Rambler's Top100
Лениградская Правда
18 ДЕКАБРЯ 2017, ПОНЕДЕЛЬНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Шеф ФСО на Кавказе злоупотребил доверием Путина
23.11.2017
На прошлой неделе Знаменский гарнизонный военный суд вынес приговор генерал-лейтенанту ФСО, бывшему руководителю Cеверо-Кавказского подразделения службы Геннадию Лопыреву — десять лет лишения свободы и штраф в размере 150 млн рублей. Генерала обвиняли в получении взяток от представителей коммерческой фирмы на общую сумму 6,3 млн рублей.

Член "клуба одиннадцати"

Геннадий Лопырев до 2001 года служил в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где некоторое время курировал кадры и материально-техническое обеспечение управления. Но вскоре перебрался в Москву, вслед за своим шефом и наставником Евгением Муровым, чьим приказом почти сразу же был откомандирован в Управление ФСО по Черноморскому побережью в Сочи. «Тогда он еще был подполковником. Вечно улыбчивый человечек среднего роста, но с питерским апломбом», — вспоминает бывший сотрудник сочинской администрации, помогавший Лопыреву с бытовым устройством на первых порах.

Несмотря на доселе неизвестную для себя территорию, Лопырев быстро нашел общий язык с коллегами из смежных правоохранительных структур. Сближению способствовали праздничные мероприятия, организовывал которые генерал ФСБ Сергей Шишин, занимавший должность замначальника УФСБ по Краснодарскому краю и руководителя сочинского отдела службы. «На них новички заводили полезные знакомства, а старички чуть ближе узнавали проблемы друг друга», — вспоминает генерал ФСБ запаса.

После удачно проведенного саммита глав государств СНГ в 2001 году, который ФСО организовывала совместно с ФСБ и Управлением делами президента (УДП), на энергичного офицера Лопырева обратил внимание президент. Лопырев всего за несколько лет миновал ступень полковника и получил звание генерал-майора, возглавив созданную вместо Черноморского управления Службу охраны ФСО на Кавказе (СОК). «Так Гена вошел в неофициальный «клуб одиннадцати» — ровно столько генералов МВД, ФСБ, ФСО и прокуратуры работали тогда в Сочи.

Держа коллег на расстоянии, Лопырев между тем старался сблизиться с теми, от кого зависело его продвижение по службе. Для этого он перенес поближе к президентской резиденции в «Бочаровом Ручье» базу СОК, освободив старые помещения в Мацестенской долине под нужды технических служб, ремонтных мастерских и гаража.

Конфликт с безопасниками

А вот 8-му отделу оперативного управления ФСО, осуществлявшему контрразведывательное обеспечение в СОК, места возле главы государства не хватило. В результате особисты расквартировались в помещениях главного здания Службы на улице Горького и в помещениях санаторно-курортного комплекса «Русь», подведомственного УДП. Так генерал избавлялся от лишнего внимания кураторов, но вместо этого только привлек его. Пожалуй, с тех пор между ним и собственной безопасностью (8-й отдел ОУ ФСО) началось противостояние. 

Периодически конфликт между вверенной Лопыреву службой и коллегами-особистами выливался во взаимные претензии, которые предлагалось разрешить высокому столичному руководству ФСО. «Первым пострадал начальник оперативного отдела Виктор Зверев. Всего за один год он собрал на Гену столько информации, что готовился получить звезду на погоны», — вспоминает бывший сослуживец Лопырева.

Но в центральном аппарате ФСО рассудили иначе: в отставку отправили самого Зверева — «за предоставление недостоверной информации, компрометирующей генерала Лопырева». Бывшие оперативники отдела собственной безопасности ФСО уверены, что истинной причиной такого кадрового решения стали личные отношения между Геннадием Лопыревым и директором ФСО Евгением Муровым. «Надо было видеть, как они общались в ходе личных визитов директора. Гена с руководителем хоть и вел себя подобострастно, как и положено подчиненному с начальником, но при этом имел право на свое мнение, а не только на поддакивание», — рассказывает один из них. «И часто к его мнению Муров прислушивался», — подтверждает другой.

Сменивший Зверева на посту начальника отдела собственной безопасности ОУ ФСО в СОК офицер Ковалев более двух лет игнорировал жалобы петербургских предпринимателей, поступавшие на руководство Службы охраны ФСО на Кавказе и лично Геннадия Лопырева. Несколько жалоб на действия Лопырева даже поступили от правозащитников и экологов и касались строительства объекта в Геленджике, спустя годы получившего кодовое название «дача Путина».

Кто-кто в "тереме" живет?

Как вспоминают бывшие офицеры ФСО, первоначально этот объект было поручено возводить подведомственному УДП ФГУП «Дагомыс», которое получило из федерального лесного фонда земельный участок размером 74 гектара в селе Дивноморское (разделенном ущельем с поселком Прасковеевка) под строительство молодежно-спортивного центра круглогодичного действия. В дальнейшем участок оказался на балансе принадлежащего УДП дома отдыха в Туапсе («Голубая бухта»), через который и началось финансирование строительного проекта.

«Предполагалось, что будет построена небольшая резиденция с одной вертолетной площадкой и домом для обслуживающего персонала. Бывший управделами президента Владимир Кожин прямо на участке договаривался с руководством финской строительной компании HONKA о строительстве большого терема. Кожин доложил президенту, что это обойдется в 400 млн рублей. Но когда посчитали все издержки — спецсвязь, подъездные пути, помещения с дополнительной защитой — сметная стоимость возросла до 3 млрд рублей. Тогда Кожин испугался идти второй раз к президенту.

И распоряжением Владимира Кожина проект строительства резиденции был передан в ФСО, директор которой Евгений Муров поручил реализацию проекта своему заместителю Александру Колпакову. Последний привлек для выполнения работы структуры Спецстроя, за которые отвечал Николай Аброськин. В 2014 году, когда планировавшийся «терем» вырастет в целый дворец с тремя вертолетными площадками, Колпаков и Аброськин станут руководителями УДП.

Геннадий Лопырев, будучи главой Службы охраны ФСО на Кавказе, осуществлял контроль графика строительства объекта в Геленджике. «Материально-товарные ценности и денежные средства через него не проходили, но объект находился на подведомственной ему территории, от подписи Лопырева зависели как минимум темпы строительства», — подчеркивает бывший сослуживец генерала.

Одновременно с развитием Бочарова Ручья поблизости от резиденции началась хаотичная застройка, которую в частности выполняли структуры, близкие к семье тогдашнего главы сочинской администрации Валерия Латышева. «Гена охотно согласовывал строительство, но для внешнего мира оставался все тем же простым офицером.

На аскетичный образ жизни Лопырева указывают и бывшие офицеры оперативного управления ФСО. «Ни разу нам не удалось проникнуть в его квартиру. Даже когда ее ограбили, он не стал привлекать 8-й отдел, а напрямую давал распоряжения сочинскому УВД. При этом его сын, приезжавший к отцу в Сочи на выходные и праздники, всегда останавливался в гостиницах», — рассказывает один из них.

Жизнь по чужой кредитке

Тщательная конспирация, по словам собеседников, была нарушена в 2009 году, когда Геннадия Лопырева впервые увидели в компании совладельца холдинговой компании «Форум» Дмитрия Михальченко. Лопырев, как сегодня шутят офицеры, принял участие в получении Михальченко статуса миллиардера.

«Михальченко как-то приехал с идеей: а давайте создадим в рамках службы [ФСО] единую компанию и будем делать работу для президента. Что надо — ​построим, что надо — ​отремонтируем».

Идея Дмитрия Михальченко была воплощена именно в Сочи, где подведомственное ФСО ФГУП «АТЭКС» (которое возглавил менеджер холдинговой компании «Форум» Андрей Каминов) получило первые контракты от Службы охраны ФСО на Кавказе. Изначально ФГУП «АТЭКС» выполняло незначительные работы по эксплуатации охраняемых объектов, но уже в 2011 году превратилось в генподрядчика строительства и реставрации крупных президентских объектов. В августе 2011 года «АТЭКС» заключил с СОК государственный контракт на сумму около 858 млн рублей на строительство комплекса объектов президентской резиденции «Бочаров Ручей», передав значительную часть объема субподрядным организациям.

К выполнению работ были привлечены до десяти компаний, среди которых оказалось и ООО «Альянс ХХI век». Должностным лицам этого ООО в банке были эмитированы дебетовые карты, на которые они зачисляли оговоренную с руководством СОК сумму. «Однажды, например, удалось установить, что Лопырев использовал чужие банковские карты во время своей поездки во Франкфурт», — рассказывает бывший офицер оперативного управления ФСО, добавляя, что после предоставления этой информации в центральный аппарат службы поступил приказ «ее уничтожить».

Период 2011–2014 годов, в который через СОК проходили наибольшие денежные объемы на выполнение работ в «Бочаровом Ручье», с точки зрения компромата стал настоящим подарком для контрразведчиков.

«По одним и тем же сметам выполнялись разные работы. Сметы задваивались, затраивались… Иногда на укладку одной и той же плитки СОК удавалось отвлечь до 400% стоимости. При этом объяснение всегда было одно: а вот президенту не понравился этот цвет, а вот тут ему фасон не понравился. При этом многим было ясно, что президент в быту неприхотлив — на цвет-то он точно жаловаться никогда не станет. Но Лопыреву тем не менее в руководстве ФСО верили — на новый отчетный период деньги на выдуманные им расходы всегда предусматривались», — жалуется бывший сотрудник ФСО.
Знакомый и сослуживец Лопырева в ответ на это лишь смеется: «Да никого не интересуют такие мелочи. Аппаратный вес у Гены был достаточен, чтобы ему прощались эти шалости. Другое дело — личное отношение президента, которым он зло­употреблял».

Близость к первому лицу

Даты приезда главы государства в Сочи были отмечены в календаре Геннадия Лопырева красным цветом. «Он лично встречал президента у трапа борта № 1. Потом провожал его на завтрак и к бассейну, устраивал обход резиденции, учтиво интересовался пожеланиями. «Маловат бассейн? К следующему приезду исправим».

Свою близость к первому лицу генерал всячески подчеркивал не только во время визитов президента. «Идет межведомственное совещание. Гена хватает «внезапно» зазвонивший телефон: «Да, Владимир Владимирович, слушаю. Сейчас буду!» — и выскакивает под вздохи коллег, которые уже прекрасно знали, что президент ему не звонил и вряд ли когда-либо звонить будет. Вот такой Гена», — вспоминает сослуживец.

В отличие от работников оперативного управления ФСО, с руководством Службы безопасности президента и личными адъютантами главы государства Геннадию Лопыреву всегда удавалось найти общий язык. По словам его сослуживцев, в некоторых ситуациях Лопырева даже будто бы «прикрывал» нынешний губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов, долгие годы курировавший в ФСО спецсвязь.

«Муровские» и «золотовские»

Однако с некоторыми у него все же возникали конфликтные ситуации. Наиболее трудными можно назвать отношения Лопырева с бывшим адъютантом президента Дмитрием Кочневым. Свою военную службу оба начинали прапорщиками, но эта редкая для нынешних высокопоставленных офицеров деталь их нисколько не породнила. «Наоборот, даже какая-то ревность возникла. Их отношения в какой-то мере стали индикатором возникшего явления в ФСО — когда люди делились на «муровских» и «золотовских». Кочнев был подопечным Золотова (ныне — глава Росгвардии)», — рассказывает отставной офицер ФСО.

Катализатором неприязненных отношений, по словам собеседника, стал инцидент во время летнего отпуска Кочнева, когда адъютант поехал на отдых в Дагомыс с семьей. «Адъютанты уходят в отпуск тогда же, когда и президент, то есть в августе. В это время тяжело разместиться в санатории и получить служебный транспорт. Всем обычно помогает Служба охраны ФСО на Кавказе. Так вот, Кочневу почти всегда не находилось транспорта. Лопырев делано разводил руками: «Извини, старик, на тебя ничего нет». Это некрасиво, конечно. Какие бы ни были личные отношения, офицерскую взаимовыручку никто не отменял».

После того как Кочнев сменил Виктора Золотова на посту начальника Службы безопасности президента, Геннадий Лопырев безуспешно пытался восстановить отношения.

С истекшим сроком годности

В конце весны 2016 года Евгений Муров покинул пост директора ФСО. Отставка многолетнего руководителя службы проходила на фоне расследования громких уголовных дел в отношении Дмитрия Михальченко и менеджеров его холдинговой компании.

Новым директором ФСО был назначен Дмитрий Кочнев, который на первом же общем собрании перечислил фамилии генералов, приказы об увольнении которых уже были подготовлены администрацией президента.

Практически все из названных Кочневым послушно передали дела своим преемникам, предусмотрительно подав рапорт об отставке. Единственным человеком, не смирившимся с позицией нового руководителя, оказался генерал Лопырев. По словам сослуживца и знакомого Лопырева, решение генерал принял самостоятельно — без консультаций с прежним руководством.

«Гена постоянно бурчал: «Меня президент по имени называет. Он меня видит раз в три месяца, ценит меня, знает мою семью». В общем, он всерьез задумал пожаловаться президенту на Кочнева… Не знаю, кто его в этом убедил, но близкие Гену предупреждали: «Ты видишь президента раз в три месяца, а он [Кочнев] — каждый день». В общем, Гена так и не понял, что у каждого есть свой срок годности».

В конце августа прошлого года в Сочи прибыла комиссия из центрального аппарата ФСО — с ревизией финансово-хозяйственной деятельности Службы охраны на Кавказе. Перед тем как обнаружить значительные нарушения, генералу Лопыреву дали еще один шанс на добровольное сложение своих полномочий. Но он им не воспользовался.

В ноябре сотрудники УСБ ФСБ и 8-го отдела ОУ ФСО задержали Геннадия Лопырева в его кабинете в Бочаровом Ручье по подозрению в получении им крупных взяток от представителей подрядной компании «Альянс ХХI век».

А когда оперативники ворвались в квартиру генерала Геннадия Лопырева, как сообщает "Новая газета", то поначалу подумали, что попали в сувенирную лавку. На стенах и в углах комнат находились картины художников-авангардистов, столы и тумбочки были захламлены статуэтками из стекла и редких пород камней, на столах были разбросаны старинные кинжалы. «Не квартира, а музей «Поле чудес», — смеется сотрудник ФСБ, объясняя, что весь этот скарб — не пригодившиеся подарки президенту, которые генерал ФСО по его настоянию вывозил за пределы резиденции «Бочаров Ручей».

И пока адвокаты собирали доказательства невиновности генерала, в прессе появились фотоснимки резиденции, сделанные с крыши находящегося неподалеку многоквартирного жилого дома.

Строительство этого объекта проходило более десяти лет и дважды прерывалось — сначала в связи с обращением городской пожарной службы краевого МЧС, а затем в связи с исковыми заявлениями жителей Сочи. Ключевым фактором его продолжения и окончания стало письмо за подписью начальника Службы охраны ФСО на Кавказе Геннадия Лопырева. Квартиры в этом доме разошлись между высокопоставленными работниками городской администрации, а весь верхний этаж выкупила семья ныне покойного вице-губернатора Краснодарского края Мурата Ахеджака.

И все бы ничего, но с крыши этого дома отлично «простреливались» вертолетные площадки в президентской резиденции. Фотографии этих площадок были продемонстрированы главе государства в самый подходящий момент — после назначения Дмитрия Кочнева новым директором ФСО.

Подписывайтесь на канал "Ленинградской правды" в Telegram

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru