Rambler's Top100
Лениградская Правда
14 ДЕКАБРЯ 2017, ЧЕТВЕРГ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Заначки Ходорковского
21.01.2014
За банкротство ЮКОСа отвечал назначенный в 2006 году с подачи «Роснефти» временный управляющий Эдуард Ребгун, владелец консалтинговой компании «Бизнес-Лоция». С учетом масштабов ЮКОСа операцию по банкротству компании он провел молниеносно: финансовый анализ занял четыре месяца, после чего Ребгун пришел к выводу, что восстановить платежеспособность ЮКОСа невозможно. План менеджеров компании по реструктуризации задолженности управляющий отверг. За время конкурсного производства он продал более 360 предприятий компании, удовлетворив требования кредиторов (главные — ФНС и «Роснефть») на 873 млрд рублей. Компании, аффилированные с GML, в реестр кредиторов не попали. В ноябре 2007 года ЮКОС (в инфографике «Наследство ЮКОСа» — Yukos Oil Company) был исключен из единого реестра юридических лиц.

Но одну задачу Ребгун решить не смог, как ни старался: продав российские предприятия ЮКОСа, он не сумел добраться до зарубежных активов банкрота, о размере которых ходили легенды. Тот же Ребгун в ходе процесса над Ходорковским и Лебедевым свидетельствовал, что на зарубежных счетах ЮКОСа осталось $9,6 млрд нераспределенной прибыли — как накопилась такая сумма, он не уточнял. Генпрокуратура России в 2004 году объявляла об аресте счетов бенефициаров ЮКОСа в Швейцарии на $5 млрд, но сами бенефициары, включая Ходорковского, эту информацию опровергали. По их данным, в Швейцарии были арестованы в основном активы траста Veteran Petroleum, главным из которых были 10% акций ЮКОСа (сам траст был создан для поддержки сотрудников нефтяной компании). Из всех компаний, связанных с ЮКОСом, суммы, сопоставимые с названной Ребгуном, встречаются только в отчете нидерландской Financial Performance Holdings. В 2005 году эта компания оценивала стоимость своих активов в $8,1 млрд. Большую часть этой суммы составляла задолженность ЮКОСа. В том же году два офшора ЮКОСа (Glendale и Yucos Capital S.a.r.l.) отчаянно сражались за то, чтобы прорваться в реестр кредиторов компании (их общие требования к ЮКОСу превышали $7,4 млрд), но российские суды быстро заблокировали их попытки. В итоге уже в 2006 году Financial Performance списала большую часть этой дебиторской задолженности в убыток.

Отчетность GML включает показатели только головной компании и не дает ответа на вопрос, были ли миллиарды в распоряжении ее дочерних структур. В последнем из опубликованных отчетов говорится, что на июнь 2002 года у GML было $235 млн денежных средств и их эквивалентов, еще в $247 млн оценивались инвестиции в зависимые общества. Обязательства группы в виде подлежащих к выплате дивидендов не превышали тогда $12 млн. Реестродержатель Гибралтара по запросу Forbes предоставил последний баланс GML за 2011 год. Размер денежных средств уменьшился до $6,5 млн, стоимость всех активов (в основном это оценка инвестиций) составляла на конец года $262 млн, что примерно соответствовало долгам группы перед учредителями ($245 млн).

Чтобы получить более полную картину, Forbes по открытым источникам — доступные отчеты компаний, судебные решения — попытался восстановить структуру нефтяных и прочих активов группы и выяснить, какими средствами эти компании распоряжаются теперь. Мы запросили отчеты фирм GML за разные годы у реестродержателей во всех юрисдикциях, которые предоставляют финансовую документацию (держатели реестров острова Мэн и Британских Виргинских островов, к примеру, такой возможности не дают). Оказалось, что многие из компаний, входивших в GML, уже ликвидированы. Основной функционал оставшихся заключается теперь в бесконечных судебных разбирательствах с «Роснефтью» и другими выгодоприобретателями банкротства ЮКОСа. Суды идут в России, Великобритании, Нидерландах, Франции, США, Сингапуре, на Британских Виргинских островах — осколки ЮКОСа пытаются достать своих обидчиков во всех возможных юрисдикциях.

А вот миллиардов на их счетах не обнаружилось. «Их там и быть не могло, — парирует бывший главный юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов. — Основные доходы GML складывались из дивидендов ЮКОСа, а эти платежи были прозрачны».

По расчетам Forbes, бывшим менеджерам ЮКОСа в итоге удалось спрятать от Ребгуна и продать активы GML примерно на $2,3 млрд. Еще около $500 млн структуры ЮКОСа отсудили у «Роснефти» как правопреемницы по долгам бывших предприятий банкрота. Таким образом, оставшись совладельцем GML, Ходорковский мог бы претендовать примерно на $1,7 млрд. Из чего сложились эти цифры?

Продать и отсудить

Крупнейшими из активов ЮКОСа, которыми старался завладеть Ребгун, были акции литовского НПЗ Mazeikiu Nafta и доля в словацкой Transpetrol. Управляющий очень хотел включить эти компании в конкурсную массу и пустить с молотка. И ему это почти удалось — в 2007 году на одном из аукционов по реализации имущества ЮКОСа за 7,8 млрд рублей были проданы акции голландской Yukos Finance, бенефициара основных зарубежных активов банкрота, включая Mazeikiu и Transpetrol. Покупателем стала загадочная фирма «Промнефтьстрой» американца Стивена Линча. Ему достался билет на войну. Иностранные менеджеры ЮКОСа во главе с бывшим президентом компании Стивеном Тиди не собирались уступать оставшиеся активы банкрота ни при каких обстоятельствах. Для этого они придумали хитрую схему, переведя все имущество и обязательства Yukos Finance в ее же «дочку» Yukos International, а акции самой «дочки» — в специально созданный голландский траст (stichting). Взамен Yukos Finance получила расписки траста. Результатом этих хитросплетений стало то, что Линч как владелец Yukos Finance мог бы рассчитывать на распределение денег, спрятанных в stichting. Но выплачивать их или нет, решают руководители самого траста, а это бывшие «юкосовцы». Вскрыть «кубышку», в которой зависли деньги от продажи Mazeikiu и Transpetrol, через иностранные суды Ребгуну, Линчу и «Роснефти» не удается до сих пор. Но пока суды продолжаются, забрать эти деньги из траста не могут и бывшие акционеры ЮКОСа.

Аналогичную схему с трастом Тиди и его соратники применили к группе компаний, связанных с той самой Financial Performance, которая называла себя владельцем многомиллиардных долгов ЮКОСа. Суды вокруг этих активов, на которые претендует уже «Роснефть», также продолжаются до сих пор.

Еще одной мишенью экс-менеджеров ЮКОСа стали бывшие жемчужины банкрота — «Юганскнефтегаз», «Томскнефть» и «Самаранефтегаз». Голландская Yukos Capital S.a.r.l. уже 8 лет воюет в зарубежных судах за деньги, которые якобы одолжила предприятиям ЮКОСа до того, как они были проданы «Роснефти». Пока суды на ее стороне: в общей сложности Yukos Capital удалось взыскать с «Роснефти» $485 млн, еще на $160 млн получены положительные решения судов, а общая сумма претензий по старым долгам составляет около $2,5 млрд, говорит представитель компании Клэр Дэвидсон.

У партнеров GML были и другие активы кроме нефтяных. ЮКОС был центром их бизнес-империи, но помимо него группе принадлежал инвестиционный бутик, два банка, телекоммуникационные компании, химический холдинг и компания для сделок с недвижимостью. После ареста Ходорковского группа принялась лихорадочно распродавать все. «Когда это все завертелось с ЮКОСом, всем, кто был хоть как-то связан с Menatep, стало ясно, что эту связь нужно порвать — и порвать немедленно», — рассказывает бывший топ-менеджер одной из компаний GML.

Что осталось от бизнес-империи основателя ЮКОСа

Прежде всего GML избавилась от банков. В середине 2004 года менеджмент банков «Траст» и «Менатеп-СПб» во главе с председателем совета директоров Ильей Юровым выкупил права собственности на контрольные пакеты этих банков. Юров говорил, что сумма сделок составила около $100 млн. Следом пришла очередь холдинга «Фосагро». Menatep владела предприятиями химического холдинга на паритетных началах с экс-сенатором от Мурманской области Андреем Гурьевым, рассказывает один из бывших сотрудников группы. Гурьев и выкупил долю партнера. Узнать точную сумму сделки Forbes не удалось, но из-за многомиллиардных налоговых претензий к входящему в «Фосагро» мурманскому «Апатиту» за 50% холдинга потенциальные покупатели предлагали тогда не больше $150 млн, говорит собеседник Forbes. Страховщик «Прогресс-Гарант» также был продан менеджменту в 2005 году, источник «Ведомостей» называл сумму сделки $6 млн. В 2008 году Menatep закончила распродажу телекоммуникационных активов: российские разобрали АФК «Система», «Голден Телеком», «Нафта Москва» и другие, а европейский магистральный оператор GTS Central Europe достался консорциуму из шести западных инвестфондов. В общей сложности Menatep выручил от этих сделок около $350 млн, говорит близкий к группе источник. Выходит, что продажа всего бизнеса, не имевшего отношения к ЮКОСу, могла принести бенефициарам группы в сумме менее $700 млн.

Ни других крупных активов, ни многомиллиардных счетов у GML не осталось, уверяет представитель Невзлина. У каждого из бенефициаров есть собственные проекты, не связанные с группой. Михаил Брудно и Владимир Дубов вместе занимаются недвижимостью в США, Невзлин — портфельный инвестор и совладелец израильской газеты Haaretz — собирается издавать свой журнал. Многие компании GML сообщают в своих отчетах о подготовке к ликвидации. Но списывать со счетов саму группу пока рано.

Исход последней и, возможно, самой крупной битвы бывших владельцев ЮКОСа с Россией, по словам Невзлина, наступит до 30 июня 2014 года. К этому времени Постоянная палата Третейского суда в Гааге должен вынести решение по жалобе акционеров ЮКОСа, которая рассматривается с 2005 года. Размер претензий превышает $100 млрд. Если истцы выиграют, а государство откажется платить, они получат возможность арестовывать зарубежные счета и имущество Российской Федерации.

Разбирательство в Гааге, вернее, перспектива отсудить хоть часть заявленных $100 млрд, и есть сегодня основной актив GML, признается источник, близкий к одному из бенефициаров группы. Бывшие менеджеры ЮКОСа провели последние 10 лет, доказывая незаконность банкротства компании и сражаясь в судах со своими обидчиками, и теперь они рассчитывают на какой-то трофей. Если им удастся выиграть — неважно, $100 млрд или $2 млрд, — выиграют все акционеры ЮКОСа, объяснял Невзлин в интервью израильскому телеканалу. «В любом случае, — сказал он, — мы будем добиваться возврата этих средств в GML и дальнейшего распределения этих денег большому количеству миноритарных акционеров».

И только бывший главный владелец нефтяной компании Ходорковский остается в стороне от этого процесса — в обмен на отказ от каких-либо претензий он получил свободу.
Forbes, 21.01.2014

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru