Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 АВГУСТА 2018, ВТОРНИК
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
"Я вообще сторонник частной собственности"
19.03.2003
Когда в декабре 2002 г. РФФИ удалось разместить ADS на 5,9% акций "ЛУКОЙЛа" за $775 млн, эксперты оценили эту сделку как суперуспешную. Однако председателю фонда Владимиру Малину недолго пришлось ходить в героях.

Уже в конце февраля на заседании правительства глава Минэкономразвития Герман Греф публично обвинил его в непрозрачности процедуры торгов. А недавно приватизацией "ЛУКОЙЛа" заинтересовалась Госдума. Депутаты направили официальный запрос на имя премьер-министра Михаила Касьянова с требованием разъяснить, почему деньги от продажи акций нефтяной компании до сих пор не поступили в бюджет.

Владимир Малин утверждает, что ему нечего скрывать, ведь в задержке денег виноват не он, а Греф.

- Ответьте на вопрос парламентариев: где деньги?

- Мне уже не в первый раз приходится общаться с различными чиновниками по теме приватизации "ЛУКОЙЛа" через средства массовой информации. По-моему, это не совсем корректный вариант. Если депутатов действительно интересует вопрос, почему задерживаются деньги, не обязательно направлять запрос премьер-министру, сопровождая это скандальными заявлениями. Достаточно снять трубку и позвонить в РФФИ или направить запрос на мое имя.

Но ко мне депутаты не обращались, видимо, они преследуют не только те цели, которые изложены на бумаге. Что касается денег, то прежде чем перечислять их, нам необходимо было ликвидировать Компанию проектной приватизации (КПП) , которая выступала продавцом акций "ЛУКОЙЛа". Совет директоров КПП принял соответствующее решение еще в декабре, но протокол заседания был подписан только в конце февраля.

- А почему произошла такая задержка?

- Это вопрос не ко мне, а к председателю совета директоров КПП Герману Грефу. Разумных причин для этого я не вижу. Три члена совета - Владимир Милов, Белла Златкис и я, получив в декабре бюллетени, незамедлительно заполнили их и направили в совет директоров. Вопрос о необходимости ликвидации КПП был очевиден, другого, более эффективного пути никто не предложил.

Но тут [первый замминистра имущественных отношений Юрий] Медведев написал Грефу, что ему не все понятно и необходима очная встреча. После этого я неоднократно звонил в Минэкономразвития, спрашивал, нужна ли помощь, просил как-то ускорить процесс. А мне отвечали: "Ничего не нужно, сами разберемся". Видимо, разобрались только к концу февраля.

- А Грефу вы не пытались звонить?

- Я ему официальное письмо направил еще 14 февраля. И звонить пытался несколько раз, только он со мной разговаривать отказывался.

- Интересные у вас отношения. ..

- Вообще, у нас всегда были нормальные отношения. По-видимому, они осложнились в связи с тем, что решение о дате размещения ADS "ЛУКОЙЛа" было принято без Грефа. Я, честно говоря, не ожидал такой реакции: мы ведь делали общее дело, и все параметры сделки к тому моменту уже были согласованы. Мы их, надо отметить, не только выполнили, но и перевыполнили.

- Зачем же вы Грефа не предупредили?

- У меня, к сожалению, просто не было другого выхода. Предыдущая попытка продать ADS "ЛУКОЙЛа" показала, что, как только о сделке знают больше двух человек, утаить эту информацию становится невозможно. Чиновникам непременно нужно поделиться своими знаниями с журналистами.

Возьмите график котировок "ЛУКОЙЛа" в конце июля - начале августа, и вы увидите, как дешевели акции после публичных выступлений государственных деятелей, в том числе и Грефа. То есть чем больше народу знает о дате размещения, тем меньше шансов, что мы продадим акции по цене, которая нас устроит.

- Но вы же просили Касьянова запретить другим чиновникам комментировать сделку по "ЛУКОЙЛу"?

- Просил, и премьер дважды удовлетворял мою просьбу. Первое поручение членам правительства он дал еще два года назад, когда мы собирались размещаться на Нью-Йоркской фондовой бирже. Кстати, если бы мы размещались в Нью-Йорке, то после подобных высказываний нам вообще могли бы отказать в листинге. Второе поручение аналогичного содержания председатель правительства дал уже летом 2002 г. Не помогло.

К сожалению, удержать людей от высказываний невозможно. Этим, кстати, страдает не только российское правительство, но и все правительства мира. Поэтому в Лондон мне пришлось улететь тайно: в аэропорту встретил знакомого - представителя одного из западных инвестиционных банков, пришлось придумывать, что встречаюсь с консультантами сделки по "Славнефти". Просто детектив!

- Сумма сделки по "ЛУКОЙЛу" составила $775 млн. Но Алексей Кудрин еще в январе заявил, что в бюджет почему-то поступят всего 20,2 млрд руб. ($634 млн). Кому достанется более $140 млн?

- Как известно, указом президента нам было разрешено потратить на подготовку размещения до 10% от общей суммы сделки. Такие расходы обоснованы тем, что структура сделки подразумевала не только размещение пакета акций, но и получение полного листинга на Лондонской фондовой бирже. Мы сумели уложиться всего в 8% , т. е. немногим более $60 млн, при том что в подготовке размещения принимали участие более 300 человек.

У нас был договор с финансовыми консультантами - Morgan Stanley, с синдикатом банков, включающим Credit Swiss First Boston, с юридическими советниками и с "ЛУКОЙЛом". Все остальные деньги ($713 млн. - "Ведомости") пойдут в бюджет. Но часть этих денег будет перечислена в виде налогов, заплаченных КПП, а часть - как доход от приватизации "ЛУКОЙЛа". Видимо, Кудрин имел в виду только вторую часть (без налогов) , отсюда и расхождения в цифрах.

- Кстати, по поводу CSFB, как он снова оказался в сделке? Насколько я помню, РФФИ еще два года назад разорвал с CSFB контракт из-за того, что он параллельно консультировал англо-американскую BP по аналогичной сделке. Тогда еще был ужасный скандал, потому что BP обрушила рынок, и размещение госпакета пришлось отложить.

- На этом настоял Герман Греф, как председатель совета директоров КПП. Чем он руководствовался, я не знаю. Он еще предлагал, чтобы у CSFB был такой же договор, как у Morgan Stanley. Мы вообще много дискутировали по этому поводу, но в результате включили CSFB в синдикат, учитывая, что он является крупным оператором на рынке акций "ЛУКОЙЛа".

К сожалению, они думали до последнего момента, соглашаться или нет. В конце концов согласились, но количество заявок, привлеченных ими, оказалось незначительным, самым маленьким среди членов синдиката.

- Где сейчас находятся средства, полученные от продажи "ЛУКОЙЛа", и как скоро они поступят в бюджет?

- Деньги находятся на счетах Компании проектной приватизации в ВЭБе. На наш взгляд, это был единственный возможный вариант. Представьте, что было бы, если бы они лежали на счетах в каком-нибудь коммерческом банке. Большая часть суммы поступит в бюджет в мае-июне, так как около трех месяцев с даты официального объявления (4 марта. - "Ведомости") займет процесс ликвидации компании. Часть денег государство уже получило в виде налогов.

- А нельзя было как-нибудь более эффективно разместить $775 млн? Например, эти деньги могли бы лежать на депозите и приносить проценты. Или их можно было вложить в государственные еврооблигации.

- Во-первых, чтобы перевести эти деньги даже на депозит в ВЭБе, необходимо согласие совета директоров КПП. А он, сами видите, с какой скоростью решения принимает. Во-вторых, идея вложить деньги в госбумаги кажется мне несколько странной. Получается, что Минфин будет платить нам купон за те деньги, которые и так предназначались для бюджета. Это все равно что участие одной госкомпании в приватизации другой госкомпании.

- Насколько успешным вы считаете опыт международного размещения акций "ЛУКОЙЛа"? И может ли такой способ приватизации использоваться в дальнейшем?

- Я считаю, что это один из самых эффективных способов. Но он может применяться только для крупных акционерных обществ, сумма сделок по которым составит не менее $100 млн.

- Насколько я понимаю, после вступления в силу нового закона о приватизации процесс международного размещения акций российских компаний заметно упростился.

- Да, теперь это действительно проще. Такой способ приватизации прописан в законе, поэтому необходимость создавать новую "Комприватизацию", а потом ликвидировать ее отпадает. Необходимо только распоряжение правительства по каждому отдельно взятому объекту приватизации. После этого продажей акций будет заниматься непосредственно РФФИ, и таких сложных взаимоотношений с другими министерствами, как это было по "ЛУКОЙЛу", уже не будет.

- К сожалению, в собственности государства осталось не так много интересных компаний. Бумаги каких именно акционерных обществ, на ваш взгляд, могут быть размещены в виде ADR?

- Конечно, из всего, что осталось, больше всего под это определение подходит "Газпром". Более привлекательного способа для него просто не существует. Размещать "Газпром" на внутреннем рынке, я считаю, неразумно. Другой вопрос, что пока государство далеко от мысли о продаже акций "Газпрома" и вряд ли этот проект может состояться в ближайшее время.

- А "Связьинвест" можно продать путем размещения ADR?

- "Связьинвест" теоретически можно, но это менее привлекательно. Я считаю, что хорошим проектом в этом плане могла бы стать "Роснефть". Безусловно, не сейчас. Но если когда-нибудь правительство примет решение о ее приватизации, хотелось бы подготовиться к этому заранее. Ведь такая работа занимает достаточно много времени, по "ЛУКОЙЛу" на это ушло 2,5 года. И это при том, что нам все время приходилось поторапливать менеджеров компании.

- Как вы оцениваете идею менеджеров "Иркутскэнерго" разместить 15% минус одна акция компании в виде ADR? Может ли эта сделка состояться уже в этом году?

- Можно начать ее подготовку, но завершить - вряд ли, по тем причинам, о которых я уже говорил выше. Я подозреваю, что в "Иркутскэнерго" таких документов, которые требуются для получения листинга на Лондонской бирже, пока не существует. Там целую систему финансового контроля необходимо создавать с нуля. Но если правительство решит, мы готовы начать подготовку сделки. Лично я думаю, что бумаги "Иркутскэнерго" могут представлять интерес для инвесторов. Правда, не все с этим согласны.

- Какие крупные приватизационные проекты вы готовите в этом году? Насколько адекватной вам кажется оценка Минимущества, представители которого ранее заявляли о том, что доходы от приватизации в 2003 г. составят 51 млрд руб. ?

- Эта оценка не просто адекватна - она уже выполнена. В этом году нам пришли деньги от декабрьского аукциона по "Славнефти". Соответственно, мы уже сейчас перечислили в бюджет около 59 млрд руб. Добавьте к этому еще "ЛУКОЙЛ", деньги от которого поступят к лету. Так что этот год для нас уникальный: впервые в истории мы выполнили бюджетное задание до начала 2003 г.

- Но все-таки что с крупными проектами этого года? Наиболее подготовленный из них, наверное, продажа 17,8% акций Магнитогорского металлургического комбината? Минимущество оценивает этот пакет в $175 млн, а вы?

- Я никогда не комментирую вопросы цены до того, как ее установит комиссия на основании отчета официального оценщика.

- А какой способ продажи вы считаете наиболее оптимальным для Магнитки?

- Все будет зависеть от ситуации, которая сложится непосредственно перед продажей. Потому что для определения способа приватизации важны отношения между уже существующими акционерами. Если два крупнейших акционера (контролирующие в сумме более 65% ) договорятся, то, какой способ ни выбирай, результат будет известен заранее. Добиться цены, заметно превышающей стартовую, будет просто нереально. А вот если не договорятся, то тут возможны интересные варианты: выставишь акции на спецаукцион - будет борьба за блокпакет.

Такой метод очень оправдал себя при продаже "Кузбассугля": если бы не конфликт между потенциальными претендентами, РФФИ никогда не удалось бы продать акции по такой высокой цене. Выставишь акции на простой аукцион - тоже возможна конкурентная борьба.

- На прошлой неделе Браверман заявил, что правительство начинает приватизацию "Росгосстраха". Вы ожидаете большой конкуренции за эту компанию?

- "Росгосстрах" - не такой уж крупный проект, ничего особенного в нем нет. Просто приватизация этой компании изначально была довольно скандальной и потому привлекла внимание общественности. А так для нас это довольно рядовой объект.

- Ну не скажите. Вот "Базэл" не скрывает, что лоббирует продажу контрольного пакета акций "Росгосстраха". А нынешний менеджмент явно предпочел бы купить блокпакет. Как вы думаете, какой пакет будет в итоге выставлен на продажу?

- Сейчас в дополнительном списке стоит пакет 26% минус одна акция. Другого ничего сказать не могу.

- А каким способом будет продаваться "Росгосстрах"?

- Мы хотели бы провести открытый аукцион. Такой же, как по "Славнефти". Пусть приходят все желающие. Но окончательное решение, конечно, за правительством.

- Как вы считаете, "Связьинвест" стоит приватизировать в этом году?

- Я не могу это обсуждать, потому что есть распоряжение правительства, утверждающее, что его стоит приватизировать именно в этом году. Так что РФФИ в любом случае отработает эту тему. Другой вопрос, что если мы сочтем необходимым перенести продажу на 2004 г. , то выйдем с соответствующим предложением в правительство. Пока мы разослали крупнейшим западным банкам - тем, с которыми мы уже работали, и тем, кто имеет большой опыт на рынке телекоммуникационных услуг, - предложения по участию в этом проекте. Мы уже получили от них ответы и в ближайшее время выберем финансового консультанта сделки по "Связьинвесту". И потом уже консультант сделает маркетинг, поговорит с потенциальными претендентами и даст нам рекомендации, продавать ли "Связьинвест" в этом году и если да, то какой пакет. Не исключено, что ситуация будет, как со "Славнефтью", когда собирались продавать 19,68% , а в результате продали все 75% , находившиеся в собственности государства.

- А вы сторонник продажи "Связьинвеста" целиком?

- Я вообще сторонник частной собственности. Если бы у меня были другие взгляды, я бы здесь, наверное, не работал. Чем быстрее мы продадим госкомпании, тем быстрее промышленность, средства транспорта и связи начнут работать по-настоящему эффективно. Это касается практически всех компаний, хотя, конечно, есть и исключения.

- Могут ли на "Связьинвест" претендовать какие-то западные компании? Или инвестор может быть только российским?

- Я пока не знаю. Хотя на первый взгляд у западных телекоммуникационных компаний сейчас большие финансовые проблемы и им, похоже, не до "Связьинвеста". Другой вопрос состоит в том, хотим ли мы, в принципе, видеть иностранного инвестора в качестве покупателя акций "Связьинвеста".

- Некоторые агентства недавно сообщили, что неназванным миноритарным акционерам удалось опротестовать итоги приватизации "Славнефти" в народных судах. Вам что-нибудь об этом известно?

- Нет, у нас по "Славнефти" вообще не было никаких исков, кроме тех пяти, о которых мы сразу заявили (по двум из них на аукцион не были допущены структуры, учрежденные "дочками" "Роснефти". - "Ведомости"). О том, что якобы были определения судов, обязывающие РФФИ принять заявки "Роснефти", нам ничего не известно. И других бумаг из судов, по которым меня якобы оштрафовали, я тоже не видел.

- Как вы считаете, президент "Роснефти" Сергей Богданчиков может доставить вам какие-то реальные неприятности?

- Думаю, что всем, кому он мог, он уже пожаловался. А в принципе, вдумайтесь сами, что это за история, когда президент госкомпании пытается оспаривать в суде сделку, которую осуществляло государство. Это, я считаю, абсолютно недопустимо. Я уже не говорю о том, что государственная компания в любом виде вообще не должна участвовать в приватизации. Я не знаю, почему это не очевидно для руководства "Роснефти".

БИОГРАФИЯ.

Владимир Владимирович Малин родился в 1959 г. В 1982 г. 1982 - закончил геофак МГУ. Поступил на работу в Центральный институт научно-технической информации Минобороны, затем работал во Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном институте. Там же работал нынешний глава администрации президента Александр Волошин. В 1993 - 1995 гг. работал директором по фондовым операциям АО "Эста-корп", в 1995 - 1996 гг. - вице-президентом Федеральной фондовой корпорации, которые возглавлял Александр Волошин. В 1996 - 1997 гг. - заместитель председателя Российского фонда федерального имущества. С 1997 г. - первый заместитель председателя РФФИ. С 2000 г. - председатель РФФИ.
Ведомости, 19.03.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru