Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 ОКТЯБРЯ 2017, СУББОТА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Абрамович: аукцион по "Сибнефти" был фикцией
2.11.2011
Роман Абрамович, продолжающий давать в Высоком суде Лондона свидетельские показания по иску Бориса Березовского, сегодня признал, что залоговый аукцион по «Сибнефти» фактически был фикцией.

Он подтвердил под присягой, что Березовский и его партнер Бадри Патаркацишвили сговорились с двумя другими участниками аукциона: в результате один из них выставил более низкую заявку, а второй свою отозвал. Это позволило им купить «Сибнефть» практически по стартовой цене — за $100,3 млн (при начальной цене $100 млн).

Отвечая на вопросы адвоката Березовского Лоуренса Рабиновича, Абрамович подтвердил, что истец мог договориться с банком «Менатеп» Михаила Ходорковского том, что последний подаст заявку чуть ниже предложения Нефтяной финансовой компании (НФК): «Березовский и Ходорковский вполне могли об этом договориться. Но все документы по заявке готовил Кагаловский (вице-президент Менатепа. — “Ведомости”)».

Абрамович также сообщил, что ключевую роль в отзыве более высокой заявки третьего участника аукциона, ОАО «Самеко», за которой стоял Инкомбанк, сыграл Патаркацишвили: «Да, его роль была бесценной в том, что касалось отзыва заявки «Самеко». По словам Абрамовича, если бы «Самеко» не отозвала заявку, ему пришлось бы выложить за «Сибнефть» не менее $217 млн, которых у него на тот момент не было.

Абрамович раскрыл детали спецоперации по нейтрализации заявки Инкомбанка. По его словам, он поехал в Самару, где располагалась «Самеко», за день до аукциона и вернулся только в день его проведения. При этом миллиардер признал, что приехал только после того, как Патаркацишвили договорился с «Самеко»: «Основные переговоры были проведены до моего приезда, но после пришлось еще доделать документы. Без Бадри Патаркацишвили ничего бы не получилось».

Сотрудник «Ведомостей» присутствовал на том аукционе и помнит активное участие Березовского. Формального отношения к заявителям он не имел, однако инструктировал людей, представлявших НФК. «Вот реальный покупатель «Сибнефти», — показывал на Березовского сотрудник банка «Менатеп», гарантировавшего заявку для Березовского. А во время неожиданного перерыва перед рассмотрением последней заявки Березовский на глазах у всех бросился в кабинет одного из руководителей Госкомимущества. После перерыва заявка конкурента — собственно «Самеко» — была снята под неубедительным предлогом. Комиссия получила письмо об отзыве заявки от гендиректора «Самеко», у которого не было на это полномочий от совета директоров. Березовский же принимал поздравления прямо в коридоре ведомства.
 
Отвечая на вопросы адвоката Березовского, Абрамович сообщил суду, что в феврале 1995 г. он договорился с истцом о выделении ему $30 млн в год на финансирование ОРТ и личные расходы. За это Березовский должен был помочь ему получить президентскую подпись под документами о создании «Сибнефти» и последующем выставлении ее акций на залоговый аукцион.

По словам Абрамовича, Березовский не считал себя обязанным помочь в поисках средств для аукциона по «Сибнефти». По правилам аукциона стартовая цена была $100 млн, нужен был депозит $3 млн. Претендент должен был быть банком или представить подтверждение, что у него на счетах есть более $100 млн свободной наличности. Аукцион выиграла Нефтяная финансовая компания (НФК), предложившая $100,3 млн, а кредит в размере этой суммы предоставил банк «СБС-агро». При этом Абрамович признал, что именно Березовский познакомил его с владельцем банка Александром Смоленским и помог ему «сформировать желание» помочь: «В остальном это был чистый бизнес». Для СБС это была большая сделка, «Сибнефть» с $1 млрд денежного потока стала его клиентом: карты, обслуживание денежных потоков и проч., пояснил миллиардер.

На замечание адвоката о том, что Смоленский на допросе в Генпрокуратуре в 2009 г. утверждал, что СБС финансировал сделку под личную гарантию Березовского, Абрамович ответил, что допрос у прокурора — очень неприятная процедура, а из ответа банкира видно, что он очень нервничал. Не все сходится в его заявлениях, поэтому я бы не очень полагался на эти его слова, добавил Абрамович. При этом он отметил, что СБС фактически был лишь «платежным агентом». Деньги, которые СБС перечислил правительству, были полностью обеспечены средствами, которые «мои компании» держали у банка на депозите, пояснил он. Точно так же Абрамович опроверг слова гендиректора «Ноябрьскнефтегаза» Виктора Городилова, считавшего Березовского наряду с Абрамовичем реальным владельцем «Сибнефти», о чем он сообщил на допросе в Генпрокуратуре. Городилов покинул «Сибнефть» после приватизации и его заявления основаны на сообщениях прессы, ответил Абрамович. Он может все не помнить, ему 70 лет было, а он говорит о том, что было 15 лет назад, добавил миллиардер.

По словам Абрамовича, кредиты НФК дали «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ, на базе которых президентским указом и была создана «Сибнефть», а также его компания Runicom ($17 млн) и еще несколько структур. Еще $3 млн НФК заняла у Российского промышленного банка. Кредит, по словам Абрамовича, был возвращен через месяц. В свою очередь «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ привлекли деньги на Западе под залог своих долгосрочных экспортных контрактов. Займы организовал партнер Абрамовича Евгений Швидлер. Эти средства пришли в «Ноябрьскнефтегаз», а от него — через СБС — правительству, обрисовал схему Абрамович. Отвечая на вопрос адвоката, почему госкомпании согласились дать ему деньги, Абрамович ответил, что он договорился с их руководством: они были заинтересованы в том, чтобы это сделали мы, иначе это сделали бы другие. У меня были хорошие отношения с руководством, у нас был доступ к поставщикам нефти и нефтепродуктов, пояснил он. «Моя инфраструктура, трейдинговые компании, — все вместе позволяло с “Сибнефтью” получать большую прибыль. Без моих трейдинговых компаний приобретение “Сибнефти” само по себе не дало бы хорошего результата, потому что “Ноябрьскнефтегаз” был убыточен, добыча падала. И “Сибнефть” после ее создания долгое время была убыточна», — отметил Абрамович.
P.S. Установив контроль над «Сибнефтью», компании Абрамовича переключили на себя экспортные потоки. Фирмы группы Runicom выступали единственными покупателями нефти, которая продавалась за границу. А добывающая «дочка» «Ноябрьскнефтегаз» поставляла нефть на Омский НПЗ не напрямую, а через сеть компаний-посредников в закрытых административно-территориальных организациях. В трейдерских фирмах работали инвалиды. Схема обеспечивала налоговые льготы — компании платили налог на прибыль не по 35-процентной ставке, а по 5,5-процентной. Прибыль посредников в экспортных сделках могла достигать «сотен миллионов долларов», не стал отрицать Абрамович. А «Сибнефть» до 2001 года работала без прибыли.
«Компания получала ту прибыль, которую она должна была получать, налогов было меньше», — резюмировал Абрамович, а инвалиды были реальными и получали, по его словам, зарплаты.
Рабинович, ссылаясь на данные проверки Счетной палаты от 2002 года, утверждает, что деньги посредников переводились в панамскую компанию Palmex через Латвийский торговый банк (сейчас подконтролен Игорю Киму). Эта компания оформляла заказы на поставку бульдозеров, а потом отменяла их. Деньги возвращались в банк и находятся там сейчас, заметил адвокат Березовского. Абрамович признался, что, «возможно, Palmex» — это его компания.
Ведомости, 2.11.2011

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Россия, Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 55. Этот адрес в Приморском районе города давно стал именем нарицательным. Около трех лет назад в четырехэтажное здание на ул. Савушкина переехали несколько сотен человек, основная задача которых — пропаганда патриотических ценностей. Работа сотрудников «фабрики троллей», предположительно созданной и спонсируемой петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, сводилась к написанию нон-стоп-комментариев под вымышленными именами в блогах и соцсетях в Рунете. В январе 2017-го вместе с телеканалом RT «Агентство интернет-исследований», одно из первых предположительных юрлиц «фабрики троллей», упоминались в докладе американских спецслужб о вмешательстве России в выборы президента США. А вскоре после избрания Дональда Трампа было создано несколько комиссий в конгрессе и Сенате, которые ведут расследования этого инцидента.
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru