Rambler's Top100
Лениградская Правда
13 ДЕКАБРЯ 2017, СРЕДА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Криминальные и дорожные технологии. Кольцевая автодорога стала ареной нового уголовного разбирательства
17.02.2003
На этот раз уголовное дело возбуждено по статье «мошенничество» - по факту хищения 4,5 миллиона бюджетных рублей, предназначенных на оплату исследовательских работ, связанных с прокладкой объездной дороги. Имена предполагаемых мошенников не оглашаются, но известна организация, именем которой они прикрывались: ООО «Институт «Дортехнология». Дело расследуется в обстановке строжайшей секретности: правоохранительные органы и руководство КАД дружно отказываются от комментариев, извиняясь тем, что «еще не время». Это тем более удивляет, что еще в январе очередное «кадское» мошенничество широко анонсировалось во всех петербургских СМИ. Таинственность следователей и чиновников лишь подстегнула журналистов АЖУР к собственному расследованию. В частности, нам удалось выяснить, что к нашумевшей истории может иметь отношение фигура известного петербургского предпринимателя Михаила Кныша, который до весны прошлого года возглавлял ГУДП «Дортехнологии» - предприятие, очень созвучное по своему названию с фирмой, послужившей прикрытием для мошеннической операции. Примечателен и тот факт, что заявление прокуратуры о возбуждении уголовного дела совпало по времени с началом приватизации ГУДП «Дортехнологии». ТЕЗКА ДЛЯ ТЕНДЕРА В пресс-релизе прокуратуры Петербурга преступники, совершившие мошенничество, именуются неустановленными лицами, действовавшими от имени ООО «Институт «Дортехнология». Однако, как удалось уточнить автору настоящей статьи, ни одна организация с таким названием в нашем городе не зарегистрирована. Зато уже много лет существует Государственное унитарное дорожное предприятие (ГУДП) «Дортехнологии» (структурное подразделение городской администрации), которое занимается проектными работами, связанными с дорожным строительством. К директору этой организации Марине Кутузовой корреспондент АЖУР и обратился с вопросом, не ее ли ГУДП «склоняют» в газетных статьях о «кадском» мошенничестве. Как и все остальные, Марина Юрьевна отказалась от комментариев, заверив, что ее предприятие не имеет к «прославившемуся» ООО никакого отношения. Правда, организация с похожим названием ей все же оказалась знакома – это некое ООО «Институт дорожных технологий и проектирования». Именно с ним, а не с пресловутым ООО «Институт «Дортехнология», предыдущее руководство ГУДП в свое время заключило договор субподряда на проведение ряда работ по объездной дороге. Но сообщить какие-либо подробности этого шага Кутузова не может, так как это происходило без ее участия. Несмотря на отказ от интервью, телефонный разговор с Мариной Кутузовой обернулся ценной находкой: он позволил выйти на настоящую, а не на заявленную прокуратурой, фирму, которая может считаться фигурантом этой криминальной истории. С помощью знакомого сотрудника Регистрационной палаты мы убедились, что ООО «Институт дорожных технологий и проектирования» (назовем его для краткости «Институт») действительно зарегистрировано в Петербурге. Оно было образовано летом 2000 года и по своему названию практически являлось тезкой ГУДП «Дортехнологии», директорское кресло которого на тот момент занимал известный петербургский предприниматель Михаил Кныш. Говорят, тот же Кныш выступил неформальным создателем и главой «Института». В мае 2001 года в рамках строительства КАД был проведен тендер, победителем которого стало ООО «Институт дорожных технологий и проектирования». Предметом тендера была борьба за право подбирать специалистов, способных осуществить научные изыскания, предшествующие прокладке новых участков объездной дороги. Можно предположить, что победу в конкурсе «Институт» одержал во многом благодаря своему созвучию с названием старой уважаемой организации «Дортехнологии» и с именем ее руководителя Михаила Кныша. На основании результатов тендера «Институт» вступил в договорные отношения с государственной Дирекцией строительства транспортного обхода (ДСТО), которая возложила на фирму обязательства провести топогеофизические и инженерно-геологические изыскания на ряде участков объездной дороги. Однако «Институт» изысканиями заниматься не стал, а переложил эти обязательства на другие фирмы, в том числе на своего «тезку» - ГУДП «Дортехнологии», заключив с ним договор субподряда. Насколько известно АЖУР, весь объем работ по субподрядным договорам фирмы выполнили. Но у одного из субподрядчиков – научно-производственного предприятия «Бента» - неожиданно возникли проблемы с получением законного гонорара, причитавшегося ему по договору с «Институтом». Речь шла о тех самых 4,5 миллиона рублей, которые впоследствии стали поводом к возбуждению уголовного дела. Примечательно, что само дело могло быть возбуждено еще полтора года назад, когда руководство «Бенты» впервые пожаловалось в правоохранительные органы на платежеспособность «Института дорожных технологий и проектирования». Но проверка по каким-то причинам затянулась… Конфликт усугублялся еще и тем, что деньги у предприятия, судя по всему, имелись: ДСТО должен был перечислить их на счета «Института» из бюджетных средств, выделенных на строительство КАД. Однако примерно в это время в «Институте» начали происходить странные перемены, свидетельствующие о том, что уголовное дело по заявлению «Бенты» возникло далеко не случайно. «НЕЗАКОННОРОЖДЕННЫЕ» В «эпоху» Кныша связь ГУДП «Дортехнологии» с ООО «Институт дорожных технологий и проектирования» была довольно прозрачной. К примеру, генеральным директором и одним из учредителей «Института» являлась Ирина Панкратова - на тот момент начальник отдела вычислительной техники государственных «Дортехнологий». В числе создателей ООО значилась также корпорация «Лесная», дольщиками которой выступали все те же «Дортехнологии» и некая Юлия Кузнецова – дочь тогдашнего директора ГУДП Михаила Кныша. Михаил Кныш – самая знаковая фигура в этой истории. В 2000 году он уже три года находился у руля «Дортехнологий» и, естественно, не мог не знать, что его дочь и его подчиненная учредили фирму с похожим названием. Как уже было сказано, не исключено, что Кныш не просто был прекрасно осведомлен об «Институте», но и мог содействовать его созданию и работе. На это косвенно указывает и Ирина Панкратова, которая призналась нам, что была фиктивным директором «Института», в котором делами ведало руководство «Дортехнологий». По словам Панкратовой, вся ее работа на должности «генерального» заключалась в том, что она периодически подписывала какие-то платежные документы, оставаясь в кресле начальника вычислительного отдела. Впрочем, не одна Ирина Васильевна таким образом совмещала работу. Конфиденциальные источники утверждают, что в обеих организациях работали одни те же люди, только в одном случае они могли представляться государственными служащими, в другом – сотрудниками частной фирмы. Делалось это с благой целью: дать возможность бюджетникам подзаработать на ниве коммерции. По сути, «Институт дорожных технологий и проектирования» был чем-то вроде незаконнорожденного дочернего предприятия «Дортехнологий», в котором -видимо, для усиления характера «дочерних» отношений - опосредованно была задействована дочь Кныша. И все было бы ничего, если бы в один прекрасный день «дочка» не загуляла с большими деньгами… Этому предшествовали следующие обстоятельства. Прежде всего - поменялось руководство «Института»: осенью 2001 года Ирине Панкратовой объявили, что в ее услугах в качестве гендиректора больше не нуждаются. О том, кто сменил ее на этом посту, самой Ирине Васильевне неизвестно. По официальным данным, в начале 2002 года директором и стопроцентным владельцем ООО «Институт дорожных технологий и проектирования» стал некто Сергей Кондратов. Для тех, кто захотел бы поинтересоваться личностью Кондратова, уже тогда стало бы ясно, что «Институт» готовится к «дематериализации» и что его фактические хозяева уже приняли решение о нечестной игре. Как удалось выяснить журналистам АЖУР, в действительности Сергей Кондратов вряд ли мог бы руководить такой серьезной организацией. По свидетельству его бывшей супруги Веры Ивановны, начиная с 1995 года Сергей официально нигде не работал, сильно злоупотреблял спиртным и жил на деньги, которые зарабатывал в качестве… грузчика на Некрасовском рынке. О том, что Кондратов являлся «генеральным» «Института дорожных технологий и проектирования», Вера Ивановна никогда не слышала. Думается, об этом не знал и сам Сергей. По воспоминаниям Веры Ивановны, в начале 2002 года в их коммуналку заходил какой-то «мужчина здоровой комплекции», который переписал данные паспорта Сергея и его ИНН. Не исключено, что именно таким образом с Кондратовым был «заключен контракт» на руководство «Институтом». Впрочем, это мог быть и любой другой «контракт»: Сергей числится учредителем или руководителем не менее 13 фирм. Неспроста на Некрасовском рынке грузчик Кондратов носил кличку Директор! Свой досуг «предприниматель» Кондратов проводил не в фешенебельных ночных клубах, а за бутылочкой дешевого суррогата. Паленая водка и нездоровый образ жизни, очевидно, привели к тому, что в сентябре 2002 года Сергей Кондратов тихо скончался. Примерно такая же участь была уготована и самому «Институту»… Судьба Ирины Панкратовой, слава богу, сложилась благополучнее. Однако сейчас ее положение незавидное: в связи со скандалом она автоматически очутилась в поле зрения правоохранительных органов. Насколько можно судить, ее роль в этой истории почти такая же «слепая», как и у Сергея Кондратова, с той лишь разницей, что социальный статус Ирины Васильевны все-таки выше, чем у грузчика с Некрасовского рынка. Помимо «Института», Панкратова числилась учредителем или руководителем еще ряда фирм: ООО «Ленлеспром», благотворительного фонда «Просвещение-СПб» и ООО «ДМВ-Софтвея». Последняя организация также принадлежит теперь подставному лицу: ее хозяйкой числится жительница Уфы 25-летняя Ольга Ларина. В телефонном разговоре с сотрудником АЖУР эта девушка выразила удивление сообщением о той роли, которую она якобы играет в предпринимательском мире Петербурга. Как рассказала Ларина, в последний раз она была в Питере летом 2000 года, но никаких фирм не учреждала. Впрочем, Ольга не исключает, что в ее паспорт могли ненароком заглянуть посторонние, часто бывавшие на квартире ее троюродного брата, у которого она останавливалась в Петербурге. ВОЙНА САМОМУ СЕБЕ? Заявление фирмы «Бента» с жалобой на ООО «Институт дорожных технологий и проектирования» пылилось в архиве больше года. То, что его вдруг извлекли на свет и бодро отрапортовали о возбуждении уголовного дела, многим показалось странным. Ведь в деле нет ничего, что обычно дает право громко заявлять о нем, – нет даже обвиняемого. В самой правоохранительной среде считают, что следствие, вероятнее всего, затянется на годы, так как не доказано наличие умысла в хищении 4,5 миллиона рублей. Так называемое хищение при умелом подходе всегда можно объяснить простым «зависанием» суммы на счетах фирмы. А это уже переведет дело из уголовной плоскости в сферу гражданско-правовых отношений и со временем позволит свести его на нет. Впрочем, есть одно обстоятельство, которое делает уголовное дело по «кадскому мошенничеству» действительно нужным и своевременным. Знающие люди указывают на тот факт, что в декабре 2002 года вышло распоряжение губернатора Владимира Яковлева, позволяющее приватизировать государственные унитарные предприятия. При этом крайний срок подачи первого пакета документов был определен до 30 января текущего года. В соответствии с губернаторским распоряжением, руководство ГУДП «Дортехнологии» также приняло участие в приватизации, решив сделать своим собственником государство. Однако 27 января – за два дня до истечения крайнего срока подачи документов – прокуратура неожиданно озвучила информацию о новом уголовном деле, связанном с КАД. Огромную роль в развязывании скандала сыграла ошибка, допущенная в официальных сообщениях: вместо ООО «Институт дорожных технологий и проектирования» было названо ООО «Институт «Дортехнология», что в глазах многих связало предполагаемого фигуранта уголовного дела с одноименным ГУДП. Может быть, скандал был вызван лишь для того, чтобы помешать его немедленной приватизации – с тем чтобы впоследствии совершить эту приватизацию в интересах другого лица? Мы, конечно, далеки от мысли, что прокуратура Петербурга выполняет частные заказы, но можно допустить, что ее действиями умело сманипулировали, заставив вдохнуть жизнь в полузабытое дело. Но, в таком случае, кто же кукловод? Первая попытка приватизировать ГУДП была предпринята еще при Михаиле Кныше. В апреле 2002 года у тогдашнего директора ГУДП истек срок контракта, после чего Кныш уволился из организации. Вероятно, в преддверии смены руководства, еще в феврале, команда Кныша попыталась закрепить «Дортехнологии» за собой. Правда, сделано это было не самим Кнышом, а исполняющим обязанности директора ГУДП Сверчковым, который 4 февраля 2002 года подал в КУГИ документы на приватизацию предприятия. Однако и здесь руководство ГУДП «Дортехнологии» получило отказ, поскольку на тот момент отсутствовала законодательная база, позволяющая приватизировать государственные унитарные предприятия. Кныш ушел ни с чем. Может быть, если бы Кнышу позволили приватизировать «Дортехнологии», никакого скандала в январе 2003 года вообще не возникло? Образовалось бы сразу два коммерческих предприятия: «Дортехнологии» и «Институт дорожных технологий и проектирования», что позволило бы аккумулировать прибыль на частных счетах совершенно законно. Не исключено, что в итоге фирмы слились бы друг с другом и продолжали исправно работать на благо российских дорог и частного бизнеса. Но ничего этого не получилось, и Кныш ушел. В начале нынешнего года, когда стало ясно, что ГУДП «Дортехнологии» все-таки будет приватизировано, многие стали интересоваться: а не Кныш ли инициировал этот скандал? Думается, вряд ли, ведь для него это означает объявить войну самому себе. А такую войну он, разумеется, не захочет доводить до победного конца. Досье ДОКТОР ЛЕСНЫХ НАУК До сих пор имя Михаила Кныша упоминалось в прессе преимущественно в положительном контексте. В качестве директора государственного предприятия «Дортехнологии» Михаил Иванович неоднократно мелькал на страницах газет, рассуждая о необходимости внедрения новых технологий дорожного строительства и других важных вещах. Представляя Кныша, газетчики почти никогда не забывали перечислить его титулы: доктор экономических наук, академик РАЕН, действительный член Международной академии наук о Природе и Обществе, преподаватель ряда петербургских вузов. Говорилось и о лирических чертах его личности: любит отдыхать на Вуоксе, с удовольствием заботится о «крохотном песике и сиамском коте», из авторов предпочитает Драйзера и Льва Толстого. Ничто не предвещало, что имя этого человека когда-нибудь окажется замешанным в уголовной истории, связанной с хищением крупных денежных средств, выделенных на строительство КАД. Официальная биография Кныша безупречна. Родился в мае 1948 года в Сыктывкаре (Республика Коми) в семье бригадира леспромхоза. После окончания школы пошел по стопам отца: закончил Ленинградскую лесотехническую академию, вернулся в Коми, два года работал на родине начальником лесопункта. Потом снова переехал в Ленинград, где долгое время работал на руководящих должностях в госорганизациях. Был вполне успешным чиновником: заместителем начальника планово-экономического управления ГлавЛенинградстроя при Ленинградском горисполкоме, главным инженером строительного управления № 6… С окончанием «перестройки» Михаил Кныш, как и множество других советских чиновников среднего звена, легко сменил коммунистические убеждения на нехитрую деловую этику петербургского бизнесмена и принял самое активное участие в «эпохе первоначального накопления». Начиная с 1991 года по настоящее время Кныш учредил в Петербурге не менее 10 частных предприятий: «Шмель», «Рось», «Проксима», «Стройлес», «Развитие», «Консорциум-Промлес» и др. Какой-либо заметный след на зарождавшемся российском рынке эти фирмы не оставили, свидетельствуя лишь о незаурядной энергии и разнообразных интересах Михаила Ивановича. Зато ОАО «Ленпромлес-Холдинг», который Кныш возглавил в 1993 году, впервые сделало его имя публичным – во многом благодаря покушению на него, случившемуся спустя три года после образования предприятия. В биографии Кныша «Ленпромлес» именуется первым российским лесопромышленным холдингом, созданным с учетом новых рыночных отношений. До его появления господствующее положение в лесной отрасли Ленинградской области занимало предприятие с созвучным названием «Ленлес». (Вспомним, что точно такая же «игра на созвучие» была позднее использована в ситуации с ГУДП «Дортехнологии» и ООО «Институт «Дорожных технологий и проектирования».) Однако фирма Кныша предприняла дерзкую попытку потеснить монополиста-старожила с привычных позиций. О том, как именно происходило вытеснение «Ленлеса», свидетельствуют газетные публикации того времени, в частности статья в «Лесной газете», датированная августом 1996 года. Если верить этим публикациям, самая ожесточенная война между двумя предприятиями-гигантами велась на уровне леспромхозов. Очевидно, Михаил Кныш прекрасно понимал, что стать хозяином отрасли нельзя, не подчинив себе крупнейшие лесные хозяйства региона. Где-то в середине 1990-х годов «Ленпромлес-Холдинг» попытался скупить ряд акций местных леспромхозов. Однако далеко не все лесные хозяйства с радостью пошли «под Кныша». Некоторые – к примеру, Волосовский леспромхоз – выдвинули жесткие условия, на которых могли быть проданы их акции. «Ленпромлес» условий не принял, зато в отместку (по словам волосовских «лесных рабочих») стал делать все, чтобы развалить неприступное предприятие. В короткое время леспромхоз оказался на грани разорения. В апреле 1996 года покончил с собой директор Волосовского лесного хозяйства Алексей Федоренко. В качестве основного мотива самоубийства называлась тяжелая ситуация, в которой очутился леспромхоз благодаря стараниям «Ленпромлеса». В сентябре того же 1996 года Михаил Кныш был жестоко избит в подъезде собственного дома. Нападение на президента «Ленпромлеса» было совершено утром, когда Кныш только что вышел из квартиры, намереваясь отправиться на работу. Трое молодых людей избили влиятельного предпринимателя с помощью железных палок, обмотанных тряпками, а также два раза ударили ножом в левую ногу. В момент нападения один из преступников, не принявший прямого участия в расправе, четко произнес: «Это тебе за акции «Лесокомбината». С тебя еще 500 миллионов рублей». АО «Лесокомбинат» - одно из крупнейших лесозаготовительных предприятий в области – также являлось одним из объектов экспансии «Ленпромлеса». За несколько месяцев до покушения на Кныша «Ленпромлес» объявил о своем намерении выкупить часть акций этого предприятия. Очевидно, что в руководстве «Лесокомбината» агрессивные планы холдинга особого восторга не вызвали. Некто даже вынес Кнышу предупреждение, чтобы он воздержался от скупки акций. Однако Михаил Иванович пренебрег угрозой, вероятно, рассчитывая на то, что он «круче» своих недругов. Пока Михаил Кныш выздоравливал от полученных травм (переломы ребер, колото-резаные раны бедра, кровоподтеки), милицейские оперативники на удивление быстро задержали подозреваемых. Ими оказались три восемнадцатилетних юнца, самым примечательным из которых был Максим Рубцов – родной племянник генерального директора «Лесокомбината» Григория Рубцова. Еще четыре месяца понадобилось правоохранительной системе, чтобы осудить преступников и приговорить каждого из них к четырем годам лишения свободы. Однако в ходе следствия «коммерческую версию» покушения, связанную с акциями «Лесокомбината», почему-то замяли и свели все к обычному разбойному нападению и вымогательству. Таким образом, скандал вышел не особенно громким: никаких разговоров о переделе сфер влияния в лесной отрасли так и не возникло. Однако потрясение, пережитое Михаилом Кнышом, по всей видимости, заставило его отказаться от прежних амбициозных планов в отношение леспромхозов. В 1997 году Михаил Иванович вообще оставляет лесной бизнес и становится директором Государственного унитарного дорожного предприятия (ГУДП) «Дортехнологии». Работает увлеченно: под его руководством небольшое бюджетное предприятие разрастается до солидной фирмы, обладающей именем и неплохими возможностями. В интервью шутит, что «в России, как известно, существует две проблемы: дураки и дороги. Может, с помощью ГУДП «Дортехнологии» одной проблемой станет меньше». Однако проблемы только нарастают, в том числе – и у самого Михаила Кныша: в 2003 году он становится фигурантом нового криминального скандала. ДОСЬЕ ЛАБОРАТОРИЯ ПЕТЕРБУРГСКИХ ДОРОГ Государственное унитарное дорожное предприятие (ГУДП) «Дортехнологии» существует в Петербурге с мая 1997 года. Это уникальная организация, которая призвана контролировать качество работ на всех трассах, мостах и набережных Петербурга. Для этого у «Дортехнологий» имеется единственная в Северо-Западном регионе лаборатория по исследованию материалов, с помощью которых ведется дорожное строительство. Предприятие считается структурным подразделением комитета по благоустройству и дорожному хозяйству администрации Петербурга. Смольный - один из основных заказчиков ГУДП «Дортехнологии» - наряду с «Ленэнерго», областными администрациями, подрядными дорожно-строительными организациями и прочими. Естественно, что для выполнения такого объема работ требуется большой коллектив - в «Дортехнологиях» он насчитывает 152 человека, включая 90 инженеров. В настоящий момент руководство ГУДП подало документы на приватизацию предприятия в пользу государства. Известно, что это не первая попытка приватизировать «Дортехнологии»: предыдущая заявка была сделана при прежнем директоре ГУДП Михаиле Кныше, который вряд ли хотел уступать предприятие государству. Но вряд ли на роль собственника «Дортехнологий» годится кто-то другой: лишь государственные чиновники по своему статусу могут выступать беспристрастными контролерами дорожно-строительных работ. Передавать их функции в частные руки нецелесообразно: это немедленно отразится на качестве петербургских дорог. Тем более если за дело возьмется пресловутое ООО «Институт дорожных технологий и проектирования»… P.S.: АЖУР пытался выяснить точку зрения на «дорожный» скандал одного из героев данного материала Михаила Кныша, но беседа не состоялась из-за его болезни. К сожалению, мы не могли ждать выздоровления Михаила Ивановича и опубликовали статью без его комментария. Однако у Михаила Кныша остается возможность высказаться в ближайших номерах нашей газеты.
Тайный советник, 17.02.2003


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru