Rambler's Top100
Лениградская Правда
22 АПРЕЛЯ 2018, ВОСКРЕСЕНЬЕ
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
| |
все | лучшие за неделю | лучшие за месяц | лучшие за год


7
Термоядерная бомба на дне залива Северной звезды
опубликовал Kreo 30 дней 12 часов 46 минут назад
После авиакатастрофы над Паломаресом в январе 1966 года операция «Хромированный купол» была значительно сокращена. С 1967 года единственным заданием, которое продолжалось выполняться, было наблюдение за базой Туле.

Утром 21 января 1968 года с авиабазы Платтсбург на очередное патрулирование по плану «Hard Head» вылетел бомбардировщик B-52G. Командиром корабля был капитан Джон Хог. На борту, помимо пяти штатных членов экипажа, находились сменный штурман капитан Крис Кёртис и запасной (третий) пилот майор Альфред д’Амарио.

Третий пилот при взлёте занимал место штурмана-инструктора в кормовой части нижней палубы. Расследование инцидента, проведённое ВВС США, установило, что перед вылетом д’Амарио положил на вентиляционное отверстие системы отопления, под сиденьем, три поролоновые, обтянутые тканью подушки, а вскоре после вылета — ещё одну. Полёт проходил без происшествий, за исключением дозаправки в воздухе от танкера KC-135, которую пришлось произвести вручную в связи с неполадками автопилота.

Примерно через час после заправки командир приказал второму пилоту, капитану Леонарду Свитенко, смениться для отдыха, а майору д’Амарио занять его место. Поскольку в кабине было холодно, д’Амарио открыл клапан забора воздуха из воздушного тракта двигателя в систему отопления. Из-за технической неисправности горячий воздух от двигателя при поступлении в систему отопления практически не охлаждался, и вскоре в кабине стало очень жарко, а поролоновые подушки, сложенные под сиденьем, воспламенились. Запахло горящей резиной. Экипаж начал поиски источника запаха, и штурман, дважды осмотрев нижнюю палубу, обнаружил очаг возгорания. Попытки погасить пламя с помощью двух огнетушителей успехом не увенчались, и в 15:22, когда самолёт находился в 140 километрах от авиабазы Туле, капитан Хог передал сигнал бедствия и запросил разрешение на экстренную посадку.

В течение пяти минут все огнетушители на борту были израсходованы, электроснабжение отключилось, а кабина заполнилась дымом до такой степени, что пилоты не могли различать показания приборов. Командир корабля, поняв, что посадить машину не удастся, в 15:37 приказал экипажу покинуть самолёт. Четыре члена экипажа катапультировались, как только д’Амарио подтвердил, что самолёт находится непосредственно над базой. За ними последовали пилоты — сам Хог и д’Амарио. Второй пилот Свитенко, оставшийся без катапультируемого кресла, попытался покинуть машину через нижний люк, но получил смертельную травму головы. Остальные члены экипажа, хотя и выжили, получили при катапультировании травмы различной степени тяжести.

Неуправляемый самолёт некоторое время летел в северном направлении, затем развернулся на 180° и вскоре рухнул на лёд залива Северной звезды примерно в 11 км от взлётно-посадочной полосы базы. Удар вызвал детонацию обычного взрывчатого вещества в запалах всех четырёх бомб, и, хотя ядерного взрыва не последовало, радиоактивные компоненты оказались разбросаны по большой площади. Воспламенившееся авиационное топливо проплавило лёд, и обломки крушения ушли на дно океана.

Взрывы и пожар уничтожили большую часть обломков, разбросанных по участку длиной примерно 4,8 и шириной 1,6 км. Части бомбового отсека были обнаружены в 3.2 км севернее места падения, свидетельствуя, что самолёт начал разрушаться ещё в воздухе. Лёд в месте падения был пробит, образовалась полынья диаметром около 50 м. Южнее точки падения горевшее авиатопливо оставило почерневшее пятно 670 на 120 м, это зона была наиболее заражена разлившимся топливом JP-4 и радиоактивными элементами, включая плутоний, уран, америций и тритий, концентрация плутония достигала 380 мг/мІ.

Воздушная разведка места падения самолёта, произведённая практически немедленно, сумела обнаружить на льду только шесть двигателей, покрышку и мелкие обломки. Инцидент получил классификацию «Сломанная стрела» (англ. Broken Arrow), код, обозначавший происшествие с ядерным оружием, не создающее угрозу войны.

Американские и датские службы немедленно приступили к работам по очистке и дезактивации местности. Проект получил официальное кодовое название «Крестед Айс» (англ. Crested Ice, «Хохлатый Лёд»), и (неофициальное среди участников) — «Доктор Фризлав». Целью проекта было окончание работ до наступления весенней оттепели, чтобы предотвратить радиоактивное заражение океана.

Руководителем операции был назначен генерал ВВС США Ричард Ханцикер (англ. Richard Overton Hunziker). Для обеспечения круглосуточного режима работы в непосредственной близости от места падения был создан «Лагерь Ханцикера», состоявший из жилых иглу, электростанции, центра связи и вертолётного порта. Для сообщения с авиабазой были проложены две ледяные дороги. Позднее были установлены несколько сборных домиков, трейлер с оборудованием для дезактивации и общественная уборная.

Для контроля за дезактивацией людей и техники 25 января была установлена «нулевая линия» — граница зоны заражения размером 1,6 на 4,8 км (1 на 2 мили), внутри которой регистрировался альфа-распад. Операция проводилась в экстремальных погодных условиях, средняя температура воздуха была около −40° Цельсия, периодически опускаясь до −60°, скорость ветра доходила до 40 м/с. Поскольку авария произошла в период полярной ночи, работать приходилось при искусственном освещении, первый восход Солнца состоялся лишь 14 февраля.

При помощи грейдеров заражённый снег и лёд с места аварии грузились в деревянные контейнеры. Контейнеры складировались на площадке недалеко от авиабазы, а затем перегружались в стальные танки, которые морем отправлялись в США. Обломки водородных бомб отправлялись на завод Пантекс в Техасе для обследования, а танки для захоронения — на ядерный могильник Савана Ривер в Южной Каролине.

ВВС контролировали уровень заражения воздуха с помощью проверок респираторов. На 335 из 9837 собранных респираторов был зарегистрирован альфа-распад, но в пределах допустимых норм. Уровень заражения плутонием проверялся с помощью анализов мочи, причём ни в одной из 756 взятых проб следов плутония обнаружено не было.

Операция закончилась 13 сентября 1968 года, когда последний танк был погружен на судно, идущее в США. В общей сложности было собрано 2100 мі (55000 галлонов) радиоактивной жидкости и 30 танков с различными материалами, часть из которых также была заражена. К моменту окончания проекта в нём приняли участие 700 американских и датских специалистов, а также более 70 правительственных агентств США. Затраты на операцию оцениваются в 9,4 млн. долларов (58,8 млн. долларов в ценах 2010 года).

Всех, кто принимал участие в спасательной операции, поблагодарили, а дело закрыли, убрав в архив под грифом "секретно" на долгие 40 лет. Теперь установленный законодательством США срок секретности истек, и стало ясно, что Гренландия последние 40 лет живет на ядерной бомбе.

В действительности были обнаружены и извлечены из Ледовитого океана только три бомбы. А четвертый заряд так и не был найден. Об этом свидетельствует рассекреченное американское правительственное видео, полученное ВВС.

Для того, чтобы оставить комментарий к этому материалу, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru