Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 ДЕКАБРЯ 2017, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
СКВЕРная история
13.02.2003
Года два назад один мой питерский приятель рассказал чудесную историю о мусорных войнах. Они начались сразу после того, как губернатор Северной столицы, в прошлом профессиональный коммунальщик, блестяще защитил докторскую диссертацию. С чьей-то безграмотной подачи ее длинное название местная пресса сократила до сочетания трех слов: «управление крупным мегаполисом» (будто бы бывают мелкие). События, происшедшие вскоре, еще больше укрепили ироничное отношение общественности к способностям питерского губернатора управлять так называемым «крупным мегаполисом». Испокон веков во дворе каждого дома на Фонтанке стояло по мусорному контейнеру. И вдруг нововведение: ради экономии — чтоб машине меньше ездить — стали выделять одну подворотню на пять бачков. Вы представляете себе дворы домов XIX века? Колодцы — необязательно, но крохотные — точно. Тут и от одной свалки несладко, а от пяти несчастный «избранный» двор совсем задохнулся. Обозленные жители «мусорных» домов создали добровольную дружину, дежурные стояли на часах у арок, встречая в штыки каждого гостя с помойным ведром. Столкновения разъяренных обитателей «мусорного» дома с интеллигентными жителями домов соседних, которые просто так на улицу выкидывать мусор были не в состоянии, достигли почти криминального размаха. Дошло до того, что питерцы отваживались ходить в соседние дворы только кучками и вооружившись, помимо ведра, подручными средствами самообороны. В итоге в «мусорных» дворах появился вооруженный милицейский пост. Судя по всему, «человека с ружьем» теперь нужно будет ставить и в каждом питерском парке: кроме «мусорных» войн, в Питере, возможно, разразятся и войны «скверные». Тоже результат грамотного «управления крупным мегаполисом»... Писатель и друг «Новой газеты» Саша Покровский встретил меня на Петроградке у выхода из метро «Чкаловская». Станция, а точнее, то, что было прежде на ее месте, и стало первым объектом нашей питерской «экскурсии». «Здесь раньше был сквер. Потом его обнесли бетонным забором, вырубили деревья и стали строить «Чкаловскую», — рассказывает Саша. Достроили, но львиная доля бывшего сквера, а теперь пустыря так и осталась за забором. На заборе красноречивая табличка: «Квартиры в новом доме…». Подобным образом на Петроградской стороне исчезают последние зеленые насаждения. «Тут в трех минутах, напротив Печатного двора, еще один такой». Сворачиваем в ближайший переулок, Колпинский, и действительно — опять бетонный забор, из-за которого торчат несколько чудом сохранившихся деревьев. На этот раз никакой таблички нет. Заглядываем в щель: одиноко стоит строительный вагончик и — пустырь. Пять минут хода по Большой Зелениной — и перед нами пустой теперь «полуостров», «омываемый» с трех сторон Рыбацкой, Ижорской и Малым проспектом. — Вот здесь тот 125-летний тополь и рос, — говорит Саша, — необыкновенный тополь, такой огромный, из трех стволов сплетенный. И совершенно здоровый — по пню было видно. Саша начинает чертить на снегу окружность. Какую-то невероятно большую, человек десять не обхватят… — Тут много тополей было. Но этот самый-самый. Они ведь блокаду пережили. О них блокадники позже писали. А теперь их вырубили и хотят построить ресторан. В модерновском доме напротив «полуострова» нас ждет Лена — главный активист инициативной группы борцов за сохранение сквера. Она вручает мне пачку документов — переписка жителей со всевозможными инстанциями, заявления, постановления, план предполагаемого строительства. — Официально все это называется «работы по благоустройству сквера», — говорит Лена, — а на самом деле на месте сквера планируется построить ресторан «Робин Гуд». И мало того что зелень на Петроградке — это уже роскошь, поэтому нужно беречь каждое дерево, но ведь еще Петроградка — настоящий музей неоклассицизма и северного модерна. Больше такого нигде нет. Тут чуть ли не каждое здание входит в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Разве можно строить здесь современные коробки? Кстати, идея создать в центре Петроградки выставку архитектурных памятников под открытым небом существует давно. Сотрудники Музея истории Санкт-Петербурга, что в Петропавловской крепости, даже разработали проект, но на это, естественно, денег не нашлось. — А дом, который в бывший сквер выходит, это еще и исторический памятник, — продолжает Лена. — Вы сходите в гости к Леониду Семенычу Волосову, он этот дом еще с 30-х годов помнит. Идем к Леониду Семенычу. Его дом глухой стеной — брандмауэром — ограничивает сквер с четвертой стороны. Там — черный ход (где были парадные, теперь магазины и офисы). Прихожая встречает нас традиционными для старых питерских квартир темно-бордовыми обоями и лаем хозяйской таксы. На кухне над столом — модный лет сорок назад абажур. За столом — Леонид Семеныч, его жена и соседка по лестничной площадке Эльвина Павловна. Едва успеваем познакомиться, и Леонид Семеныч начинает: — Впервые я обратил внимание на эту стенку — на брандмауэр — еще мальчишкой, когда мне было лет 5—7, году в 35-м. Ну а потом мы стали здесь жить. И сквер тут был всегда. Еще до войны его помню: прекрасные тополя были. Их срубили в позапрошлом году. Начисто. — Эти деревья пережили блокаду. — Это Эльвина Павловна подключается к разговору. — Я тут живу с 33-го года. В этом доме и в этой квартире. До войны было дровяное отопление. Поэтому к дому примыкали сараи, где поленья держали. Во время войны их разобрали на дрова. И горку посреди скверика, с которой мы катались перед войной, тоже растащили. А деревья не тронули. И хотя в скверик в период блокады сваливали мусор — сами понимаете, еле ноги передвигали, где там помойку искать, — но в первую же весну люди все это расчистили, клумбы посадили… — Да, там ведь был не один такой 125-летний тополь, — вздыхает Леонид Семеныч, — там было 7—8 деревьев 100-летнего возраста. Вообще места исторические. При Петре здесь был лес, а сквозь него проходила дорога из крепости в колтовский полк. По-моему, эта дорога от крепости к пороховым заводам — первая улица в Петербурге. — Думаете, удастся отстоять сквер? — спрашиваю я. — Посмотрим. Мы уже третью атаку отбиваем. Не привыкать. Вообще-то Петроградку обкрадывали в течение всего ХХ века. Был Никольский садик — теперь его нет. Был очень приятный садик при церкви князя Владимира, но после войны его «съели» улицы. Александровский парк изуродовали аттракционами и киосками, и до сих пор продолжают вырубать деревья, простоявшие века. На Введенской улице был прекрасный садик, и от него ничего не осталось — вытоптали совсем. Остался один-единственный на всю огромную Петроградскую сторону сад — на Пушкарской. Все остальное уничтожили. Вырубают нещадно питерские тополя... А для Петроградки тополя — единственное спасение. Вокруг ведь одни заводы. Дышать нечем — цветы совсем не растут. Липа — нежное растение, она чахнет, если ее так травить. Только тополя выдерживают. И растут они быстро, и пыль здорово собирают. А где теперь на Петроградке можно отдохнуть? Ну разве что в скверике при медицинском институте, но старикам туда не доехать — далеко очень. Петроградская сторона — вообще самый обиженный зеленью район Питера. На ней нет широких дорог. Нет аллей. Она голая: узкие улицы, и все. Вот Выборгская — сплошные парки, а Крестовский остров — сам по себе огромный парк. Питерские чиновники любят называть его «легкими» города. Крестовский остров и стал следующим объектом нашей экскурсии. Воздух здесь показался нам удивительно свежим. После Петроградки. А парк Победы — это даже не парк, настоящий лес. Правда, с полагающимися типичному советскому парку статуями на пересечениях дорожек. Был выходной день. Толпы петербуржцев с детьми приехали сюда отдохнуть. С санками, лыжами, собаками… Но приехали мы сюда вовсе не любоваться зимней природой, Саша Покровский хотел показать мне очередное питерское «чудо» — в глубине парка, прямо на берегу прудика, мы обнаружили почти достроенный дом. Никакой таблички с указанием названия объекта, заказчика, подрядчика… Зато через весь фасад тянулась гирлянда из разноцветных мигающих лампочек — эхо недавно минувшего Нового года. Это в Питере элитное жилье уже в парках строят. До такого даже в сумасшедшей на строительство Москве недодумались. Помните, какой разразился скандал, когда под элитный дом стали рыть котлован в Нескучном саду? На котловане все и закончилось. А тут, на Крестовском, по нашим наблюдениям, осталось только облицовку доделать.
Новая газета, 13.02.2003


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru