутатов, полностью мобилизующиеся только на время выборов.

Мафия - за честные правила?

- Но вернемся к ЗакСу: есть ли у ЕР идеология, которую вы готовы проводить в своей работе, или все сводится к тезису "нет третьему сроку"?

- Заполнить идейный вакуум можно только одним путем - прислушиваясь к потребностям общества. Нами подготовлен перечень из десятка блоков, в рамках которых в Петербурге необходимо принимать законы. Можно до бесконечности говорить - мол, давайте реформировать городское хозяйство, наводить порядок в инвестиционной политике, но все это невозможно без изменения в корне ошибочной системы управления городом. Прежде всего нужна муниципальная реформа - с укрупнением муниципальных советов (до уровня нынешних районов), передачей им собственности и бюджетных полномочий, всей текучки по обслуживанию и содержанию домов, благоустройству внутридворовых территорий и т.д. Но подобная реформа, означающая сокращение функций городского правительства, не может не вызывать сопротивления администрации.

Необходима и бюджетная реформа, направленная на то, чтобы бюджет не разворовывался и лучше собирался, чтобы коррупция благодаря изменению правил игры, а не только репрессивным мерам, была введена в какие-то рамки (мы же понимаем, что никогда не избавимся от нее до конца). Когда говорят, что у нас маленький бюджет и поэтому ни на что не хватает денег, то для любого человека, работающего во власти, это - издевательская ложь! Давайте не врать самим себе, в элите, - ведь на наших глазах город обворовывается. Огромные средства идут мимо бюджета - взять хотя бы внебюджетные фонды глав территориальных управлений, куда поступают сборы с бизнеса. Возможно, люди, работающие с бюджетом, должны иметь свою прибыль, скажем в 10%, но когда прибыль подрядчика, включающая откаты чиновникам, составляет 40-60%, то с этим нельзя мириться! Почему так формулируются конкурсные условия, что выигрывают подрядчики, гарантирующие сохранность дорожного покрытия в течение двух-трех лет, а не семи?!

Целесообразно максимум средств передавать напрямую школам, детсадам, больницам, поликлиникам - больше денег не станет, но эффективность их использования окажется раза в два выше! К примеру, директора школ недоумевают: почему закупают компьютеры по цене в полтора раза выше, чем в обычном магазине, почему родители берутся отремонтировать за те же деньги в два раза больше кровли, чем выигравший конкурс подрядчик? Точно так же следует поступать и со всевозможными льготами - лучше выделяемые на льготные лекарства деньги отдать нуждающимся в них людям, чем создавать условия для коррумпированного фармацевтического бизнеса. Все эти вопросы мы можем решать на уровне города...

- Но вы представляете, какое сопротивление чиновников и бизнесменов, привыкших к бюджетной кормушке, вызовет попытка всерьез разобраться с какой-нибудь из "черных дыр"?

- Да, мне часто говорят: ты не понимаешь, какую мафию восстанавливаешь против себя такими идеями. Но это очередной обман - в действительности нет мафии, которой не нужен был бы город - экономически процветающий, благоустроенный, чистый! Я берусь утверждать, что сегодня любой, самый одиозный "авторитет" заинтересован, чтобы в Петербурге все было по-честному. И мы должны смотреть на город как на гигантский бизнес. Предприниматель, взяв кредит в 1 млн долларов, может его разворовать, отбиться от кредиторов и жить припеваючи - с грязной совестью, но зато с деньгами. А можно их вложить в прибыльное предприятие и до конца дней жить на эту прибыль. Так и город - его можно разворовать: подумаешь, в нем все развалится, ведь я уже в Америке живу!

А я хочу жить в Петербурге и не чувствовать себя обворованным, но для этого должен быть город с иными правилами игры и другой властью...

- Вы согласны, что избрание Тюльпанова - свидетельство переориентации городских бизнес-элит, серьезное предупреждение губернатору?

- Хотелось бы сказать так, но боюсь выдать желаемое за действительное. Я видел, кто прекрасно отработал ради победы Тюльпанова, - это представители полпредства, ряд депутатов и их помощников, немногие предприниматели.

Но это не было усилием некой бизнес-элиты, осознавшей себя в качестве политической силы. Узок круг этих людей, тем не менее это знаковая победа. Отчасти она была и результатом молниеносной игры в ЗакСе: тот же Сергей Тарасов сразу после выборов уехал в отпуск, а мы уже 9 декабря начали работать на Тюльпанова. Тем не менее эта победа была неожиданной и для нас, и, особенно, для губернатора. Однако сейчас я на 100% убежден: происходит переориентация бизнес-элит, иногда столь яркие прорывы пробуждают и консолидируют общество вокруг новых целей, идеалов. Другое дело, что сам бизнес еще боится открыто сказать, что он против Яковлева, - чем крупнее бизнес городского уровня, тем больше зависит от губернатора, да и не в правилах бизнеса ссориться с властью. Но даже слухи, что Тюльпанов давал деньги депутатам (точно знаю, что это неправда), весьма характерны. В том смысле, что бизнес действительно уже так достали, что он готов платить в подобных ситуациях.

- Где место Яковлеву?

- - Как вы думаете, губернатор смирился с тем, что он проиграл ЗакС и уже вряд ли сможет завоевать третий срок?
-
- - Упорство, с которым губернатор бьется за третий срок, вызывает у меня уважение к этому человеку. Сколько твердости, несгибаемости, такая политическая энергия - вот бы направить все это на благо города! А если серьезно, то и горожане, и сам губернатор много теряют от того, на какой путь Яковлева толкают его советники. Так, всем 30 депутатам протюльпановского большинства вдруг сменили главных распорядителей средств, выделяемых в рамках депутатской поправки, и деньги оказались переданы на уровень территориальных управлений.

Это сильный инструмент давления, тем более что многие главы районных администраций - преданнейшие губернатору люди, которым даже не нужно приказывать, кого "мочить". Все это недостойно масштаба такого политика, как Яковлев. Но он, видимо, считает: раз его загнали в угол, то теперь у него полностью развязаны руки.

- - Ваше заявление о возможности рассмотрения ЗакСом вопроса совмещения губернаторских выборов с думскими в декабре 2003 года - это попытка прозондировать общественное мнение, отношение к этому элиты, или желание припугнуть губернатора?

- - Мы решили использовать эту идею - действительно проходившую зондаж в общественном мнении - в тот момент, когда нам срывали кворум. Это чисто парламентский ход: поскольку вы так себя ведете, то мы можем поднять вопрос о переносе выборов на декабрь, пробить через Москву жесткое указание провести закон и тогда посмотрим, как вы покрутитесь. Я компромиссный человек, предпочитаю всегда договариваться, но когда вижу, что люди идут по пути открытой борьбы, то приходится соответствовать.

- - Насколько реалистичен сценарий избрания Яковлева губернатором Ленобласти - по принципу "я от бабушки ушел, я от дедушки ушел..."?

- - Я бы не злорадствовал. Если Яковлеву говорят, что у него не будет третьего срока, а достойной работы не предлагают, то его уход в другой субъект Федерации - красивый и интеллигентный способ решения проблемы. Валерий Сердюков показывает себя деятельным политиком, более грамотно выстраивает отношения с Москвой, он кажется более благополучной политической фигурой, чем Яковлев. Но и губернатор Петербурга - опытный политик, прекрасно знающий кулуары. Более того, если в Петербурге Яковлеву чего-то не хватает, в Ленобласти он вполне может оказаться на своем месте.
-
- - Каким критериям должны соответствовать фигуры, способные всерьез претендовать на губернаторское кресло?
-
- - Я не раз ловил себя на мысли, что начинаю придумывать по принципу - вот бы взять Ивана Ивановича и добавить ему уши Николая Петровича... Все наиболее заметные политические фигуры сформировались еще при советской власти, и их опыт работы трудно назвать идеальным. Представители же новых сил, люди молодые и образованные, еще не достигли необходимой известности. От этого гипотетического успеха они еще дальше, чем Андрей Лихачев, о котором все чаще говорят как о вероятном кандидате в губернаторы. Поэтому, откровенно говоря, на ближайших выборах губернатора не приходится ожидать победы человека, подобного Путину, - достаточно молодого, образованного, энергичного. Впрочем, очевидно, какого склада человек нам нужен. Он должен разбираться в экономике, иметь опыт работы в бизнесе, лучше - крупном, быть хорошо образованным, являться человеком европейским - у нас же и к мэру Собчаку были претензии!

Не берусь утверждать, что это готовые кандидаты, но упоминание этих фигур отражает тенденцию. Наиболее близок к победе Лихачев, который, пожалуй, уже слишком много занимается бизнесом. Следует назвать и Юрия Антонова - критикуемого, не очень удачно ушедшего из Смольного и неудачно пришедшего на новую работу, но вся его биография располагает к тому, чтобы он стал губернатором. Наконец я назвал бы Тюльпанова, который, уверен, об этом еще всерьез и не задумывался.
-
- - Как вы относитесь к прогнозам, что в качестве преемника Яковлева может выступить Тарасов?
-
- - Не понимаю, как Сергей Борисович может выйти на губернаторские выборы после того, как ему отказали в доверии люди, проработавшие с ним в ЗакСе не один год? Конечно, всем известно, что и сам Тарасов, и люди, стоящие за ним, хотели бы видеть его губернатором. Все знают, кто помогает политической карьере Тарасова. И порой у меня возникает желание - поговорить с этим бизнесменом, попытаться объяснить, что, быть может, лучше вкладывать деньги во что-то другое. Зачем порождать драму личности, внушая человеку, что он великий, гениальный и, как минимум, готовый губернатор? Ведь он загорается этим, чувствует поддержку влиятельных сил, мыслит себя в ипостаси федерального политика, и вдруг - провал! Замечу, точно так же мне когда-то хотелось убедить Кирилла Смирнова, главу Астробанка, что не надо тратить деньги на газету "Смена", уж лучше дать их мне в "Шанс" - по крайней мере я могу их вернуть. Тогда у меня тоже было ощущение, что как-то неправильно выходит со Смирновым...
-
- Вовремя уйти из бизнеса

- - Почему вы были вынуждены уйти из издательско-рекламного бизнеса, оставить "Рекламу-Шанс" и целый издательский дом?
-
- - Пришлось уйти, поскольку учредители стали недовольны моим менеджментом, стратегией развития, которую предлагала наша команда. Это был кризисный 1998-й, и они решили, что надо сворачивать многие проекты, сохранив самые жизнеспособные. Ситуация усугублялась приходом на рекламный рынок бесплатных газет "Экстра-Балт" и "Центр плюс", которые съели всю сверхприбыль нашей фирмы. Я предпочел разойтись цивилизованно. Не хотелось скандалов вокруг своего имени - я уже тогда всерьез думал о политике...

- Издательский бизнес для вас - пройденный этап?

- Все, что может быть в бизнесе, у меня было - уважение, приличный материальный достаток. Но я не стал бизнесменом в той степени, чтобы посвятить этому жизнь, и не жалею, что этот период закончился. В свое время я отработал семь лет в газете в объединении "Светлана", затем около двух лет в районной газете. Вслед за тем опять же семь лет посвятил "Рекламе-Шанс". И вновь наступил двухлетний переходный период. В Фонде федеральных и региональных программ я, можно сказать, проходил санацию и, по сути, перестал ощущать себя бизнесменом.

И если в 1997 году я шел на выборы в ЗакС с идеей как-то помогать своему бизнесу и избиратели, почувствовав это, отказались меня поддержать, то в 2000 году я уже удивительно легко победил. У меня было умеренное финансирование, а также имя Константина Севенарда - это был округ, освободившийся после его избрания в Думу. Таким образом, теперь и в политике у меня опять вырисовывается магический семилетний период...

- - Кстати, а как вам удается совмещать свой день рождения с 1 апреля?

- Я веселый человек, оптимист, но часто кажется, что у меня должно быть еще более развитое чувство юмора - мол, 1 апреля обязывает. Если серьезно, то ощущаю себя прежде всего человеком, родившимся под знаком Овна, - считаю его одним из лучших знаков. А еще по году рождения я Бык и шучу, что рогов и копыт Бог мне дал на двоих...
Эксперт Северо-Запад, 18.03.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru